Демократия в России победит, но это будет не завтра

На днях на улице я увидел мужчину лет сорока. Под кожаную куртку он надел черную майку. На ней красовался профиль «лучшего друга советских физкультурников». Сверху изображения шла надпись: «Сталина на вас нет!» — возможно, один из самых известных мемов позднесоветской эпохи.

Образ диктатора в последнее время все чаще появляется в общественных дискуссиях, и его популярность растет. Однако, несмотря на это, согласно последним данным «Левада-центра», с марта 2000 года число сторонников советского пути развития существенно не изменилось. Все это время оно колеблется в районе 20 процентов.

У сторонников западного, или «европейского» пути развития, впрочем, тоже немного поводов для оптимизма. За 15 лет их число остается в районе 15-17 процентов опрошенных. Впрочем, сообщает «Левада-центр», в марте 2013 года их было целых 31 процент — возможно, самый высокий показатель за всю постсоветскую историю России.

Права геев и «особый путь России»

И все же больше всего россиян — целых 55 процентов — считает, что страна должна идти по «особому пути». За многие годы общения с родственниками и знакомыми, таксистами и продавцами, менеджерами страховых компаний и дипломатами, москвичами и провинциалами, я понял только одну вещь: все, кто хочет двигаться по особому пути, его плохо себе представляют.

В начале века на вопрос о том, чем мы отличаемся от Запада, люди обычно пускались в рассуждения о нашем коллективизме, соборности и приоритете духовного над материальным в национальной жизни. Сегодня чаще всего говорят о растлении западного общества и гей-браках как о непреодолимой преграде на пути сближения с американцами и европейцами.

Любой неудобный, основанный на конкретных фактах вопрос сторонников «особого пути», мягко говоря, озадачивает. Если россияне такие коллективисты, то почему они так мало участвуют в волонтерском движении и благотворительности? Если они настолько привержены традиционным христианским ценностям, то почему едва ли не половина браков в стране заканчиваются разводом? Если главное, что разделяет нас с Европейским Союзом, это гей-браки, то как быть с Польшей, Литвой, Румынией, Грецией, Венгрией и рядом других стран, которые прекрасным образом пребывают в ЕС без однополых свадеб?

Вместо Европы — Китай и Индия?

Ответов на эти вопросы нет и не предвидится. У страны, в которой не более 20 процентов граждан имеют загранпаспорта, просто нет достаточного опыта, чтобы сравнивать различные стратегии развития. Средний россиянин черпает сведения о мире из программ государственного ТВ. И если сегодня, в эпоху санкций и противостояния с ЕС и США, Первый канал или ВГТРК поют осанну китайскому и индийскому опыту, то растущая часть (хотя и небольшая) граждан немедленно откликается на это желанием следовать путем развития Индии и Китая. Хотя очевидно, что общего между этими странами не так и много: высокие темпы развития и все еще гигантское число нищих и неграмотных, о чем репортажи гостелевидения благоразумно умалчивают.

Впрочем, россияне знают, что Индия, и особенно Китай, много производят — ведь надпись «Made in China» они видят на большинстве покупаемых ими бытовых товаров, техники, одежды. Мечта о России, в которой есть большое промышленное производство и которая сама себя всем обеспечивает, несомненно, очень сильна среди рядовых граждан.

Туманное будущее ставит граждан в тупик

Но несмотря на все дискуссии об особом пути, 69 процентов жителей страны не имеют никакого или обладают смутным представлением о том, в каком направлении идет Россия. Это, пожалуй, самый поразительный результат эпохи Владимира Путина. Ведь столько времени, сил и денег потрачено на «идеологическую работу с населением» — а никакого образа будущего у двух третей россиян так и не возникло.

Интересно, что некая инстинктивная попытка представить Россию как край безграничных возможностей для молодых и энергичных — своего рода новую Америку — в середине прошлой декады была. Вспомним, например, знаменитую серию телевизионных роликов компании «Мегафон», снятых на стройплощадках и буровых платформах. Это было связано с бурным экономическим ростом. Учитывая масштаб и неосвоенность страны, такой образ, наверное, по-прежнему — один из самых привлекательных. Но для того, чтобы он захватил воображение миллионов, необходимы совершенно другие общественные условия. Масштаб экономических, политических и личных свобод должен едва ли не превосходить Соединенные Штаты. Представить нечто подобное сегодня трудно. Но не невозможно.

Романтики демократии — настоящие реалисты

Думаю, что мечтающие о возвращении в СССР в глубине души и сами часто понимают, что это — чистой воды фантазия. Выходит парадокс: те самые 15 процентов россиян, которые вот уже 15 лет демонстрируют приверженность демократии и свободному рынку, обладают не только наиболее ясным, но и наиболее реалистическим представлением о желаемом будущем.

Хотя, на самом деле, парадоксального в этом ничего нет: именно это меньшинство активных и мотивированных граждан, стремившихся к свободе, похоронило советский коммунизм. Как показала последняя четверть века, они ошибались в оценке темпов движения. Но, думаю, в выборе вектора развития они не ошиблись. Вполне возможно, эти 15 процентов «демократических романтиков» рано или поздно докажут, что все это время оставались самыми настоящими реалистами.

inosmi.ru

Поделиться в соц. сетях

0