РУИНЫ

Юрий Игнатьевич Мухин

Путешествие в Крым самолетом своеобразно – часть пути придется лететь, а часть – ехать, поскольку от взлетно-посадочной полосы аэропорта Симферополя до места выгрузки пассажиров, самолет едет на колесах минут 20. Меня это всегда забавляло.

Разумеется, я расспрашивал крымчан, ну как оно вам? Это по-американски надо растянуть рожу в улыбке и ответить: «Окей!». По-русски нужно жаловаться, а жаловаться есть на что, и крымчане жаловались.


Большие трудности у тех предпринимателей, которые вели дела с Украиной – у них все затормозилось из-за блокады со стороны Украины. Большие трудности с уходом украинских банков, причем, крупнейший «ПриватБанк» Бени Коломойского удрал, прихватив вклады населения и деньги юридических лиц, что, конечно, вызывает ненависть крымчан. Пока не действуют безналичные расчеты, и, по рассказам, очереди уплачивающих налоги огромны. Заняв очередь во второй половине дня в понедельник, просто повезет, если справишься с делом к вечеру пятницы.


Видел и большие очереди оформляющих российские паспорта. Трудности с мелкими разменными купюрами и монетой. Но это трудности временные, что все крымчане понимают и, скорее, не жалуются, а сетуют.
Более неприятным стал для них подъем цен, хотя они его и ожидали, — по наблюдению везшего меня таксиста, пенсионеры, у которых пенсии как бы поднялись, остались даже в убытке, — он уверял, что сейчас старушки покупают крупы не по килограмму, а по полкило. Надо сказать, что в Крыму даже в супермаркетах сыпучие товары (начиная от круп и сахара и заканчивая печеньем и конфетами) продаются не только фасованными, но и на вес тоже. Но, — продолжал таксист, — зато менты и военнослужащие прилично выиграли.


Раз уж заговорил о ценах, то что-то об этом сказать нужно. Говяжья грудинка, в зависимости от того, где покупаешь, – 110-170 рублей, сахар – 32, хлеб очень белый – 12, яйца – 21-29 за десяток, рыба дешевле, чем в Москве (ну, а где не дешевле?), сливочное масло от 200 до 300 в пересчете на кг., молоко 30-60 за литр. Клубника – максимум 100, прекрасную можно выбрать и за 80, черешня – максимум просили 150, покупал прекрасную черешню «Валерий Чкалов» и за 70, огурцы – 20, помидоры от 50 до 100. Но это Симферополь, в Севастополе и курортах цены могут быть и выше. Такси: примерно 5 км – 76 рублей, примерно 8 км – 109 руб. Заметьте, не 100 и 150, а 76 и 109. И дело не в зажатии чаевых, просто, когда вызываешь такси, то диспетчер сразу называет цену. Правда, оба раза автомобили таксистов были довольно древними пепелацами, но довезли нормально.


Короче, как говорится, ситуация неоднозначная, но все жалобы и сетования помянутый таксист уверенно подытожил: «Зато у нас спокойно!», — и этим все было сказано.
В ночь на 13 июня выходил курить на балкон в спальном районе Симферополя, внизу слышался шум компании, скрытой гущей листвы придомового сквера, — компания явно добавляла. Во втором часу ночи из листвы раздалось громогласное троекратное: «Россия! Россия! Россия!!».
М-да… Ну, киевские интеллектуалы, ну уроды! Это же надо в мирное время сделать заботу о собственной жизни главной ценностью граждан!
И почему-то подумалось, что будет к месту дать цитату из книги Ф. Нестерова «Связь времен», не буду выделять ее курсивом:

«Историческая роль покровительницы единоверных народов воспринималась Россией вполне серьезно. В деле освобождения от варварского турецкого владычества Сербии, Черногории, Греции, Болгарии, Румынии был весомый вклад и русской кровью.


То же самое можно сказать и в отношении тех народов, которым суждено было войти в состав Российского государства.
Впервые Кахетия обратилась за помощью к России в 1587 году, то есть за 70 лет до приезда в Москву Теймураза. Его предшественник, царь Александр, «бил челом со всем народом, чтобы единственный православный государь принял их в свое подданство, спас их жизнь и душу» [8]. Просьба была уважена. В грузинские крепости были введены московские стрельцы с «огненным боем», то есть с пушками и пищалями. Это было сделано в ущерб экономическим интересам России. Московия в обмен на меха покупала в Персии шелк и затем с большой выгодой перепродавала его на Запад. От этой важной статьи доходов в государевой казне пришлось на время отказаться, так как шахиншах почел себя обиженным тем, что русские вторглись в его вассальное владение. Но вскоре в самой Кахетии произошел переворот в пользу персидской ориентации. Царь Александр был убит его сыном, который принял ислам, впустил персидские войска в страну и предложил русским вернуться восвояси — почти все они погибли на обратном пути от нападений горцев-мусульман. (Такой поворот, кстати сказать, не предотвратил страшного разгрома, которому подверг Кахетию шах Аббас в 1614 году.)


