Экономика России застывает

Москва — спустя год после начала конфликта на Украине можно уже, на самом деле, слово «кризис» заменить на слово «катастрофа». В конечном итоге слово «кризис» на древнегреческом языке означает поворотный пункт, момент принятия решений, развилка дороги. Если ситуация после кризиса не улучшается, и падение продолжается, то наступает катастрофа. Ничто не свидетельствует о том, что возникшая в отношениях между Украиной и Россией, а также между Россией и Западом политическая катастрофа быстро закончится. Горячая война на востоке Украины превратилась в замороженную войну — без значительных столкновений, но и без существенного прогресса. Западные санкции приобрели постоянный характер, и их быстрая отмена представляется крайне маловероятной.

И российской экономике в ближайшее время грозит окоченение. Еще в 2012 году, за два года до начала украинского конфликта, началось ее падение. В начале нового тысячелетия высокие цены на нефть и рост ее добычи наполняли государственную казну, что позволило обеспечить трансферты и повышение заработной платы. В результате образовался потребительский бум. Президент Владимир Путин только потому смог стабилизировать ситуацию, что ему повезло — он оказался в нужное время в нужном месте.

Однако в золотые годы не было сделано достаточно инвестиций для того, чтобы создать инновационную и всесторонне развитую экономику. Образовавшиеся структурные проблемы проявляются в том, что, несмотря на достаточно высокую загрузку в промышленности и относительно низкий уровень безработицы, валовой внутренний продукт страны в 2014 году вырос всего на 0,6%. Если цены на нефть не будут больше расти, то российская модель выдохнется.

В этом году рецессия в России представляется неизбежной, и, судя по всему, ее экономика продолжит сокращаться и в 2016 году. Но вот уже год речь идет не только о конъюнктурных циклах и структурных слабостях. Катастрофа на Украине двумя способами парализует Россию, и в результате не только ускоряется спад, но и на долгий период оказывается негативное воздействие на потенциал роста: во-первых, из-за санкций и, во-вторых, по причине внутреннего ледникового периода — ледникового периода в головах, и именно таким образом русские вынуждены оплачивать возвращенный, по их мнению, статус великой державы (при этом не учитывается практическая стоимость слабого рубля, а также двузначные показатели инфляции).

Последствия аннексии Крыма

По поводу санкций: они затрагивают большую часть российских банков в том, что касается получения среднесрочных или долгосрочных кредитов в странах Евросоюза, а также в Соединенных Штатах. Подобная ситуация сама по себе не способна вызвать в российских финансовых институтах серьезный кризис. Однако вместе с другими экономическими проблемами это приводит к тому, что Москва должна предоставлять слишком много средств банкам для гарантирования ими своей капитальной базы и ликвидности — а это те деньги, которые в условиях рецессии крайне необходимы в других местах.

Кроме того, санкции препятствуют разработке новых, более труднодоступных месторождений нефти, и в результате многие международные проекты были закрыты. Пока еще добыча нефти в России остается почти незатронутой, однако в среднесрочной перспективе остановленные проекты имеют огромное значение, и они были призваны компенсировать падение объемов извлекаемой нефти на разрабатываемых еще с советского времени западносибирских месторождениях. Помимо этого, существующие уже в течение длительного периода времени более низкие цены на нефть осложняют жизнь российским концернам.

Часто критики говорят о том, что введенные санкции в краткосрочной перспективе почти не оказывают никакого давления на Москву. Но в этом есть и хорошая сторона, поскольку их негативное воздействие не сразу ввергает Россию в пропасть, меньше давления оказывается на принятие решения об отмене санкций, а тем временем принятые штрафные меры под поверхностью разрушают многое из того, что было создано в прошлые годы. И чем дольше они действуют, тем больше происходит разрушений. Конечно, вполне возможно, что Брюссель и Вашингтон отменят некоторые санкции, когда ситуация на Украине улучшится. Но базисный уровень штрафных мер останется до тех пор, пока Россия аннексирует полуостров Крым. Вместе с тем Путин никогда не уйдет из Крыма, и маловероятно, что это когда-нибудь сделает его преемник.

Патриотизм и изоляция выступают в качестве тормоза

Кроме того, Россия сама налагает новые путы и тем самым усиливает те факторы, которые способствовали возникновению экономических проблем еще до начала украинского кризиса. Реформы — это более значительные стимулы для инвесторов, больше свободы для предпринимателей и меньше вмешательства со стороны государства, более либеральное общество и большая открытость по отношению к экспериментам.

Всего этого не следует ожидать в то время, когда проповедуется патриотизм, все нерусское считается потенциально опасным, а изоляция представляется как идеальный путь. В краткосрочной перспективе объем производства некоторых предприятий увеличивается, особенно когда речь идет о продуктах питания и необходимости замещения запрещенного импорта. Однако этот плюс основывается не на новых конкурентных преимуществах или на более высоком качестве, а на искусственным образом подогреваемом спросе.

Успешную экономику нельзя построить с помощью указаний государства — она должна сама обеспечивать свой рост. Однако подобного рода соображения не оказывают влияния на процесс принятия решений Путина. Может быть, он полагает, что таким образом он оказывает услугу российскому народу, но это остается его тайной.

Значительно более вероятно то, что его стране предстоят многие годы слабого экономического роста, и в результате она будет еще больше отброшена назад в конкурентной борьбе с другими развивающимися экономиками. В России становится все темнее, однако Кремль предлагает радостно воспринимать это как озарение.

inosmi.ru

Поделиться в соц. сетях

0