Братоубийственная война шиитов и суннитов

В Йемене лицом к лицу сталкивают вооруженные отряды двух лагерей, которые представляют две главные державы-соперницы на Ближнем Востоке: Саудовскую Аравию и Иран. Кроме того, эта война позволяет взглянуть на ведущее к кровопролитию по всему региону противостояние шиитов и суннитов. Именно эта давняя и братоубийственная война двух ветвей ислама, а не палестино-израильский конфликт, сейчас формирует облик всех войн в этом неспокойном регионе.

Как же так получилось? Укрепление салафитских и прочих экстремистских движений (ваххабиты в Саудовской Аравии, «Братья-мусульмане» в Сирии и Египте) в 1960-х годах вновь пробудило в суннитских странах застарелую ненависть к шиитскому меньшинству, которое, как они считают, представляет собой сборище еретиков и извращенцев.

Беспокойство суннитов достигло апогея на фоне исламской революции в Иране в 1979 году и стремления аятоллы Хомейни утвердить свою модель по всему мусульманскому миру. В 1980 году ощущавшие угрозу монархии Персидского залива поддержали (с согласия Запада) вторжение в Иран иракского лидера Саддама Хусейна. Война Ирака с Ираном затянулась на восемь лет и унесла жизни более миллиона человек. В Персидском заливе общественно-политическое угнетение шиитского меньшинства стало только острее.

В дальнейшем игра региональных альянсов еще больше усложнила расклад. И хотя Исламской республике не удалось распространить свою революцию, она нашла в ливанской «Хезболле» (шиитское движение), стоявших у власти в Сирии алавитах (ответвление шиизма) и шиитском иракском правительстве надежных союзников для расширения своего влияния в регионе. Причем осуществлялось все в ущерб суннитскому населению этих стран, которое в свою очередь стало объектом дискриминации. Такое глубинное общественное неравенство и стало глубинной причиной вспыхнувших в Сирии и Ираке народных восстаний.

Хотя на шиитов и приходится меньшинство в регионе (к ним относится менее 10% 1,2 миллиарда живущих по всему миру мусульман), «шиитская ось» Ирана, Сирии, Ливана и Ирака стала играть решающую роль во взаимоотношениях на Ближнем Востоке. Шииты составляют 98% населения в Иране, 75% — в Бахрейне, 54% — в Ираке, 30% — в Ливане, 27% в ОАЭ, 25% — в Кувейте, 20% — в Катаре и 10% — в Саудовской Аравии.

Эта война двух главных течений ислама сыграла на руку исламистам ИГ. Экстремисты воспользовались охватившим людей в Сирии и Ираке отчаянием, так что их поначалу встречали как освободителей. В июле 2014 года они провозгласили восстановление «исламского халифата» (он символизирует золотой век суннитского ислама), который исчез в 1924 году вместе с Османской империей. В ИГ постановили упразднить границы Сирии и Ирака, которые унаследованы от послевоенных соглашений французских и британских колонизаторов по разделу Ближнего Востока.

Война за наследие Мухаммеда

В полной мере понять причины нынешнего братоубийственного конфликта шиитов и суннитов невозможно без погружения в историю ислама к корням войны за наследие, которая развернулась после смерти пророка Мухаммеда в 632 году, воспоминаний о проигранных битвах, мечтах о реванше, святых местах окропленной кровью шиитской земли.

Как говорил историк Андре Микель, шиизм — «религия страсти и тайны». Его название образовано от арабского «шиа», что означает «последователи». Речь идет о последователях Али, двоюродного брата и супруга сестры Мухаммеда Фатимы, который после смерти пророка заявил о своем праве на халифат.

Мухаммед был слишком поглощен военными завоеваниями и не успел назначить преемника. Поэтому верующие вцепились друг другу в глотки. У Али было больше всего прав на наследие как у ближайшего кровного родственника, однако первыми халифами (территория государства тогда простиралась от нынешней Саудовской Аравии до Египта) стали более опытные соратники пророка Абу, Умар и Усман.

Али пришел к власти только в 656 году, то есть более четверти века спустя после смерти Мухаммеда. Тем не менее его право на трон сразу же оспорил правитель Дамаска Муавия, обвинив Али и его сторонников в убийстве третьего халифа Усмана.

После продлившейся четыре года борьбы Муавии удалось сместить Али и провозгласить себя халифом: он стал основателем правившей из Дамаска династии Омейядов. Али убили отравленным мечом. Его гробница расположена в Эн-Наджафе (современный Ирак) и почитается как святыня шиитами со всего мира.

Сыновья Али Хасан и Хусейн приняли командование «алидами» (другое название шиитов) и стали вторым и третьим имамами после отца.

