Газовые «реверсы» продолжают работать. Что это — газовая война или компромисс?

Газовые «реверсы» продолжают работать. Что это — газовая война или компромисс?

По итогам сентября «Газпром» сократил экспортные поставки на 35%, до 11,571 млрд кубометров (судя по контексту, по отношению к тому же периоду предыдущего году). Для так называемого ближнего зарубежья снижение составило 3,8 млрд (с 5,6 до 1,8 млрд), т.е. экспорт фактически уменьшился за счет традиционного украинского импорта. В дальнее зарубежье поставки уменьшились с 11,1 млрд до 8,7 млрд.

Причины этого снижения понятны, хотя могут объясняться самыми различными факторами. Во-первых, и ограничением реверсных поставок на Украину. Во-вторых, и это мы недавно обсуждали, возможно, здесь видим новую политику «Газпрома» в отношении ограничений предложения контрактного газа с тем, чтобы воздействовать на биржевые цены в Европе. При росте биржевых цен и «реверсы» будут выглядеть не столь привлекательно. Кроме того, не следует забывать, что газовые хранилища уже набиты почти подзавязку, что также могло бы оказывать давление на цены при прежних объемах экспорта.

Так или иначе, для нас сейчас интересней, что, несмотря на принятые меры, пока «реверсы» все же работают. Польша заявила о возобновлении (после небольшого перерыва) своих поставок. Хотя ограничения российского экспорта для этой страны продолжаются, объемы компенсируются ростом поставок из других источников.

«Реверс» — словацкий, газ — европейский

Но главное реверсное направление — Словакия. После того, как 1 сентября был открыт маршрут (максимальная мощность 27 млн кубометров в сутки или около 10 млрд кубометров в годовом исчислении), около 25 млн кубометров в сутки Украина стабильно получает по этому направлению.

На подобном фоне Словакия заявляет, что ей не хватает до 50% российского газа, страна даже заключила договор с E.On на поставки до 2 млн в сутки для компенсации дефицита. А также проводит дополнительные закупки на спотовом рынке.

Смущать это не должно, ведь прямой связи здесь нет. Дефицит газа в Словакии можно рассматривать в рамках общей установки на ограничения поставок до минимальных контрактных объемов. Эти ограничения, кстати, помимо участвующих в реверсе стран уже коснулись и Румынии. А вот газ на Украину по словацкому реверсному направлению может поставляться любыми участниками европейского газового рынка (как и первые «реверсы» из Польши проводила немецкая RWE). Об этом говорят и несопоставимые объемы словацкого реверса с внутренним спросом страны – 25 млн кубометров в сутки, в то время как сама Словакия выбирает сейчас 10-15 млн кубометров.

Напомним, что особая роль Словакии в «реверсах», да и вообще в транзите, связана с тем, что ГТС этой страны соединяет основные мощности украинских транзитных газопроводов с крупным европейским газовым хабом в Австрии (Баумгартен).

Можно было бы сделать вывод, что в ближайшее время — с началом отопительного сезона в европейских странах и в случае продолжения «Газпромом» политики ограничений — реверсные поставки сойдут на нет. Но ситуация внезапно изменилась.

Фактор Норвегии

Тут следует обратить внимание на широко разрекламированный в конце прошлой недели контракт «Нафтогаза» и норвежской Statoil. Параметры его не афишируются, по некоторым сведениям, это может быть 4 млрд кубометров в течение года. Известно, что контракт небольшой и относительно краткосрочный, хотя понятия эти очень размытые. Поставки начались первого октября и будут идти через Словакию. Напрямую или через различные своповые (обменные) схемы – неясно.

Но как будут проходить поставки, не так важно. А важно, что в европейской газовой системе появился дополнительный газ, который фактически может компенсировать газпромовские ограничения. Норвегия, таким образом, все же «впряглась» за Украину, да и за весь Евросоюз в этом споре.

Нужно, однако, помнить о желаниях и возможностях Норвегии в газовой сфере.

С одной стороны, Норвегия уже неоднократно заявляла, что не может сильно помочь зимой со своим газом. Речь, правда, шла в первую очередь, о замещениях российского газа в случае полной остановки российских поставок по тем или иным причинам. Известно, что норвежские промыслы зимой работают на своем пределе. А газопроводы зимой загруженыполностью, если, по крайней мере, верить руководству страны.

Кроме того, большая часть норвежских поставок привязана к биржевым ценам, рушить которые своими дополнительными поставками ни к чему.

С другой стороны, помочь своим газом Норвегию могли так сильно попросить, что отказаться не получилось. Что касается технических возможностей, то уже сейчас она может воспользоваться своими «пиковыми» мощностями. То есть, в «промежуточные» осенние погоды нарастить добычу до традиционных зимних объемов, и тем самым компенсировать ограничения поставок со стороны «Газпрома».

То есть, проблема никуда не делась, но последние события говорят в пользу того, что торг может продолжаться дольше, чем ожидалось – вплоть до морозов, когда все системы будут работать на пределе, и Норвегия не сможет компенсировать возникающий дефицит.

Транзитные ограничения

Еще один интересный аспект, который стоит обсудить – курс на уменьшение объемов транзита по украинскому направлению.

Если мы посмотрим на главный западный пункт приемки-сдачи газа на границе со Словакией (Вельке-Капушаны), то здесь сейчас ежедневная прокачка находится на уровне 50 млн кубометров (с учетом реверса в 25 млн получается вообще всего 25 млн «чистыми»). И это при том, что год назад здесь ежедневно проходило 150-200 млн кубометров. Частично компенсируется снижение прокачки увеличением поставок через Чехию (Ланжгот, см. рисунок). Здесь сейчас проходит свыше 40 млн кубометров в сутки в сторону Словакии, хотя обычно газ в этой точке шел в противоположном направлении (в Чехию).

И если только по словацкому направлению раньше проходило 150-200 млн кубометров, то сейчас по данным «Укртрансгаза» Украина транспортирует всего около 120 млн кубометров ежесуточно. Из которых – 50 в Словакию, понемногу в Польшу и Молдову.

Два других крупных направления, это ГИС Берегово (в Венгрию, около 25 млн кубометров в сутки), и южное направление, ГИС Орловка (37 млн кубометров в сутки), где газ идет через Румынию и Болгарию преимущественно в Турцию. Здесь «Газпром» пока никак не может компенсировать снижение транзита ростом по другим направлениям. Но в этом ключе интересно недавнее заявление «Газпрома» о планах по увеличению мощности «Голубого потока» (напомним, что это проложенный по дну Черного моря газопровод в Турцию) с 16 до 19 млрд кубометров.

Источник

%d такие блоггеры, как: