Балтимор и выборы в США

После того, как 19 апреля погиб молодой афроамериканец, арестованный 12 апреля по обвинению в ношении ножа с выкидным лезвием, в США вспыхнули массовые беспорядки. Группы, обозленные смертью молодого человека по имени Фредди Грей (Freddie Gray), вышли на улицы в городе Балтимор, штат Мэриленд.

Конечно, как и в других подобных случаях, в том числе и в Турции, «мирные акции» вскоре «вышли из-под контроля». Сообщается о грабежах, изнасилованиях, разбоях, поджогах. На этоv фоне в США были приняты повышенные меры безопасности. В городе ввели режим чрезвычайного положения, туда направили пять тысяч военнослужащих Национальной гвардии — «крайнее средство», по словам губернатора штата Мэриленд Ларри Хогана (Larry Hogan). Гражданам запрещено выходить на улицу с 22.00 до 5.00. И, само собой разумеется, в городе ввели ограничения в отношении соцсетей и других средств коммуникации (на самом деле нет — прим. ред.).

Но, что интересно, мир почему-то не встал на уши. В ходе событий в Гези мы, жители Турции, привыкли к провокационной и сенсационной позиции европейской и американской прессы. Она всегда занимала сторону улицы, а не политической власти, избранной народом. В Балтиморе в мгновение ока вспомнили о терроризме. Никто не посылал военных репортеров в защитных шлемах, как, например, при протестах в Турции. Здравомыслящую позицию занял и Economist, который был известен своей симпатией к антиправительственным протестам в Гези. Журналисты британского журнала, не забыв о годовщине событий, даже писали с надеждой: «В следующий раз их не остановить». В случае с Балтимором издание делилось с читателями кадрами вандализма со стороны протестующих, которых оно сравнивало с «анархистами», и называло происходящее «хаосом».

Американский пресс-секретарь, конечно, не мог выйти к журналистам и пустить политическое руководство ко дну. Но чрезвычайное положение, вмешательство военных, запрет выхода на улицу и ограничение коммуникаций не оспорили и в ЕС — колыбели прав и свобод человека. Европейские государства подошли к вопросу куда мягче, чем в случае тех операций, что проводились на улицах Ближнего Востока. Оно и понятно, ведь местом, которое они рассчитывают реставрировать после пожара, будут их собственные дома или жилища соседей. Поэтому огонь должен распространяться в контролируемой форме и, по мере возможности, не должен повлечь за собой структурные проблемы, способные навредить ДНК «их цивилизации».

Но почему США?

Да, полиция США очень строга. А жертвами этого насилия, как правило, становятся афроамериканцы или латиноамериканцы, поскольку они включены в один из низших социально-экономических слоев. Несомненно, в полицейской среде распространены расистские тенденции. Но это давняя проблема. Насилие впитано всем государством, обществом, многие считают его вполне легитимным. Ежегодно в США по вине сил безопасности погибают 500 человек (чаще называют цифру в 400 ежегодных убийств при оправдывающих вину обстоятельствах — прим. ред.).

Следовательно, при выходе общественных масс на улицы это ежедневное насилие никто не посчитает странным и не назовет «заговором». Но, что интересно, происходят такие события не постоянно. По каким-то причинам уличные конфликты, возникающие на почве справедливости и принимающие нежелательный оборот, обычно приходятся на период выборов.

Я не сторонник конспирологических теорий, но знаю, что в новом миропорядке политику нельзя отделять от заговоров. Очевидно, что кто-то на этот раз решил сменить демократов. Они хотели взбудоражить улицы и повлиять на ход выборов, и им удалось зажечь искру, обладающую огромной силой. Когда и как она погаснет — сказать сложно. США — огромное государство. Но что еще может обнаружить слабость руководства, если не неспособность предотвратить насилие со стороны полиции в отношении афроамериканцев в период правления чернокожего президента?

ИноСМИ

%d такие блоггеры, как: