Европа на грани демократической пропасти

В начале 2015 года на европейской арене особо отметились два явления, которые диаметрально противоположны друг другу по своей логике и главным действующим лицам. Речь идет о плане ЕЦБ по выкупу гособлигаций и победе партии СИРИЗА на выборах в Греции. Независимый европейский институт отходит от буквы доверенного ему по договорам мандата. А в Греции радикальная левая партия добивается победы на выборах с построенной на неприятии европейских ограничений программой. Оба этих события являются результатами двух противоположных процессу европейской интеграции тенденций, однако сводятся к общему источнику: борьбе за переосмысление основополагающего европейского пакта.

Решение ЕЦБ вписывается в так называемую функциональную логику интеграции. Государства-члены изначально поступаются собственными полномочиями в каком-либо секторе, чтобы тем самым добиться повышения его эффективности благодаря такой синергии. Однако интеграция секторов ведет к нарушениям работы на их периферии, для противодействия которой требуется уже интеграция смежных отраслей. Так, по мнению многих экономистов, валютный союз автоматически влечет за собой банковский, который в свою очередь не может нормально работать без бюджетного, а тому уже требуется налоговый, но он едва ли возможен без политического. По такой логике, политика ЕЦБ может нарушать букву договоров, но раз она необходима для спасения еврозоны, то оправдана.     

Бунт греческого народа на избирательных участках в свою очередь отвечает уже иной логике: принципу демократии, который получает воплощение в лице суверенного государства. Коллективное самоопределение народа реализуется через принцип большинства в рамках конституционного режима защиты основополагающих прав. Не может быть никакой демократии, если власть правительства (кратос) так или иначе не находится под контролем народа (демос). Нет демократии и в том случае, если избранное народом правительство не в силах реализовать то, ради чего его избрали. По этой логике односторонний выход Греции из еврозоны может стать трагическим шагом (причем не только для греков, но и для других государств-членов и самого европейского пакта), но это никак не отменило его легитимности как результата демократического решения.

Сопротивление демократического принципа

Необходимость против самоопределения. Да, мы дошли до такого. Европа нужна, хотя бы в геополитическом плане, но она навязывает свои законы и подчиняет тех, кто хочет от нее отойти. Подавляющее большинство греков категорически не согласны с программой структурных реформ тройки, но хотят остаться в еврозоне, потому что боятся хаоса…

Некоторых может успокоить тот факт, что всего месяц спустя после триумфа на выборах в СИРИЗА предпочли съесть свою шляпу, побоявшись  авантюры с выходом из еврозоны (по крайней мере, на данном этапе). Но тут мы имеем дело с унижением суверенного народа. Если общественный кризис подтолкнул народ ЕС избрать радикальных левых, как далеко может завести его унижение? Быть может, он поддержит ультраправых? В этом заключается одно из проявлений сопротивления демократического принципа функциональной логике интеграции: это выбранный народом политический разрыв.

Еще один возможный вариант сопротивления — конституционный разрыв. На этот раз источником опасности выступает противоположная Греции по всем показателям страна: Германия. Продвижение интеграции под давлением таких независимых европейских организаций как Суд Европейского Союза (СЕС) и ЕЦБ влечет за собой усиление конституционного давления на юридические системы национальных государств. По уже упомянутым функциональным причинам и логике власти основополагающий пакт европейских договоров (в том виде, в каком они были задуманы государствами) постепенно переосмысливается и переоценивается наднациональными институтами, которые никем не были избраны и не зависят от национальных правительств.

Так, СЕС с 1960-х годов юридическим образом закрепляет во имя полезного действия права ЕС (внутренний рынок невозможен без одинаковой интерпретации и равной реализации права ЕС по всему союзу) два принципа конституционного характера, которые, тем не менее, никак не прописаны в союзных договорах: принцип прямого действия (право ЕС напрямую применяется в национальной юриспруденции) и принцип главенства права ЕС (оно стоит выше национальных законов, в том числе и конституций). С помощью различных механизмов он продолжает работу по максимальному расширению поля применения права ЕС, воздействие которого сейчас опирается практически во всех областях национального права. ЕЦБ же в 2012 году с планом валютных операций и сейчас с программой выкупа гособлигаций легко и непринужденно обходит черным по белому прописанный запрет оказывать финансовую помощь государствам и их вторичным банкам.

Как бы то ни было, необходимость спасать еврозону и обеспечить эффективность права ЕС не могут, по мнению национальных конституционных судов, стоять выше уважения к правовому государству, последними гарантами которого они и являются. У каждого есть собственное понимание правового государства и интерпретация требований ЕС.

Позиция конституционного суда Германии одна из самых жестких, чтобы не сказать догматических. Германия больше любой другой европейской страны опирает легитимность своего политического режима на правовом государстве, которое получает воплощение в конституционном суде. Тот открыто предупредил СЕС в намерении признать неконституционным поведение СЕС и ЕЦБ по отношению к букве договоров. Нынешнее рассмотрение в СЕС программы валютных операций ЕЦБ представляет собой в этом плане бомбу замедленного действия.

Вопрос основ политической Европы

Таким образом, Европа хранит хрупкое равновесие на краю демократической пропасти. Сформировавшееся в результате постоянного углубления процесса функциональной интеграции давление на демократический принцип представляется в перспективе совершенно неприемлемым. И мы приближаемся к этой перспективе, то есть концу отныне изжившей себя парадигмы. Как поступит Греция в июле, когда речь пойдет о третьем плане помощи? На выборах во Франции мы видим новые результаты национального фронта, которые еще 10 лет назад казались чем-то совершенно немыслимым. Приход Нацфронта к власти в ряде крупных регионов теперь вполне возможен. И даже победа на президентских выборах 2017 года не кажется чем-то абсурдным. Наконец, назревает конституционный кризис, который способен подорвать юридические основы внутреннего рынка: первая его вспышка ожидается в Карлсруэ. 

Такова судьба европейского проекта, который по большей части сводится к функциональному процессу интеграции. Дел в том, что процесс — не основополагающий акт. Он не рвет с отправным пунктом, то есть принципом государственного суверенитета, а постепенно отдаляется от него, порождая все большую напряженность. В цели по формированию «все более тесного союза европейских народов» содержится внутреннее противоречие, которое предвещает конечный крах.

Повторимся, процесс не означает основополагающий политический акт. Именно это должно стать отправной точкой любых размышлений о будущем Европы. Европа великих проектов французов, ордолиберальная Европа немцев (то есть рыночная экономика с опорой на право, а не государственную власть)… всему этому не хватает главного: какое основание есть у политической Европы? Европейцы больше не могут и дальше избегать этого вопроса. Рано или поздно придется совершить качественный скачок конституционного (суверенитет) или бюджетного характера (государственная власть), который преобразит политическую природу ЕС. У нас впереди еще 10 лет.

inosmi.ru

Поделиться в соц. сетях

0