Дебальцевский дневник: Первый обстрел застал всех врасплох

Дебальцевский дневник: Первый обстрел застал всех врасплох

Боец АТО Виктор Колавенко, участвовавший в обороне Дебальцево, опубликовал часть своих записок о том что происходило в городе и его окресностях с конца января, когда «котел» начал замыкаться и во время выхода украинских силовиоков из окружения. Публикуем текст Виктора Коваленко полностью. 

«Пока мы сидели в огневом «мешке» под Дебальцево, я писал дневник обо всем пережитом день за днем. Начинаю делиться этими заметками с вами, друзья. Эти записи помогут вам понять, с чем нам пришлось столкнуться.

1. ПЕРВЫЙ ОБСТРЕЛ И ПЕРВОЕ СПАСЕНИЕ

Нас начали обстреливать в 18:30 в среду, 28 января. Я в тот момент находился в нашей 2-комнатной квартире на 2-м этаже дома базового лагеря, где по привычке в такое время готовил ужин. Печка-буржуйка была растоплена, дрова мирно потрескивали в ней, а на плите закипал рис.

Вместе со мной в комнате был и заместитель командира по вооружению майор Александр Иванович Вакуленко (он погибнет 15 февраля). Позже я пойму, что этот первый массированный обстрел будет началом многодневного массированного нападения сепаратистско-террористических группировок на позиции украинской армии у Дебальцево, активная фаза которого будет длиться 6 дней подряд до утра 2 февраля.

Если раньше обстрелы происходили далеко, и мы уже привыкли к звукам отдаленных взрывов, то в тот вечер ракеты вражеских «Градов» и мины начали взрываться прямо у базового лагеря и настолько часто, что казалось – по несколько взрывов в секунду. Мы с майором сразу попадали на пол комнаты. Я был без бронежилета и без каски. Поэтому отполз к проходу между комнатами, чтобы хоть как-то укрыться телом за металлическую печку-буржуйку. В течение минуты интенсивного и очень громкого обстрела я с ужасом понимал, что разрывы снарядов приближаются. Разрыв одного из последних был громким. Я впервые услышал, как осколки зазвенели где-то прямо рядом, может быть, по металлической крыше дома.

Как только первая волна обстрела закончилась, и все стихло, майор приказал немедленно подниматься и бежать вниз в подвал комнаты оперативного дежурного. Хорошо, что я был одет (выработалась привычка постоянно ходить обутым в ботинки, в куртке и шапке), поэтому, впопыхах натянув на голову кевларовую каску и преодолевая страх, я выбежал сначала на балкон и далее спустился по металлической лестнице в подвал.

Тесная комната оперативного дежурного уже была наполнена военнослужащими. Обстрел застал всех врасплох, поэтому прятались кто куда успевал заскочить. Командир батальона руководил ситуацией, раздавая команды. Все напряженно сидели на коленях или на стульях, стояли и ждали, когда утихнет обстрел и наступит тишина.

Мой бронежилет остался под кроватью в комнате. Поэтому, воспользовавшись первым перерывом между обстрелами, я побежал наверх надеть его. Поскольку этот обстрел был для меня первым в жизни, я не до конца осознавал всю опасность, которой тогда подвергался, ведь вполне доверял заверениям некоторых офицеров, которые, как оказалось впоследствии, проявляли неосмотрительность.

Итак, забежав в заброшенную комнату, я мигом надел бронежилет, прихватил автомат, рюкзак с компьютером, фотокамерой, еще какие-то вещи первой необходимости и направился к выходу. Но мне вдруг захотелось запереть дверь комнаты на всякий случай. Правда, навесного замка напривычном месте у дверей не оказалось. Ища его на полках и столах, я, таким образом, задерживался внутри с каждой последующей секундой. Меня это начинало раздражать. Но эта задержка, по сути, и спасла меня.

В конце концов, оставив поиски и нервничая из-за невозможности закрыть комнату, я направился к выходу, но остановился в дверях. В этот момент рядом справа раздался очень громкий взрыв. Я упал на пол, быстро залез обратно в комнату, таща за собой автомат, и спрятался под стеной между перегородками. Прозвучало еще пару громких взрывов. Дом каждый раз вздрагивал и качался, как во время землетрясения, но вскоре все снова затихло. Тогда я снова предпринял попытку выбежать в подвал. На этот раз успешно.

Поскольку вечером было невозможно все рассмотреть, то только на следующий день я понял, как я рисковал. В тот вечер наш лагерь обстреливали одновременно как из систем залпового огня БМ-21 «Град», так и из мощных 122-миллиметровых минометов. Во дворе рядом с домом на расстоянии в 70-80 метров от нашей комнаты была воронка глубиной около метра, на стенах сооружений виднелись следы от попадания многочисленных осколков, всюду была разбросана земля. К счастью, снаряды и ракеты не попали в самые дома, поэтому потерь или раненых среди военнослужащих не было. Месторасположение воронки от мины указывало на то, что мне удалось избежать неприятностей просто чудом и с Божьей помощью, ведь в момент взрыва я находился в дверях и меня прикрывали стены. Если бы я не задержался в комнате на те несколько секунд, пока искал замок, то мог бы оказаться непосредственно в секторе поражения осколками».

112.ua

Поделиться в соц. сетях

0