Демонстранты требуют расследования смерти судьи Нисмана

Большую часть времени демонстранты шли в тишине. Приблизившись к площади Пласа-де-Майо, остановились, чтобы почтить память судьи Альберто Нисмана. Несмотря на дождь, который временами переходил в самый настоящий ливень, собралось большое количество людей, требовавших беспристрастного расследования обстоятельств смерти судьи.

Во главе процессии, состоявшей в основном из представителей среднего класса без выраженной партийной принадлежности, шла группа прокуроров и семья Нисмана. Наверное, это была самая массовая демонстрация против киршнеризма. Согласно оценкам столичной полиции, в ней приняли участие 400 тысяч человек. Силы безопасности называют цифру 50 тысяч. Демонстранты заполнили всю центральную площадь Пласа-де-Майо и прилегающие улочки.

Люди вышли на акцию протеста через месяц после смерти Нисмана, которого нашли с пулевой раной в голове, причем обстоятельства его смерти следственные органы до сих пор не выяснили. Прокурор был найден мертвым через четыре дня после того, как обвинил президента страны Кристину Фернандес де Киршнер в препятствовании расследованию взрыва еврейского культурного центра в Буэнос-Айресе. Правительство отвергло эти обвинения, назвав их «несостоятельными».

Подобные демонстрации прокатились по главным городам провинций страны. С наибольшим размахом они прошли в Мар-дель-Плате, Кордове, Росарио и Санта-Фе. Акции протеста, хотя и не столь массовые, прошли также за рубежом: в Риме, Париже, Сиднее, Сантьяго и Монтевидео. В Буэнос-Айресе демонстранты дошли до президентской резиденции Olivos. Но Кристины Киршнер там не было.

Колонна демонстрантов двинулась в 18 часов от здания Конгресса и через два часа пришла к площади Пласа-де-Майо. Они расположились напротив отдела прокуратуры, занимавшегося расследованием теракта в еврейском культурном центре. Именно этим отделом руководил Нисман. Во главе колонны шли оппозиционно настроенные по отношению к правительству прокуроры.

Они несли черное знамя, на котором белыми буквами было написано: «Шествие в тишине. В память о прокуроре Нисмане». Их сопровождали одетые в черную униформу сотрудники правоохранительных органов, не допускавшие, чтобы демонстранты приблизились к зданию.

Судья Сандра Арройо Сальгадо (Sandra Arroyo Salgado), бывшая жена Нисмана, держалась весьма сдержанно и даже не выступила с речью. Она шла чуть позади, вместе с матерью и сестрой прокурора, а также с Ярой, их старшей с Нисманом дочерью.

Коллеги прокурора прибыли на площадь Пласа-де-Майо промокшие насквозь, как и остальные демонстранты. Дождь, который поначалу моросил, к 17.45, за 15 минут до начала демонстрации, усилился настолько, что начался настоящий ливень. В первый момент началось смятение, некоторые демонстранты попытались укрыться в ближайших барах и ресторанах, но затем все объединились в решимости продолжать акцию протеста. Тут же весь проспект Авенида-де-Майо оказался скрыт под зонтами. Вид сверху впечатлял: кроме моря зонтов не было видно ничего.

«Требуем правосудия! Требуем правосудия!», — этот лозунг слышался чаще всего, пока демонстрация продвигалась к площади Пласа-де-Майо. Хор голосов, выкрикивавших «Аргентина! Аргентина!» смешивался с выкриками «Убийца! Убийца!». И хотя имени никто не называл, было очевидно, что речь о президенте, которую большая часть протестующих обвиняет в смерти прокурора.

Исполнив национальный гимн, демонстранты стали покидать площадь, причем каких-либо беспорядков замечено не было. Полиция стояла поодаль. Сдержанная атмосфера всего действа сильно контрастировала с обстановкой эмоционального накала предыдущих дней. Невзирая на попытки организаторов не политизировать марш, это событие четко разделило общество надвое.

Акция протеста объединила почти всех сторонников оппозиции, которые возложили ответственность за это, как они его назвали, «политическое преступление» на власть. Сами бывшие кандидаты на пост президента от оппозиции тоже участвовали в марше, но не привлекая к себе особого внимания. Среди демонстрантов были такие видные аргентинские политики, как Эрнесто Санс, Серхио Масса, Маурисио Макри и другие.

В преддверии марша правительство развило бурную деятельность: чиновники допрашивали организаторов и охарактеризовали мероприятие как попытку выбить почву из-под ног президента. За несколько часов до марша Кристина Киршнер выступала по национальному телеканалу, однако не сделала никаких комментариев относительно акции протеста.

Приветствуемые аплодисментами, уставшие, но благодарные участникам, прокуроры взошли на трибуну в 20.08. Микрофон передали аргентинскому правозащитнику Хулио Пиумато, который объявил минуту молчания. Потом люди стали расходиться. Акция подошла к концу.

inosmi.ru

Поделиться в соц. сетях

0