Безопасность Италии в эпоху «холодных монстров»

Манихейское разделение на друзей и врагов стерлось вместе с окончанием холодной войны: сегодня союзы нестабильны, а те, кого мы считали «хорошими», отнюдь не всегда выступают на нашей стороне. Мы расплатились с долгами, теперь пришло время подумать о себе.

Мир эпохи биполярного противостояния имел большое преимущество: он был черно-белым.

Как в вестернах времен моей юности все хорошие были на одной стороне, одетые в белое, а плохие группировались в противоположном лагере, с головы до ног обряженные в черное. Благодаря такому приему, понять, кто хороший, а кто плохой, не составляло труда, тем более, что, по крайней мере, с официальной точки зрения не существовало бесконечного количества оттенков серого, которые могли бы стать мостиком между двумя лагерями и усложнить ситуацию.

Для нас, военнослужащих, все было и того проще, так как все хорошие возглавляли альянс, частью которого мы являлись, а почти все плохие входили в противоборствующее объединение. Между двумя крайними полюсами оставалась много ничьей земли, так называемых несоюзных странах, которые, по общепринятому мнению, считались невлиятельными с точки зрения общего равновесия, за исключением тех случаев, когда нам приходилось пересматривать свое отношение к ним, например, в связи с событиями во Вьетнаме.

В этом манихейском делении мира наши большие заокеанские союзники, США, были значительно тверже нас. «Либо ты с нами — гласило их кредо — либо против нас». Как же сложно порой им было понять нас, европейцев, старавшихся объяснить, что множество разновидностей социализма не могли быть автоматически приравнены к коммунистической доктрине, несмотря на общие марксистские корни их происхождения. Потом много всего случилось за период, который глобализация сократила до крайности, ускорив эволюцию, а ведь, происходи она медленнее, понимание ситуации и управление ею оказалось бы задачей не из легких. Так, сегодняшний сценарий сильно отличается от того, с которым мы имели дело двадцать пять лет назад после падения биполярной системы и мирового порядка, ее охранявшего.

Как только пришел конец биполярности, было покончено и с манихейством. Хороших и плохих не стало, а черно-белая гамма вышла из моды. Теперь все мы наряжены — включая нас, итальянцев, — в оттенки, отливающие серым. Мы все можем выступать как в роли хороших, так и плохих. Или же выглядеть таковыми в глазах вчерашнего друга или же врага, которому мы в определенной сфере, обстоятельствах вредим или помогаем.

Ввиду отсутствия тесных коллективных связей, которые НАТО не удалось сохранить, Евросоюзу установить, а ООН навязать, мир превратился в шахматную доску, где содружества и положение разных героев обусловлены национальными интересами конкретных стран. Речь идет об общем правиле, разъясняющем поведение игроков, которое в противном случае не поддавалось бы дешифровке.

Так Израиль, по большому счету обязанный США своим статусом суверенного государства, посылает премьер-министра Биньямина Нетаньяху выступить в Американском конгрессе с речью, направленной против действующих президента и правительства, которые, казалось бы, должны были бы считаться его ближайшими союзниками.

Так Турция переправляет добровольцев в Исламское государство (ИГИЛ), к тому же, видимо, снабжая его оружием, несмотря на то, что «халифат» порицаем практически всеми странами Атлантического союза, в котором Анкара все еще состоит.

Так Франция, не заботясь об ущербе, который может нанести Италии, добивается санкций на арест Каддафи в Ливии, будучи обеспокоенной возрастающей популярностью полковника на Черном континенте, ставящей под вопрос ее влияние во франкоговорящей Африке. А затем, отказавшись от участия в шенгенском соглашении, гордится остановкой на границе огромного потока беженцев, хлынувшего в Европу по ее же вине.

Так США поддерживают высокий градус напряжения в отношениях с Россией, нанося тем самым немалый вред интересам Евросоюза, оказавшегося в ловушке, ввиду своей неготовности отказаться как от российского газа, так и от прибыли, получаемой от экспорта в эту страну.

Вместе с тем и Германия навязала на долгий срок своим партнерам по Евросоюзу режим строгой экономии в немецких интересах, отрезав, таким образом, путь к развитию средиземноморским странам континента, повергнутым в экономический кризис. Можно привести больше примеров, рассказать о них подробнее.

Так что же, на смену эпохи Руссо снова пришли времена Гоббса, и человек человеку — волк? Разумеется, нет: прийти к подобному выводу означало бы ударится в крайность, которой мы еще не достигли.

Не стоит и отрицать, что все герои мировой сцены уделяют теперь значительно больше внимания собственным интересам, чем это было когда-то. Их не удерживает при принятии жесткого решения в отношении стран с другими интересами вопрос о том, друзья они или враги. Не суть важно, считают они себя таковыми или же считали раньше.

Эту горькую правду, наконец, следует понять и нам, итальянцам. Десятилетиями мы привыкли доверять нашу безопасность другим, а экономику отдавать под их опеку — если это правильное определение — в рамках международной ситуации до сих пор мы безропотно соглашались с крайне неудобными и опасными для себя решениями, если на них стояла печать стран дружественных, а прежде всего, нашего заокеанского брата.

К тому же, мы были склонны вплоть до сегодняшнего дня (к сожалению!) идти на поводу у теперь уже устаревшей риторики, напоминающей о старых долгах, которые из чувства признательности мы должны возвращать и по прошествии семидесяти лет с момента «Освобождения». За него, надо сказать, мы расплатились уже не один раз, учитывая нашу беспрекословную поддержку всех атлантических требований, когда-то своим поведением мы заслужили даже нелицеприятное прозвище «Натовские болгары». Как раз во имя этой признательности и не слишком понятной «союзнической солидарности» мы держим восемьсот солдат с риском для их жизни в Афганистане, из которого США, попросившие нас остаться, теперь уходят.

Без сомнения, пришло время повзрослеть, жить в реальности и не питать пустых иллюзий, восполнить ту задержку в развитии, которую мы сами допустили в рамках того сценария, который день ото дня становится все переменчивее. Это не означает отказ от прошлого и друзей, которые когда-то нам помогли, защитили, обогатили и способствовали нашему подъему. Не означает это и готовность раскрыть объятия, забыв о всякой осторожности и здравом подсчете выгоды, навстречу нашим бывшим врагам. Для продвижения вперед каждая ситуация должна быть рассмотрена в отдельности, а все герои оценены согласно той поведенческой модели, которую они избрали в данном конкретном случае.

Не будем забывать, когда дело касается интересов США, они, как писал в свое время Моргентау, склонны превращаться в «холодного монстра» с очевидным и крайне реалистичным цинизмом.

ИноСМИ

Поделиться в соц. сетях

0