Директор ФБР неправильно понимает Холокост

Директор ФБР неправильно понимает Холокост

Протестует польский посол в Вашингтоне, протестует польский президент, протестует спикер польского парламента (за которым я замужем) — а посол США в Варшаве без конца извиняется. Почему? Потому что в речи на тему просвещения о Холокосте, перепечатанной Washington Post, директор ФБР Джеймс Коми (James Comey), продемонстрировал, насколько сильно он сам нуждается в этом просвещении.

В двух плохо сформулированных предложениях Коми как будто повторил польским читателям миф Второй мировой войны, который сводит их с ума: а именно, что те, кто жил в оккупированной Восточной Европе, в полной мере несут ответственность за политику Германии. Он сказал об этом так:

«Убийцы и их помощники из Германии, Польши, Венгрии и многих других мест в их понимании не делали ничего плохого. Они убедили себя, что это правильно, что они должны это делать».

В этой паре исключительно слабых предложений есть ряд неточностей, начиная с огромной разницы между Германией и прочими странами. Во время войны истребление евреев было государственной политикой Германии. В реализации такой политики участвовали не «помощники», а сотни чиновников, десятки тысяч солдат. Для ее осуществления составлялись планы и расписания поездов. Германия также содействовала созданию коллаборационистских правительств в других странах, например, вишистского правительства Франции. Некоторые из них при помощи собственной полиции отправляли евреев в немецкие лагеря смерти.

Германия также оккупировала Польшу, но там не было своего «Виши». Во время войны польского государства вообще не существовало. Именно такое отсутствие польского государства подтолкнуло немцев к созданию мира беззакония и жестокости, в котором убить можно было любого — без суда и следствия. А евреев можно было депортировать. Любого поляка, помогавшего евреям, могли мгновенно расстрелять вместе с семьей. Расстреляли многих. Погибли многие поляки — интеллектуалы, священники, политики. Все они стали жертвами нацистов.

В ходе войны была разрушена большая часть польской инфраструктуры, промышленности и памятников архитектуры. В такой атмосфере многие люди были напуганы участью евреев или проявляли к ним безразличие, а некоторые убивали, чтобы не убили их. Но это не значит, что «в их понимании они не делали ничего плохого».

Обстоятельства в Венгрии отличались, но и там понятно, что ведущую роль играла Германия. Правительство военного времени Миклоша Хорти (Miklós Horthy) действительно принимало антисемитские законы и сотрудничало с нацистами. Но массовые убийства и депортация венгерских евреев в Освенцим началась только в марте 1944 года, когда это правительство было распущено, и ему на смену пришло прямое оккупационное правление Германии. Иными словами, когда венгерское государство было распущено, Венгрия также превратилась в зону жестокости и беззакония, где было возможно все.

Поэтому то, что говорит Коми, это неправда. Неправда, что «убийцы и их помощники из Германии, Польши, Венгрии и многих других мест» каким-то образом несут ответственность за Холокост. Неправда и то, что в истории Холокоста «хорошие» в целом люди убедили себя, что «это правильно, что они должны это делать».

Напротив, это история о силе страха, об опасности беззакония и ужаса, которые стали возможны по причине особой формы государственного террора Германии в период с 1939 по 1945 годы, террора, заставившего многих людей делать такие вещи, которые были ужасны и неправильны, о чем им было известно. Если директор ФБР хочет извлечь какие-то уроки из прекрасного музея Холокоста в Вашингтоне, это достойно восхищения. Но сначала ему надо было понять то, что он увидел.

Автор статьи ведет колонку по международным делам в Washington Post. Она директор программы глобальных преобразований в лондонском институте Legatum.

ИноСМИ

Поделиться в соц. сетях

0