«Нет ничего важнее мира», — Андрей Черкасов

«Нет ничего важнее мира», — Андрей Черкасов

26 октября 2014г. состоятся досрочные выборы народных депутатов Украины. Вы будете голосовать за списки партий и кандидата по мажоритарному округу. От Вашего выбора зависит Ваше будущее и будущее нашей страны. Просим Вас внимательно читать программы кандидатов с тем, чтобы не ошибиться при голосовании.

Для того, чтобы помочь Вам определиться со своим выбором, предлагаем Вам интервью с кандидатом в народные депутаты Украины по 114 избирательному округу Черкасовым Андреем Владимировичем.

Конечно, идеально задать все вопросы при личной встрече с кандидатом или его агитаторами, но округ у нас очень большой (6 районов), а сроки агитации – чуть больше месяца. И любой из кандидатов вряд ли успеет объехать все села и поселки округа и провести везде встречи. С другой стороны, интервью в газете и ответы на самые неудобные вопросы позволяют лучше узнать кандидата и понять – тот ли это человек, который достоин представлять своих земляков в Верховной Раде Украины. Для удобства читателей, мы решили интервью разбить на части, чтобы лучше понять – а кто же наш кандидат, из какой он семьи, каков его жизненный опыт, что умеет, каковы его взгляды на развитие Украины?

Знакомьтесь, Черкасов Андрей Владимирович, доктор экономических наук, профессор. С 2006 г. – депутат Луганского областного совета (Беловодский район). В недавнем прошлом – директор Луганского областного центра занятости, до 2012 г. – заместитель Министра труда и социальной политики Украины, председатель Государственной инспекции Украины по вопросам труда. Возраст – 50 лет, женат, воспитывает троих детей.

— Андрей Владимирович, первый вопрос может показаться неожиданным. Многие Вас знают, как решительного и смелого человека, который имеет свое мнение и никогда не прячется за спины других. Вы в мае в Харькове не побоялись призвать к ответу А. Авакова, в сентябре публично обратились к Президенту Украины, после того, как его советник Ю. Луценко оскорбил луганчан. Неужели Вам не бывает страшно?

— Страшно не бывает только глупцу или маленькому ребенку. Взрослый человек всегда должен понимать, где есть опасность. А вот не бояться ее преодолевать – эта черта характера мне досталось от родителей. К сожалению, их уже нет в живых. Но все, что у меня есть в характере, воспитано ими. Мой отец, Владимир Яковлевич, полковник, был настоящим офицером. Он защищал СССР во время вооруженного конфликта с Китаем у о. Даманский в 1969 г., воевал в Афганистане. Мама, Альбина Павловна, дочь комиссара погранотряда, который принял свой первый бой утром 22 июня 1941г. Мама была малолетним узником концлагеря с 1941 по 1944 г.г. в Литве. Мы с родителями жили и на Камчатке, и в Сибири, и на Дальнем Востоке, и в Германии. В Ворошиловграде отец служил дважды – с 1978 года. После выхода отца на пенсию, родители вернулись на Луганщину. На этой земле они и похоронены.

— Получается, в Вас военные корни. А у самого желания стать офицером не было?
— Сказать, что было – ничего не сказать. Я горжусь тем, что я сын, внук, правнук и праправнук офицеров. Могу сказать, что своих предков я знаю с 1826 года. Среди них были те, кто защищал Севастополь в 1855г., участвовал в освобождении Болгарии от турок, не минули нашу семью все без исключения войны ХХ века. От прапрадеда (он умер, когда мне было 2 года, почти в столетнем возрасте) хранятся фотография, перчатки и аксельбанты – в память о русско-японской войне 1904 года. По – этому, о другой профессии, кроме, как стать офицером, уже ребенком даже не думал. Но… после болезни был парализован и почти полностью потерял зрение. И это в 11 лет! Спасибо родителям и врачам, сначала смогли вновь поставить на ноги, а потом в Днепропетровской клинике профессора Дашевского за несколько лет восстановили зрение. Но о военной карьере пришлось забыть. Так что уже примерно в 7 классе я подбирал себе гражданские профессии и делал все, чтобы преодолеть болезнь.

— Хотя многие после таких проблем сдаются и признают себя инвалидами.
— Болезни бывают разными. Увы, в том числе и неизлечимыми. Но бороться нужно с самого начала и тогда появляется шанс. Главное — не сдаваться! Мне очень помогли поверить в себя мои родители и учителя. Да и одноклассники были рядом. Сегодня уже и не вериться, что я вообще не мог ходить и почти ничего не видел, а через годы выполнил норматив кандидата в мастера спорта по многоборью, получил спортивные разряды по легкой атлетике, стрельбе, плаванию, выиграл не одно соревнование. Именно преодоление трудностей с детства и закалило характер.