Как бы то ни было, на первых порах в истории ислама хватало крови, и Хасана в свою очередь тоже убили в 680 году. Факел борьбы с кланом Омейядов принял его брат Хусейн, однако в знаменитой битве при Кербеле 10 октября 680 года его убили, а тело ужасно искалечили. Последователи из Куфы не успели прийти к нему на помощь, и с тех пор во время процессий в святых городах Эн-Наджаф и Кербела шииты пытаются искупить вину.

Гонимое меньшинство

Трагическая судьба последователей Али и его сыновей (их по сей день почитают как мучеников) породила тот самый протестный шиизм, который мы знаем сегодня. Он все еще ведут борьбу с тираном, одержим революционным насилием мессианского толка, стремлением к чистоте и смерти, экзальтацией мученичества ради триумфа справедливости и подлинного ислама.

Об этом по-прежнему напоминают флаги и одежда паломников в Кербеле и впечатляющие церемонии самобичевания во время Ашуры (ежегодное поминание поражения под Кербелой и убийства имама Хусейна). Такая религиозная экзальтация шиитов (она символизирует сопротивление и жертву) становится антиподом ортодоксальности суннитов, которые называют тех «еретиками».

Шиты неизменно считают себя гонимым избранным меньшинством, и нынешние трагедии в Ираке, Сирии и Йемене воспринимаются ими как возрождение наполненного презрением и насилием прошлого. Они вспоминают о массовом кровопускании, которое устроили им династии Омейядов (VII-VIII век) и Аббасидов (VIII-XIII век).

Но шииты и сами не остались в стороне. На их счету тоже есть массовые убийства, например, в XVI веке при персидской династии сефевидов, которые создали свою империю в ответ на Османскую (преемница аббасидского халифата). Хотя шиизм и оттеснили от политики на восемь столетий, он громко заявил о себе в Персидской империи, хотя та и была суннитской со времен первых арабских нашествий.

На военный и политической раскол наложился также религиозный, сравнимый с тем, что поделил в XVI веке христианский мир на протестантов и католиков. Сунниты придерживались более строгого подхода к следованию сунне (традиции) пророка, толкованию Корана и праву. Шиизм же тоже полагается на веру в единого бога («Нет бога кроме Аллаха, а Мухаммед пророк его»), однако ему свойственно меньше жесткости (это породило немало сект) и больше мистицизма.

Чтобы отмежеваться от суннитов-османов, персидская династия решила сделать шиизм государственной религией, установить персидский официальным языком и сформировать государственное духовенство из юристов и теологов (оно становилось все сильнее, а сейчас вообще управляет страной). «С XVI века Иран стал чем-то вроде Ватикана шиизма», — объясняет исламолог Антуан Сфейр в книге «Ислам против ислама».

Прежде всего, шииты признают лишь линию Али и Фатимы. Али и его потомки считаются законными преемниками Мухаммеда, «имамами» мусульманского мира, которые несут в себе «сокровенный смысл» Корана: в дуалистическом мировоззрении шиитов по-прежнему существует такая тайная и эзотерическая составляющая.

Далее, суннизм — это школа консенсуса, тогда как шиизм — школа «власти», отличающаяся иерархическим и клерикальным характером. В суннизме нет посредника между человеком и богом, то есть нет духовенства. Имамов выбирают власти или сами верующие, и их всего лишь приглашают на пятничную молитву зачитать отрывки из Корана и прокомментировать их. В шиизме же имам наоборот является единственным подлинным вождем общины.

Как пишет Антуан Сфейр, тот факт, что после Али имамы так и не смогли прийти к политической власти, подтолкнул их к «формированию теологического оправдания их отстранения». Так, шииты-двунадесятники (преобладающее направление) считают, что род имамов остановился на двенадцатом имаме Мухаммаде аль-Махди. С 874 года они по-прежнему ждут возвращения этого «скрытого» имама. Он должен стать новым мессией, установить на Земле справедливость и благополучие до конца света и страшного суда.

Двунадесятников не стоит путать с исмаилитами (их главным духовным лидером является Ага-хан), которые остановились на седьмом имаме Исмаиле в 762 году.

Таким образом, для шиитов откровения не закончились с Мухаммедом: он для них — лишь один в цепи пророков. Поэтому они ждут появления скрытого имама, который станет последним и главным пророком. Его имя неразрывно связано с надеждой на очищение мира, ведь шиизм, как и любой мессианизм, ставит борьбу на космический уровень: правоверные против грешников, свет против тьмы.

inosmi.ru

Поделиться в соц. сетях

0