32-й блокпост: Упущенная возможность взять под контроль Луганск и окрестности

32-й блокпост: Упущенная возможность взять под контроль Луганск и окрестности



Фото из открытых источников

Отдельной страницей в истории противостояния на востоке обязательно станет 32-й блокпост. Две недели чуть более 100 бойцов АТО были в осаде. О своем положении ребята докладывали непосредственно Полтараку. И помощь им прислали только после ультиматума. Как раз во время этих трагических событий министра обороны Валерия Гелетея сменили на Степана Полторака. Одной из причин смены главы оборонного ведомства стала трагедия в Иловайске. В августе в иловайском котле погибло более 240 бойцов АТО. О том, что там почти месяц происходили страшные бои, официальные лица долго умалчивали. Казалось бы, новый министр должен избегать подобных ошибок… Но реальная ситуация на 32-м блокпосте замалчивалась более недели. К счастью, это не привело к большим потерям, однако сложись тогда все иначе, точнее, если бы на то была воля командования, Луганск и окрестности уже давно были бы под полным контролем украинских военных, и линя фронта выглядела бы совсем иначе.



Фото из открытых источников

«Официально сказали, что мы захвачены в кольцо, хотя мы до этого уже были почти неделю. С 6-7 октября дорога на 32-й блокпост была под контролем сепаратистов. Но официально это прошло через неделю. Там радио даже не было, там было только русское радио. Официальную информацию мы узнавали от родственников. А 6-7-го там уже начались нормальные обстрелы. Они (сепаратисты, — ред.) брали дорогу под контроль, хотя там блокпоста не было, но они контролировали передвижение к нашим. Ну, и не допускали уже к нам», — рассказывает Олег, один из бойцов, который нес службу на 32-м блокпосте.



Фото из открытых источников

«Комбат к этому моменту был в плену. Командир полка и выше в штабе АТО, кто там сидит, они, чтобы это все сгладить, говорят: да все нормально, мы все решили. Так оно и докладывалось. Нам жены звонили, говорили, что по новостям показывали, что вода есть, боеприпасы есть. Все вам доставили. А ничего такого не было. Поэтому связался с министром обороны. Мне достали номер телефона, и в то время, когда была возможность звонить… Потому что русские глушили все что можно: и радиосвязь глушили, и мобильную связь. «Сынок не переживай, мы все в курсе, не по телефону. Хорошо, мы будем действовать», — казал мне тогда Полторак».

Стратегическую значимость своего блокпоста боец объяснил просто: мол, это дорога на Луганск. И были в тот момент, до блокады, все возможности очистить эту дорогу, выровнять лини фронта и взять под контроль Луганск.

«Блокпост возле Луганска: нас надо было отодвинуть, что они и сделали. А нашим надо было выровнять линию фронта да Сиверского Донца (река в Луганской обл., — ред.), потому что с Сиверского Донца… там же Счастье, там уже наша территория. Речка разделяла. Если бы выровняли эту территорию фронта, тогда бы у нас было все для захвата Луганска. То есть у нас была возможность взять Луганск. Мы были готовы. Они уже отдавали перед нами «зеленки», свои территории, мы их уже отодвинули, они ушли со своих позиций, но мы не получили команду занять их позицию, переместиться на полком вперед. Не получил этой команды, и все», — говорит боец.

Когда заблокированные ребята поняли, что боеприпасов им осталось максимум на один полный бой, было принято решение прорываться. Но, по словам бойцов, после этого ультиматума Полторак сделал невероятное, как казалось на тот момент, — прислал помощь. «Мы там решали, как нам быть, потому что воды уже не было и боеприпасов было только на один–полтора боя (смотря какой бой был бы). Если бы бой утром и вечером… Они с утра железно нас бомбили, и обстрел велся из стрелкового оружия. И бывало и вечером. Я это считал полный бой. На один полный бой нам хватало (боеприпасов, — ред.) провести, а если полдня велся бы бой, то нам бы хватило, условно, сегодня и завтра выстоять. Так я Полтораку доложил обстановку, сказал, что у нас боеприпасов нет. И если никто ничего, если у нас этого завтра утром не будет, то вечером мы будем прорываться на Смелое. Мы было окружены осетинами, русскими и сепаратистами, которые стояли вместе с казаками. Если с русскими мы еще как-то на переговоры выходили, то с осетинами нам вообще никак. Но, тем не менее, обстрел велся именно с их стороны. 60% минометного обстрела велось с их стороны.



Фото из открытых источников

Я доложил обстановку Полтораку, сказал, что боеприпасов на один день остается, и мы послезавтра вечером будем уже выдвигаться на захват Смелого, если не будет другого исхода. У нас не было другого выхода, без команды мы бы выдвинулись. Но, естественно, мы все просчитали, посмотрели по всем возможным картам расположение улиц в Смелом, мы знали их посты там, которые стоят. Нам наши ребята ходили смотрели. У местных расспросили, где они дислоцируются в Смелом.. У них там в клубе 70% боевиков жило, и мы решили захватывать это село. И когда я ему сказал, что если за день они ничего не сделают, мы, невзирая ни на что, будем выдвигаться на позиции сепаратистов и будем их убирать, то он утром прислал (любыми, наверное, уговорами) ВДВшников и айдаровцев вместе. Айдаровцев 15-20 и вдвшников человек 30. Они, конечно, туго прорывались. Они прорывались не по перекрытой сепаратистами дороге, которой нас отрезали. Они дошли до этой дороги, увидели, что там не прорваться, потому что их начали обстреливать, а они пошли самым неожиданным путем – там, где дислокация противника сильная, хорошая, и они не ждали, что пойдут через их сильно укрепленную территорию. Они пошли через эти блокпосты. Один убрали, второй убрали… И они дошли до нас», — рассказывает боец.

14 октября 2014 г. 112 бойцов Нацгвардии и Вооруженных сил, которые несли службу на 32-ом блокпосте, попали в окружение. В течение двух недель штаб АТО, СНБО и президент Петр Порошенко, несмотря на многочисленные заявления матерей и журналистов о катастрофическом положении бойцов на 32-м блокпосте, уверяли общественность, что ситуация под контролем.

Однако 27 октября спикер СНБО Андрей Лысенко заявил, что произошел отвод военнослужащих с 32-го блокпоста. Тогда, по его словам, ребята вышли без потерь. 28 октября тот же Лысенко заявил, что в боях за 32-й блокпост погибли минимум 10 военнослужащих и уничтожены 20 единиц техники.

Разразился скандал. Вину за двухнедельную дезинформацию СНБО переложило на полевых командиров. «Дело в том, что порядок поступления информации в СНБО: от полевых командиров — к штабу АТО, через Генеральный штаб, а потом уже СНБО», — сказал тогда Лысенко.

20 ноября Генпрокуратура начала уголовное производство в отношении командования сил АТО по факту халатного отношения к военной службе. По заключению прокуратуры, безответственность командования привела к вынужденному отступлению с территории блокпоста, гибели 5 военнослужащих и уничтожению боевиками 20 единиц боевой техники.

http://112.ua/statji/32-blokpost-upuschennaya-vozmozhnost-vzyat-pod-kontrol-lugansk-i-okrestnosti-166091.html

Поделиться в соц. сетях

0