Обходные маневры запретов на валютном рынке в Украине. Галина Акимова

Обходные маневры запретов на валютном рынке в Украине. Галина Акимова
Не понятно, чем недовольны патриоты. Доллары – это ведь не наше, не украинское. Нужно свое любить. Гривну. Символ единой Украины. Но гривну никто хочет. То есть хотят импортеры, но по озвученному НБУ курсу в 12,95 грн./$. А экспортеры еще не сошли с ума продавать стратегический доллар по такой цене. В итоге вчера на межбанке к обеду было заключено три сделки объемом в… $40 тыс. Тем временем банки придумали способ обдирать клиентов – держателей банковских карт за счет конвертационной комиссии…
В сентябре валютные интервенции Национального банка составили $735 млн. Правда, больше половины из этой суммы ушло на покупку так называемого реверсного газа. Конкретно на поддержание курса гривны спустили $280 млн. Если разделить эту цифру на 30 дней, получится, что ежедневное вливание составило меньше $10 млн. Но так как Нацбанк ходил на биржу не каждый день, то выходило по $60 млн. Или по $30 млн. Даже разок было около $120 млн. В общем, капля в море. Бессмысленная и бесконечная, как битва за донецкий аэропорт.Откуда в Нацбанке берутся доллары? Это также не секрет – от МВФ и других международных финансовых организаций. Согласны ли они за свой счет оплачивать газ (не в России, так в Европе)? Теоретически не согласны, но практически их никто не спрашивает. Потому что других крупных источников снабжения долларами у нас нет, а газ закачивать надо. Тем более что деньги они нам дают в долг. И рано или поздно мы их все равно вернем.

А на что взятые займы в нынешней ситуации реально потрачены – на поддержание валютного курса, газ или на войну – это уже вопрос второстепенный. Потому как у газа нет отличительного национального признака, так и доллары, заплаченные за него, специальной пометки не имеют.

Вот и сейчас глава НБУ сообщила о предстоящей встрече с руководством Международного валютного фонда в Вашингтоне, в ходе которой будет обсуждаться вопрос восстановления промышленного потенциала Украины. Ура-ура! Нам снова дадут денег! Никогда не слышала, чтобы МВФ финансировал когда-либо и где-либо восстановление промышленного потенциала. Но Гонтаревой виднее.

Встреча с кредитором дает очередную надежду, что реальный курс стабилизируется. «Как только мы его (потенциал) восстановим, мы с вами однозначно уже можем говорить не о курсе 12,95 грн./$, а снова будем думать о курсе, как минимум, 11,70. Но для этого нам нужно время, и банкиры это хорошо понимают», – сказала Валерия Алексеевна. Сказала и обнадежила.

Покупатели поверили, что смогут купить дешевле. И замерли. Продавцы подумали, что надо продавать, пока дорого и… отправили деньги на черный рынок. В итоге по 12,95 грн./$ никто ничего по прежнему не покупал и не продавал, а вся динамика изменения курса происходила на черном рынке. Там курс колебался от 13,7 до 14,5 грн./$.

По сути, то, что делает сейчас Нацбанк, – это политика фиксированного валютного курса. МВФ всегда требовал ее отменить, а предыдущее руководство (команда Арбузова) упрямо проводило в жизнь. Тогда же возникли паспорта при обмене валюты и прочие сложности. Самое любопытное, что люди, которые все это вводили, и нынче на своих местах. Трудятся под новым руководством.

Существенно отличаются лишь объективные условия их работы: тогда денег МВФ не было, но в закромах валютных резервов Нацбанка запасы еще были. По состоянию на середину нынешнего года иностранной финансовой помощи (как говорит моя соседка) – хоть жопой жуй. Но все деньги уходят в сито войны и затыкание бюджетных дыр. Поэтому в резервах – мышь повесилась.

