Ближневосточное турне Папы

Недавно на Ближнем Востоке произошло интересное событие. 13 мая Папа Франциск объявил об официальном признании палестинского государства. Хотя признание государства — не тот процесс, который можно осуществить с помощью заявлений, сделанных без открытия взаимных дипломатических представительств, когда речь идет о Палестине, каждый шаг имеет огромное значение.

Через несколько дней после этого заявления Папа начал свое ближневосточное турне. Его первой остановкой стала Иордания. Визит в страну, где около 3% населения составляют христиане, нарисовал новый образ папства: наряду с завоеванием сердец христиан (преимущественно православных) институт католицизма поставил своей целью сближение мусульман и христиан. Если учесть, что подавляющее большинство мусульман Иордании — сунниты, то можно сказать, что Папа стремится к построению благоприятных отношений с суннитским миром.

Следует признать, что если политический или религиозный лидер желает снискать симпатии мусульман, и прежде всего суннитов, ему следует продемонстрировать открытую позицию по палестинскому вопросу. Очевидно, Папа также последовал этому правилу и накануне своей поездки заявил о признании Палестины. Но, в отличие от многих других лидеров, он пошел еще дальше и фактически показал серьезность своих намерений.

Въезд в Палестину напрямую

После Иордании Папа посетил Вифлеем. При этом понтифик въехал в Палестину не через Израиль, а напрямую, что продемонстрировало, что Папа рассматривает Палестину в качестве независимого от Израиля политического игрока. Палестина лишь подкрепила этот тезис, встретив Папу официальной государственной церемонией. Кроме того, Папа провел официальные переговоры с Махмудом Аббасом (Mahmud Abbas) и таким образом дал понять, кого он считает главой государства.

Визит Папы, даже если судить только по этой его части, несет в себе очень важные сигналы. Прежде всего Папа подчеркивает готовность к диалогу с нерадикальным мусульманским миром и указывает на необходимость ведения совместной борьбы с такими организациями, как «ИГИЛ» или «Аль-Каида». Правда, вопрос о том, к какой из этих категорий он относит ХАМАС, пока не ясен.

Во-вторых, можно утверждать, что Папа Франциск проводит политику «завоевания» не только в отношении католиков, но и православных. Если вспомнить его выступления в пользу Армении, то можно сказать, что Ватикан воспринимает Стамбул в качестве участника коммуникации, но Москву практически игнорирует. Это даже можно считать открытым протестом против нынешней политики России.

Третий же сигнал Папы был адресован Израилю. В ходе своего визита в Палестину Папа посетил построенный в 1949 году лагерь беженцев Дейшех. В этом лагере на Западном берегу реки Иордан проживает около девяти тысяч палестинцев. Сначала в результате внезапной атаки Израиля на этот лагерь 24 февраля этого года погиб один палестинский подросток. Затем, когда 5 апреля было совершено еще одно нападение, многие палестинцы были ранены и задержаны.

Сигнал Израилю

Визит в лагерь палестинских беженцев и проведение совместной трапезы с некоторыми проживающими в нем семьями стали публичным напоминанием о том, что политика насилия, которую Израиль применяет в отношении палестинцев, — путь в никуда. Но важнее всего то, что папство открыто выступило против таких методов Израиля.

Важно помнить, что исторически между иудеями и христианами разворачивались едва ли не самые резкие разногласия. Помнит об этом и Папа. Но в сегодняшних условиях Ватикан не дает такого сигнала Израилю: темы, на которые он намекает, носят исключительно политический характер.

Проще говоря, Папа предупреждает Израиль о том, что его палестинская политика дает исламскому миру легитимный повод для радикализации. Кроме того, он напоминает, что если радикальные исламские движения берут на прицел Запад, ответственность за это лежит в том числе и на Израиле. В-третьих, он намекает на необходимость держаться подальше от России.

inosmi.ru

Поделиться в соц. сетях

0