Минский протокол и его толкования (хотелки и факты)

Как и следовало ожидать, после подписания минского протокола, последовали его трактовки с различных сторон, прямо противоречащие друг другу. Более того, в эфире Шустер-Live от 13 февраля (рекомендую посмотреть) украинские политики (включая украинского политика Саакашвили) в один голос называли его чуть ли не победой внешней политики Украины и пели дифирамбы Порошенко, так «удачно» подмахнувшего сей документ. После выступления на этой передаче в прямом эфире ряда российских журналистов и украинских аналитиков шоу Шустера на Украине запретили к дальнейшему показу.

Затем, как и до того, последовало отрицание существования Дебальцевского котла, где продолжились ожесточённые боестолкновения.
Сегодня всё те же украинские политики заговорили о необходимости ввода международного «полицейского контингента» на восточную границу Украины (на линию Россия-ЛДНР) как бы «в продолжение слова мира», заявленного в Минске.

Обе стороны конфликта ссылаются на минский протокол и обе обвиняют друг друга в его не соблюдении.

Во всей этой неразберихе много понаписано и много понаговорено, но, казалось бы, чего проще — взять и прочитать текст, согласованный и подписанный сторонами 13 февраля.
Итак, согласно текста протокола (фото приведены в конце статьи), минимальная, подчёркиваю МИНИМАЛЬНАЯ, ширина зоны безопасности, на которую должны быть разведены тяжёлые вооружения (артиллерийские системы калибром 100 мм и более), составляет 50 км. При этом, стороны должны отвести орудия на равные расстояния, то есть по 25 км каждая. Ширина зоны безопасности продиктована дальнобойностью орудий и обсуждать её в сторону уменьшения, как бы, нет резона. Но (!) здесь, как и в любом хитром политическом соглашении, есть определённая оговорка. Её, судя по всему, навязал Порошенко, поскольку потенциально выгодна она была именно украинской стороне. И, скорее всего, именно эта формулировка обсуждалась в тот момент, когда украинский «президент» выбегал в коридоры минского дворца независимости «позвонить на фронт». Потому что от этой оговорки, в сочетании с фактическим положением линии фронта, зависела судьба, а, точнее сказать, юридический статус, Дебальцевского котла. Также, по сообщениям многих участников переговоров, именно Порошенко, а вовсе не Путин, намертво стоял на условии прекращения огня с 00 часов 15 февраля, то есть не с момента подписания меморандума, а спустя двое суток.

Так зачем ему это было нужно?
А вот зачем. По условиям соглашения, за линию отведения украинских войск принята линия фактического соприкосновения, а за линию отведения войск «отдельных районов Луганской и Донецкой областей Украины» (аббревиатуры ДНР и ЛНР в соглашении отсутствуют!) принята линия фактического соприкосновения по состоянию на 19 сентября 2014 года (согласно первого минского меморандума). Это условие в реальности позволяет украинской армии совершить отвод своих вооружений от фактической линии соприкосновения на меньшее расстояние, чем войскам ЛДНР, так как отвоёванные ими за последние пять месяцев на некоторых участках фронта километры прифронтовой линии, согласно протокола, зачитываются поровну в каждую сторону зоны безопасности.

С Дебальцевским котлом ситуация обстояла гораздо острее. Поскольку «ширина» Дебальцевского мешка за период последней горячей фазы конфликта мало изменилась и в самом широком месте (от северо-восточных окраин Енакиево до восточных пригородов Дебальцево) составляла чуть более 20 км, таким образом от этой фактической линии и должен был осуществляться отвод войск в обе стороны по 25 км. Как видно из карты даже от линии соприкосновения на 19 сентября, отвод украинских вооружений от этой линии хотябы на 10 км от восточной и западной окраин Дебальцевского выступа уже означает их полный вывод из указанного района. Что уж говорить об отводе на 25 километров.
Поэтому для сохранения присутствия ВСУ в районе Дебальцева Порошенко было просто необходимо сдвинуть фактическую линию соприкосновения как минимум на 35-40 километров. Для этого он и вытогровывал 2 дня. Поэтому и начались отчаянные наступления ВСУ в данном районе. Но киевская авантюра, как мы знаем, провалилась…

Таким образом, на сегодняшний день, согласно текста минского соглашения, к 3 марта 2014 года всё тяжёлое вооружение ВСУ должно быть полностью выведено из района Дебальцева, а сама территория должна фактически стать внутренней территорией ЛДНР, о чём и заявляют ополченцы.

Теперь, что касается ввода международного «полицейского контингента» на границу ЛДНР-Россия.
Во-первых, это прямо противоречит пункту 10 соглашения: «Вывод всех иностранных вооружённых формирований, военной техники, а также наёмников с территории Украины под наблюдением ОБСЕ». Нужно ли уточнять, что условие ВЫВОДА не предполагает ВВОДА?
Пункт 9 соглашения о «восстановлении полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины», на который сегодня ссылаются киевские парламентарии, намертво увязан с условиями проведения до конца 2015 года конституционной реформы, децентрализации, решения вопроса о статусе русского языка, формирования местной милиции в Луганской и Донецкой областях и целого ряда других условий, до реализации которых Киеву ещё как до Китая. А в случае их осуществления, Украина станет по определению уже совсем другой страной.

Пункты минского соглашения от 13 февраля 2015 года:




putin-slil.livejournal.com

Поделиться в соц. сетях

0