— Наш избирательный округ – чисто сельский. Крестьянский труд – это постоянное преодоление трудностей. А как Вы относитесь к сельскому труду?
— Я родился в маленьком поселке. Мама и папа закончили сельские школы. И я каждый год по 2-3 месяца проводил на каникулах у бабушек в селе. Конечно, это не круглогодичная сельская жизнь, но научился и коров пасти, и сено для них заготавливать. А прополка огорода соток в 60 или уборка картошки входили в «обязательные мероприятия» каждые каникулы. К слову, свой первый рубль я заработал в 10 лет на уборке вишни в совхозе. Думаю, что никто не скажет, что собрать хотя бы одно ведро вишни очень легко, а норма была 2-3 ведра в день. Считаю, что лучшей школы воспитания, чем воспитание трудом просто не существует.

-А в Вашей семье есть разделение на труд мужской и женский?
-Моя жена – коренная луганчанка, чьи предки жили в Славяносербском и Станично-Луганском районах. Естественно, к сельскому труду все приучены. А в селе всегда было разделение труда на мужской и женский. Сегодня многое условно. Естественно, если моя супруга любит готовить и делает это прекрасно, то мне на кухне остается разве, что посуду после еды помыть. Мне остаются дома все мелкие ремонтные работы – от замены лампочки до починки смесителя или розетки. Да и когда в нашей семье появился первый автомобиль – «Таврия», его обслуживание и ремонт тоже, естественно, было на мне.

— И получалось автомобиль ремонтировать?
— Тот, кто имел или имеет «Таврию», «Жигули» или «Волгу» должен или стать автомехаником, или держать машину под забором. Мне было легче, чем сегодняшним школьникам — после 10-го класса я вместе с аттестатом получил свидетельство об окончании учебного комбината и присвоении мне квалификации автослесаря 3 разряда. Для того, чтобы получить 3 разряд, я после уроков несколько месяцев работал в АТП. Плюс практика с отцовской «Волгой».

— Вы считаете, что получение рабочей профессии нужно и сегодня?
— Убежден, что это необходимо. Впоследствии я получил еще профессии каменщика, кровельщика и стропальщика, работал по этим специальностям в стройотрядах. Учась в ВУЗе, был сезонным рабочим в колхозе им. Кирова. Когда я возглавил Луганский областной центр занятости, убедился – человек должен овладевать новыми знаниями всю жизнь, постоянно совершенствоваться в своей профессии и, лучше, иметь их несколько. Тот, кто имеет в руках несколько профессий, более востребован на рынке труда и легче сможет найти себе работу.

— А своих детей как воспитываете?
— Старших сыновей практически также, как и меня воспитывали. Они многое умеют делать своими руками. Тем более, у родителей супруги есть с 1977 года свой дом в Станично — Луганском районе. Да и у моих родителей был дом в с. Макарово. Так что сыновья практически с рождения учились и огород вскапывать, и грядки пропалывать. Бабушкам и дедушкам выросли хорошие помощники. Младшая дочь (ей только 6 лет) тоже учится помогать взрослым.

— Вы довольны своими детьми и как они воспринимали, когда папа все время рос по должностям? Можно ли их назвать «мажорами»?
— Детьми очень доволен. Считаю, что старших мы с супругой воспитали хорошо, они стали достойными гражданами Украины. Так получилось, что между сыновьями и младшей дочерью у нас большая разница в возрасте – более 20 лет. Сыновья уже взрослые, самодостаточные люди. Старший закончил Киевский политехнический институт, работает в компании, связанной с компьютерными разработками. Младший закончил Луганский национальный и Краковский Ягелонский (Польша) университеты и сейчас заканчивает аспирантуру Луганского национального аграрного университета и готовится к защите кандидатской диссертации. Оба начали работать еще в школе, примерно с 16 лет. Где учиться после школы и будущие профессии выбирали сами, свободно говорят на нескольких языках. При этом в школе были обычными детьми с обычными школьными проблемами. На родительские собрания мы всегда с женой ходили, но на оценках детей мои должности не отражались, какие бы я посты не занимал. А когда я был назначен заместителем Министра труда и социальной политики Украины, это никак не отразилось на их жизни – они уже были взрослыми и жили отдельно от нас. Младшая же дочь пока гордится тем, что ее папа профессор (у других же детей такого нет) и всем одноклассникам говорит, что папа — областной депутат. Так что ни о каком «мажорстве» детей речь не идет.

— Андрей Владимирович, хотелось бы вернуться к теме, с которой мы начинали беседу – Вам за сегодняшнее будущее страны, нашей области, ее жителей не страшно?
— Конечно, страшно. Ведь, когда еще полгода назад мы желали друг другу мира, это носило скорее ритуальный характер. И мы не всегда понимали, почему 9 Мая наши ветераны всегда украдкой смахивали слезу. А теперь война досталась и нашему поколению, и поколению наших детей. И когда школьники рассказывают о том, как разрывается снаряд, чем отличается танк от БМП, понимаешь, что нет ничего важнее мира. Можно написать самую прекрасную программу на выборы, завалить избирателей подарками, наобещать с три короба, но не решив проблему установления мира в Украине, мы ничего не добьемся. Главное сегодня – мир в стране. Будет мир, все остальное сможем решить. Вместе!

%d такие блоггеры, как: