Что делать с двумя «Мистралями», если их не отдадут России?

Франция и Россия близятся к отмене договора на поставку двух кораблей «Мистраль» (их собрали на верфях французского предприятия DCNS), пусть даже «решение еще не принято», как заявил в пятницу Франсуа Олланд по итогам встречи с Владимиром Путиным в Ереване.

Если в ближайшем будущем (что вполне вероятно) российская и французская стороны договорятся о расторжении контракта на поставку «Мистралей» (Париж не хочет передавать корабли в связи с напряженностью по Украине), у Франции окажется на руках два больших суда, и что делать с ними она не имеет понятия. «Владивосток» уже закончен, тогда как его брат-близнец «Севастополь» начал в марте испытания в море. Оба судна сейчас находятся в порту Сен-Назера.

Для Франции это сразу двойная проблема. Ей придется вернуть России уже перечисленную сумму (890 миллионов евро), а также понять, куда пристроить эти два корабля. Владимир Путин пообещал, что не будет требовать чрезмерных компенсаций, а конечная сумма, скорее всего, перевалит за миллиард евро, которые в Кремле хотели бы поскорее получить для финансирования прочих военных расходов… У сторон есть срок до 16 мая, чтобы аннулировать договор, и еще месяц для достижения соглашения. В противном случае решать споры будет арбитражный суд Женевы. Доводить дело до этого Парижу и Москве, видимо, не хочется. Но что потом делать с двумя кораблями? Только охрана и техобслуживание в Сен-Назере обходятся DCNS в целое состояние (поговаривают о сумме в 5 миллионов евро в месяц). Речь идет об очень больших кораблях: по размерам они приближаются к авианосцу «Шарль де Голль», хоть и обладают вдвое меньшим водоизмещением (20 000 тонн). В генштабе флота любые вопросы о будущем «Владивостока» и «Севастополя» встречают красноречивым молчанием. Моряки опасаются, что политическое руководство примет очевидное, как ему кажется, решение: передать суда французским ВМС. Во флоте же не скрывают, что совершенно этого не хотят. Там уже есть три десантных корабля: «Мистраль», «Гром» и «Диксмюд» были приняты на вооружение с 2006 по 2012 год. Моряки ими очень довольны, но потребности в дополнительных судах у них нет.

Во флоте крепко держатся за свои фрегаты. Во время подготовки оборонной программы на 2012-2013 годы моряки сделали все, чтобы сохранить ядро флота: 15 фрегатов первого ранга и шесть боевых атомных подлодок. Однако при неизменном бюджете и штате появление одного большого корабля будет означать потерю нескольких судов поменьше. То есть, фрегатов. Это настоящий кошмар для адмиралов, которые опасаются дисбаланса во флоте из-за опоры на горстку престижных судов. В 2014 и 2015 годах Министерство обороны уже расформировывало экипажи фрегатов, чтобы продать корабли Марокко и Египту. Зимой президент ас-Сиси хотел получить сразу два фрегата, и, чтобы избежать полной дезорганизации флота, потребовалась немалая сила убеждения. В результате флот становится переменной в руках французской дипломатии: у него забирают фрегаты, которые нужны нашим арабским друзьям, и отдают корабли, которые больше не хотят продавать России… Если, конечно, у Франции не получится найти других покупателей после «дерусификации» судов. О желании приобрести их пока что не слышно, и после неудачи в Австралии Россия стала единственным экспортным достижением «Мистралей». Поговаривают об Индии, Канаде и Алжире, но никаких серьезных подвижек сейчас нет.

inosmi.ru

Поделиться в соц. сетях

0