Армения не должна все время оглядываться на Москву

— Господин Григорян, какое воздействие на Армению может возыметь успешное завершение переговоров по ядерной программе Ирана?
 
— Сотрудничество с Ираном всегда было и будет важной компонентой для Армении, но не секрет, что сотрудничество это проистекает не так, как могло бы. Ограничений несколько, и оно из них обусловлено международными санкциями против Ирана. Хотя США и ЕС входили в положение Армении и не препятствовали энергетическому сотрудничеству с Ираном, но Армения, так или иначе, не могла достаточно расширить сотрудничество с Ираном. Снятие санкций значит, что это сотрудничество должно расшириться.
 
Вторым препятствием на пути армяно-иранского сотрудничества является Россия, которая с ревностью относится к этому сотрудничеству. Реакция российских чиновников на потепление отношений Армении с Европой также была ревнивой. Нам удалось бы проложить трубу Иран-Армения, но из-за России труба почти простаивает.
 
Иранский газ используется только для производства электроэнергии, которая отправляется в Иран в качестве платы за газ, и очевидно, что пользоваться иранским газом не позволяет российский Газпром.
 
Очевидно, что необходимо устранить оба препятствия. Одно из них устранится без нас, если США и ЕС снимут санкции, а второе должно устранить правительство Армении, отказавшись от политики исполнения каждого слова России. В этом случае отношения с Ираном действительно будут серьезно развиваться. В частности, речь идет о железной дороге Иран-Армения, которая все разрабатывается, но так и не становится частью актуальной повестки, а также о небольшом нефтепроводе, который позволит построить в Армении перерабатывающий завод. В банковской и финансовой сфере также сотрудничество может развиваться.
 
— Но удастся ли нам преодолеть сдерживающие механизмы ЕАЭС и в полной мере воспользоваться возможностями, которые открываются при развитии отношений с Ираном и Китаем?
 
— С Ираном у нас общая граница, и никто не может быть нам препятствием. Конечно, принятые при вступлении в ЕАЭС обязательства в какой-то мере являются препятствием, но разве член ЕАЭС Россия не осуществляет крупномасштабные проекты с Китаем? Это значит, что Армения может работать с Китаем так же, как и Россия. Не думаю, что кто-то будет заставлять нас работать только в рамках ЕАЭС. Став членом этого Союза, Армения, конечно, взяла на себя определенные обязательства, но активация сотрудничества с Ираном неминуема. У нас общая граница, и это гарантия того, что мы можем работать без посредников.
 
Когда говорят, что вынуждены были предпринять шаги под давлением Газпрома, это, извините, уже из области коррупции. Нужно бороться с коррупцией, из-за которой искусственно ограничивается сотрудничество с Ираном. Тегеран все время заявлял, что может продавать газ Армении гораздо дешевле, и этой возможностью следует воспользоваться.
 
Но есть и более важный вопрос — транзит нефти и газа через Армению. Это может чуточку вывести Армению из блокады. Скажем, если мы доведем трубу из Ирана до Грузии, то станем транзитной страной. Но для этого нужно действовать, причем, быстро. Наши соседи, в том числе, Азербайджан уже рассматривают эти возможности, европейцы пытаются договориться о транзите иранского газа через Азербайджан и Грузию. А ведь германские и австрийские нефтяные и газовые компании еще при наличии санкций предлагали посредством Армении и Азербайджана работать с Ираном, но для этого нам надо было самим выступать с инициативами.
 
Я не исключаю инициатив Иран-Армения-Турция, поскольку Иран готов привлечь Армению в эти проекты. Иранский газ самый качественный, самые большие запасы газа и нефти также находятся в Иране. То есть, это страна с колоссальным экономическим потенциалом, диалог Иран-Армения находится на довольно высоком уровне, но правительство Армении слишком медлит в конкретных проектах. Вот уже 10 лет говорится о строительства ГЭС на Араксе, но воз и поныне там.
 
Если мы не воспользуемся открывающимися возможностями, то завтра, если наше правительство будет утверждать, что мы в блокаде, я не поверю.
 
— Во время недавнего визита в Армению министр иностранных дел Ирана Мохаммад Зариф говорил о серьезных экономических планах. Фактически, надо только перейти от слов к делу?
 
— Для этого Армении следует быть более инициативной и не оглядываться все время на Москву. Скажем, тот факт, что армянская часть газопровода Иран-Армения была продана Газпрому, автоматически ограничил наши возможности. Во-вторых, почему мы не покупаем больше иранского газа? Сейчас труба используется только на 35%. Почему бы не использовать 80% этой трубы и не покупать газ дешевле российского? Тут явно коррупционная схема.
 
Иранцы не станут входить в коррупционные схемы, это исключается, потому что их руководство идеологическое, а вот Россия не чуждается таких схем, вот и не покупают газ у Ирана.
 
В общем, если мы не воспользуемся возможностью, то это будет наша вина. И не нужно обвинять других и пенять на блокаду.
 
— Господин Григорян, каковы перспективы отношений Армении и ЕС, возможно ли развитие отношений после того, как спикер российской Госдумы Сергей Нарышкин заявил в Ереване, что если Армения вернется на путь «и-и», то удостоится судьбы Молдавии и Украины?
 
— Я внимательно следил за этим визитом, хотя политика России очевидна — требовать все, не давая ничего. Скажем, ЕАЭС — это механизм, посредством которого навязываются свои правила игры, но взамен ничего не дается. России или нечего дать, или она просто не хочет давать. Россия действительно проводит жесткую политику, хотя, по-моему, бессмысленную, поскольку тем самым отталкивает стратегических партнеров, соседей, оскорбляет страны и их руководителей. У России в Армении военная база, мы являемся членом ОДКБ, а теперь уже и ЕАЭС. Чего еще от нас хотят? При этом, Армения ничего не получает от России, которая продает оружие Азербайджану. После этого грозить пальцем в Армении, думаю, политика бездумная.
 
