Независимый Медиапрофсоюз Украины издал темник. Раньше, во времена правления жестокой банды, темники рассылались тайно, на то, собственно, они и были «темниками». Это инструкция, своего рода указание – как следует освещать то или иное событие, ту или иную персону

Когда говорят о темниках, речь о свободе слова не идет в принципе – журналистам указывают, что можно писать, а чего писать не стоит. Времена правления преступной банды в прошлом, все сейчас по-новому, даже темники модернизированы. Они стали… публичными и официальными.

Долой стыд, как говорится.

Читаем:

«Эти краткие рекомендации не являются обязательными к исполнению. Тем более мы не ставим целью ограничивать вашу свободу слова. Однако, если вы любите нашу страну и хотите, чтобы эта война скорее кончилась с минимальными последствиями для всех, просим их прочитать и действовать, согласно собственной совести».

Исполнять вовсе необязательно. Но если ты не исполняешь, значит ты, сука контрреволюционная, Родину не любишь.

«Эту памятку разработали опытные журналисты…»

Уже смешно. Это в Медиапрофсоюзе «опытные»? Ну, если под «опытом» подразумевать способность угадывать направление политического ветра или умение «вырвать» путевку в санаторий, то да. Опыта не занимать. 

Спросить бы у этих опытных – когда они в последний раз репортаж делали, когда грамотную аналитику писали? Грамотную, а не подмахивающую тем, кто сыплет из рога изобилия на придворных «независимых» медийщиков награды – медальки, грамоты да должности.

«Обязательно пройдите официальную аккредитацию в СБУ. Это позволит защитить вас в случае необходимости и отделить боевиков с поддельными удостоверениями от настоящих репортеров, занимающихся освещением боевых действий».

То есть создатели сего шедевра, те самые «опытные журналисты», всерьез считают, что на местах у силовиков имеются планшеты с выходом в некую общую базу аккредитаций? Как иначе проверить – кого задержали?

Если нет, то имеется в виду «зеленый билет», своего рода пропуск от СБУ. «Опытные» понимают, что человеку с такой бумажкой в зоне АТО могут сделать больно? Не понимают. Потому что они не понимают со всем своим опытом, что можно работать и по другую сторону АТО.

«По возможности не употребляйте даже слово «труп», заменяя его на «погибших», «убитых» или «тела». Деморализующее влияние вида покойников может дестабилизировать если не военных, то их родителей, которые сделают все, чтобы их сын не попал на фронт».

А вот не увидят родители по ТВ трупов, так подумают, что там все ок, не станут препятствовать поездке сына на войну. «Как обмануть родителей солдатиков», грубо говоря.

А после того, как сына родители отправят, может пригодиться и вот этот пункт:

«Не злоупотребляйте показом похорон погибших, если это не публичное резонансное лицо или похороны. Мы очень сочувствуем, но если не можем ничем уже помочь и репортаж не дает надежды — задумайтесь, стоит ли его давать на страницы газеты или в эфир?»

Не публичное лицо? Не значимая личность? Деревенский парень с оторванной миной головой? Не показываем.

Сочувствуем, конечно, и все такое… Но не покажем. Все отлично у нас, скоро возьмем Славянск, скоро всех террористов выметем поганой метлой. Не до похорон тут, не до депрессии.

Следуя такой логике, можно и трупы погибших в ДТП не показывать. Помочь-то уже ничем не можем.

«Если это возможно, не заканчивайте репортажи даже о поражениях  безнадежностью».

Сегодня погибли все на блокпосту Х. Но дети и родители погибших знают – умерли их близкие не просто так. Их имена  алмазными буквами будут внесены в список героев страны, которую они строили…

Это СССР. Этот темник писали те же люди, что протирали своими каменными жопами кресла в кабинетах при Хрущеве, Брежневе, потом – Андропове, Черненко.

Это все те же самые люди, что всю жизнь жрали в спецстоловых, ездили в спецсанатории по спецпутевкам.

«Не показывайте видео, которое в youtube выкладывает враждебная сторона. В России этим занимаются профессиональные пропагандисты. Если видео наших пленных или их звонков домой из плена появляется в сети — расчет на полную деморализацию тех, кто может сопротивляться в Украине».

Пленные – это уже плохо. Попал в плен – стыдно. Заметьте – уже начали появляться сказки о командире танка, который застрелил механика, а сам подорвался гранатой. Помните, где-то это уже было – «последним патроном».

Насчет youtube – дай волю этим коммунякам из медиапрофсоюза, они youtube вообще запретили бы. Как в развитых странах типа Северной Кореи.

«Если же вы делаете репортаж о пленных, ищите официальный комментарий лица, которое будет вести переговоры с террористами. Люди не должны думать, что проблема освобождения из плена полностью ложится на плечи родных».

Какая прелесть. А если не ведутся переговоры с сепаратистами об обмене, как это чаще всего и бывает? Если забили на собственных бойцов, то не говорить вообще о пленных?

«Если вы разоблачили проблему, связанную с обеспечением боевых действий , не давайте репортаж в эфир, пока не сможете рассказать о том, как эту проблему начали решать или хотя бы пообещали это оперативно сделать».

Пусть солдаты раздеты и разуты, пусть разворованы склады, пусть наживаются на смертях бойцов Коломойский и Ко – говорить об этом нельзя. Вернее, можно, если кто-то соврет на камеру, что «скоро проблему решим».

«На время боевых действий не давайте материалов о партийных разногласиях и распрях».

Правильно. Есть курс Партии, он ровный и четкий. Раньше это была КПСС, теперь есть курс Власти – правительства и президента. Шаг влево – попытка к бегству, прыжок на месте – провокация. Не отклоняйся от курса.

Долго этот понос резюмировать не хочется. Мерзко и противно. Построение общества Большого Брата, построение диктатуры, которой не видела наша страна за 23 года своей независимости, идет полным ходом…

Анатолий Шарий, Новости Украины – From-UA