Как в период сплочения русских земель вокруг Москвы в XIV–XV веках, так и в позднейшую эпоху объединения уже нерусских земель в пределах многонациональной России прослеживается один и тот же исторический ритм, вызванный внутренней противоречивостью процесса интеграции. В близкой ли Рязани или в далекой Кахетии действовали одновременно центростремительные и центробежные силы и стремления. Из их противоборства и рождались попеременно местные «приливы» к Москве и «отливы» от нее. Легко различить общие фазы таких политических циклов, которые, повторяясь и затухая, вели к полному государственному объединению: обращение к Москве за военной помощью; помощь получена, и кризис преодолен; военное присутствие Москвы (России) начинает тяготить, появляется стремление освободиться от политической зависимости; восстановление домосковского статус-кво чаще всего в союзе с прежними врагами; возобновление, как правило, в гораздо более острой форме старого кризиса; возвращение к Москве.


История воссоединения Украины с Россией служит нагляднейшим тому примером. Богдан Хмельницкий, как и казачьи вожди до него, не раз обращался к России с просьбой о присоединении. Московское правительство долго колебалось и, каким бы самодержавным оно ни было, не решалось самостоятельно, без совета «со всей землей», начинать войну против сильнейшей Речи Посполитой. Созываются два Земских собора в 1651 и в 1653 годах. Колебания и нерешительность Москвы более чем понятны: отношения между Польшей и Швецией, блокировавшей выход России к Балтике, накалились до предела. Разрыв между ними стал неизбежен, что давало царю возможность в союзе с Речью Посполитой разрешить наконец ливонский вопрос. После тяжких поражений Московия копила свои боевые силы именно для борьбы в Прибалтике, а тут мольба о помощи терзаемой Украины!


Все же Земский собор 1653 года высказывается за принятие Малой Руси «под высокую руку государя всея Руси», и едва окрепшая Россия вновь вступает в четырнадцатилетнюю войну. Удар царских войск в белорусском направлении приковывает туда основные польские силы, что позволяет казакам очистить от панов всю Украину. Вторая фаза завершена, начинается третья.
Преемник Богдана Хмельницкого гетман Выговский поднимает призывом к самостийности против «москалей» малороссийские города, которые изгоняют иногда подобру-поздорову, а иногда и вооруженной рукой царские гарнизоны. Сам он вместе с крымским ханом громит под Конотопом дворянскую московскую конницу. После такой победы «самостийность» по отношению к Москве немедленно оборачивается зависимостью от Польши, которая спешит признать привилегии казачьей старшины, чтобы вернуть под панский гнет рядовых казаков и украинское крестьянство. Все возвращается на круги своя.


Начинается новый цикл. «Черная рада», то есть такая, на которой присутствует «черный люд», сбрасывает Выговского, избирает гетманом Юрия Хмельницкого, бьет челом перед царем о возобновлении «статей» Переяславской рады и о помощи против Польши. Московское войско вновь вступает в Украину, но и оно, преданное казацкой верхушкой, вынуждено капитулировать перед поляками под Чудновом (1660 г.).
Потом были новые рады, новые гетманы (иногда по два, по три враз), новые челобитья и новые измены. Дело дошло до того, что крымские татары, эти верные союзники в борьбе за самостийность, не стеснялись уже обменивать между собой пленных украинских девушек и женщин прямо под окнами гетманского дома. Растерзанная междоусобицами Украина являла собой одну сплошную руину. Позднее украинские историки так и назовут этот смутный период — «руиной».


А вот выход из смуты и конец последнего цикла. Украинские города просят московское правительство ввести в них войска. Москва, ссылаясь на прошлые «воровство и измены», отказывается. Тогда малороссийские мещане просят царя править ими «по всей его государевой воле» так же, как и всеми прочими городами царства. Иными словами, «статьи» Переяславской рады, гарантирующие самоуправление в границах Магдебургского права для украинских городов, перечеркиваются самими украинцами. На этих условиях, то есть на условиях безусловного подчинения, царская Россия возвращается на Украину. Теперь ей уже никакой Мазепа не будет страшен: ни мещанство, ни казачество за ним не пойдут. Он станет прежде всего врагом самого украинского народа».

 

И то, что творят эти нынешние «гетманы» и «старшины» на Украине, – чем не руина? Ведь государство полностью уничтожено. Какая-то банда громит посольство РФ в Киеве, менты стоят рядом и не вмешиваются, то есть государство «Украина», обязанное защищать посольства, отсутствует. Требования любому послу может передавать только МИД государства «Украина». РФ аккредитовала посольство при государстве «Украина», а не при банде, но требование послу передает банда. Это как понять?
Это не Украина, это руины Украины.

Поделиться в соц. сетях

0