И потом, что плохого в судьбе Молдавии? Они сейчас свободно перемещаются в ЕС, скоро Украина и Грузия тоже получат безвизовый режим, преодолеют препятствия и будут жить и работать в Европе.
 
Я подозреваю, что подобная политика России приведет к ее развалу. Так что, не нужно говорить с партнерами в столь наглом тоне. Да, я думаю, что визит Нарышкина был связан с двумя заявлениями Сержа Саргсяна — об озабоченности в связи с продажами Россией оружия Азербайджану и о том, что Путин обязан быть 24 апреля в Ереване, иначе это превратно поймут. Это было очень правильное заявление — если не Путин, то кто?
 
Все уже открестились от русских — грузины и азербайджанцы добились вывода российских баз, и только в Армении формально осталась российская база. Так что, не нужно говорить с нами в таком тоне. Или говорить, будто в год даете 5 млрд., чтобы содержать нашу страну. Я принципиально выступаю за сохранение независимости, но знаете, когда идет торг, то можно подумать, как достичь консенсуса. А Россия ничего не предлагает, она только запрещает сотрудничать с другими. Что нам теперь, умирать? У Армении больше нет иного пути, вступление в ЕАЭС только усугубило ситуацию.
 
— Вы имеет в виду сокращение трансфертов из России?
 
— Спад экономики продолжится, потому что правила ЕАЭС не совпадают с интересами Армении. Последние 5 лет Армения, хотя и с грехом пополам, но развивалась по международным правилам игры. Экономика и торговля Армении реально является частью Всемирной торговой организации, наша банковская система являет собой классическую европейскую систему, а значит, менее коррумпированную. Теперь нас затащили в ЕАЭС, где Россия и Белоруссия остались классическими советскими системами. Наша динамичная экономическая и финансовая система не могут управляться советской системой.
 
Посмотрите, импорт автомашин приносил армянскому бюджету большие прибыли. Но сейчас импортеры предпочитают растамаживать машины на границе России или Белоруссии. Став членом ЕАЭС, мы присоединили к своим таможенным границам Минск, Москву. А это значит, что многие товары не проходят растаможку на границе Армении. То есть, мы стимулировали процесс перехода наших бизнесменов из Армении в другие страны. Эти проблемы были очевидны, но правительство только сейчас стало о них говорить.
 
Последствия будут катастрофическими, и экономические, и торговые показатели претерпят спад. Банковские системы России и Белоруссии полностью государственные и не соответствуют армянской системе. Мы вступаем в систему, где банки с уставным капиталом в 1 млрд. долларов считаются мелкими, между тем, уставной капитал армянских банков не превышает 100 млн.
 
Кто сказал, что нужно было сломя голову вступать в ЕАЭС? Можно было сделать то же за 3 года, может, тогда удалось бы оценить риски, представить их России, найти решения. Мы еще год назад говорили о проблемах, с которыми столкнутся армянские фармацевты, рыбоводческие предприятия. Корм для рыб привозится из Чили и Аргентины, как они теперь будут работать? Киргизия раньше нас собиралась в ЕАЭС, но до сих пор так и не вступила. Они спокойно, без спешки пытаются это делать. Приняли политическое решение, заявили, что вступят в ЕАЭС, а теперь выясняют, какие выгоды и потери их ожидают. А потери неизбежны.
 
Если б Армения подписала Соглашение об ассоциации с ЕС, то сейчас Европа приступила бы к финансированию стандартизации Армении, что сейчас намечено на Украине и в Молдавии. Даже после того, как Армения отказалась от Соглашения с ЕС, Европа продолжает оказывать содействие, а Россия нет.
 
Россия сейчас находится под санкциями, у нее большие проблемы, по расчетам российских экспертов, ежедневно Россия теряет до миллиарда долларов. Между тем, Нарышкин в Ереване заявляет, что Молдавия и Украина пострадали, а Россия нет.
 
— Но даже сейчас власти и позиционирующие себя как оппозиция силы настаивают на том, что вступление в ЕАЭС было правильным решением.
 
— Россия не желает даже выполнять принятые обязательства, и я не понимаю политические силы, которые оправдывают это решение. Если они не видят иных путей, могу подсказать: задействуйте линию Армения-Иран, ускорьте строительство железной дороги. Если мы согласимся начать строительство, Иран хоть завтра приступит к работе. Иран заинтересован в сильной Армении, его беспокоит турецко-русский альянс, а эта железная дорога выведет нас из блокады. Она присоединит нас к линии Иран-Пакистан-Афганистан-Китай. Тогда торговля с Китаем станет выгодной. С нынешними технологиями такую дорогу можно построить за три года. Можно также построить нефтеперерабатывающий завод в Армении, а произведенный товар вывозить в Турцию и Грузию.
 
Говорилось и о строительстве ГЭС на реке Аракс. Дело не только в опаске, но и в коррупции. Люди, которые работают с Газпромом и в правительстве, блокируют все проекты, но они должны понять, что в итоге мы потеряем страну. Только вступив в ЕАЭС, мы выяснили, что никто не собирается нам гарантировать ни экономику, ни безопасность. Наоборот, когда ты кладешь безопасность и экономику в одну корзину, то подвергаешь опасности и то, и другое.
 
Я не знаю, что может сделать правительство в нынешней ситуации. Если ничего не могут поделать, пусть президент сменит правительство.

inosmi.ru

Поделиться в соц. сетях

0