Что будет дальше? Дальше будут либо нестандартные решения, либо пушистый северный зверек. Законсервировать нынешнее положение дел объективно не удастся. Проводимая сейчас политика фиксированного курса требует от НБУ наличия большого объема валюты для удовлетворения постоянного спроса на нее. Не случайно МВФ возражает против метода «сжигания долларов в топке». Но ресурсов нет. А то, что снова даст МВФ, опять пойдет на войну и на газ (не важно, российский или европейский).

Призывы НБУ не путать гибкий курс и панические настроения выглядят смешно. Углубление в термины из серии «инфляционное таргетирование – это те необходимые рыночные инструменты, которые регулятор обязательно будет использовать», утомляет. А еще большее погружение в детали, выраженное фразой «Национальный банк отвечает исключительно за кросс-курсы локальной валюты ко всем мировым валютам – это абсолютный нонсенс», – приводит к забрасыванию жилища главы НБУ яйцами и овощами.

Повторю то, что уже говорила не раз: чисто по-человечески Гонтарева мне симпатична. Видимо, говорит женская солидарность. Но то, как она ведется на всевозможные интриги и подставы, говорит о том, что прыгать из бизнеса в Нацбанк для нее было рановато. А защищаться публично от местных скорпионов и банковского лобби она не хочет. Что ж, каждый хозяин своей мечты. Тот, кто мечтает прыгнуть с парашютом, должен рассчитывать свои силы.

Но мы, кажется, отвлекались от поставленного вопроса. Раз очевидно, что фиксированный курс – не выход и не лекарство в данной ситуации, нужно делать другие, возможно, нестандартные шаги. Ловить менял и отзывать у банков валютные лицензии за продажу валюты на межбанке с комиссиями и за другие манипуляции курсами – это банально и хлопотно. Все равно, как ловить блох поштучно.

Можно еще больше закрутить гайки и ввести два курса – коммерческий и фиксированный, государственный (для закупки критического импорта). Но это означает уйти на 20 лет назад, в период временного премьерства Ефима Звягильского, при котором (1993 год) «двоекурсие» применялось. И если на тот момент это и было хоть как-то обосновано (несмотря на спекуляции с этими двумя курсами, из-за чего куча народу оказалась в СИЗО, – авт.), то сейчас это все равно, что использовать в войне технику сталинской эпохи. Эффект – аналогичный.

Экономисты предлагают другие варианты. Так, экс-министр экономики Виктор Суслов считает, что нужно разрешить продажу товаров за доллары, как в 90-е. «Надо смотреть на реальную ситуацию тотальной нехватки валютных средств в банковской системе. При этом несколько десятков миллиардов долларов находятся на руках у граждан, и НБУ ошибочно отсек эти деньги», – уверен Суслов. По его мнению, наличные средства, которые находятся у украинцев, – это самый большой валютный ресурс, и он должен быть мобилизован.

Не факт, что все сразу кинутся платить долларами за хлеб и молоко, но покупка машин и квартир, товарные сделки между оптовыми предпринимателями вполне могут стать относительно массовыми. А платить долларами за авиабилеты и турпутевки (то бишь за те товары и услуги, которые изначально номинированы в валюте) и подавно нужно разрешать.

Но пока Нацбанк действует по принципу, который сформулировал поэт Иван Франко «Лупайте сю скалу…», результат очевиден. Скала стоит нерушимо. Легальный валютный рынок уперся и замер. Нелегальный живет своей интересной и опасной жизнью. Тем временем банки учатся выравнивать фиксированный курс до уровня коммерческого посредством комиссионных.

На Facebook одна френдша спросила у известного аналитика Александра Охрименко: «Уважаемый Александр, помогите разобраться с «цирком», который устроил мой банк. С 1.10.14 при расчетах за границей картой MasterCard при оплате за покупки снимают со счета по курсу на 13% больше, чем курс платежной системы MasterCard. Что делать?».

«А что тут банк может сделать? – ответил эксперт. – На рынке нет курса 12,95 грн./$, который требует НБУ. На рынке курс около 14 грн./$. Поэтому банку приходится за счет комиссии регулировать курс. Это еще один пример того, что одними запретами ситуацию на валютном рынке не исправишь. Всегда будут обходные маневры».

 
%d такие блоггеры, как: