Европа не может мириться с разделом Украины

Разве не получается, что с геополитической точки зрения православные создают для безопасности Европу даже большую опасность, чем мусульманские фундаменталисты? Разумеется, в такой ремарке хватает намеренной провокации и иронии. Но если судьба Украины важнее для будущего Европы, чем угроза со стороны Исламского государства, та поддержка, которую Москва получила от нового греческого премьера Алексиса Ципраса, не может не вызывать беспокойства. Да, расхождения насчет политического ответа на действия Путина на Украине существовали в Европе еще задолго до прихода Ципраса к власти в Афинах, а сама Греция всегда ощущала близость к России вне зависимости от правительства (солидарность православных обязывает). Однако в начале февраля, когда амбиции России стали еще больше и яснее, а насчет агрессивных планов Путина не осталось почти ни капли сомнений, поведение Афин выглядит поистине шокирующим. Быть должником по кредитам — это одно, а предателем в стратегическом плане — нечто уже совершенно другое.

Сейчас уже нельзя сказать, как раньше, что Путин не знает, чего хочет, колеблется, реагирует на события без конкретного видения и четкого плана.

Для анализа стратегического мировоззрения Путина стоило бы скорее вспомнить заявление генерала Фоша перед битвой на Марне в 1914 году: «Правый фланг завяз, левый отступает. Просто прекрасно, я атакую». С поправкой на нынешние реалии оно бы выглядело следующим образом: «Цены на углеводороды падают, рубль слабеет, капиталы утекают. Я атакую!»

Становится все яснее, что последние наступательные операции сепаратистов на востоке Украины при поддержке оружием и бойцами из Москвы отражают совершенно определенные стратегические планы: создать настоящее пророссийское микрогосударство или же вообще сделать эти регионы частью России как Крым. По такой схеме стремление захватить порт Мариуполь без сомнения носит решающий характер.

Подобный план позволил бы реализовать как внутриполитические задачи, так и внешнеполитические амбиции России.

В России полным ходом развивается общественный проект, который объединяет в себе исторический национализм и религиозные взгляды и призван отвлечь внимание российских граждан от растущих сложностей в повседневной жизни. Разве это не наглядное подтверждение того, что лучшая защита — это нападение? Все те, кто отказываются воспринимать подобную интерпретацию движения российской политики (а их очень немало), либо наивны, либо ослеплены собственными политическими, экономическими и финансовыми интересами. Сейчас, когда Путин упорно идет по пути реализации своего экспансионистского и ревизионистского проекта, для нас чрезвычайно важно поставить перед ним четкие границы. Но как это сделать? Политика санкций, безусловно, наносит ущерб, но самой по себе ее совершенно недостаточно. В условиях начатого с Москвой противостоянии политической воли важно уже не только ослабить Россию, но и в первую очередь укрепить Украину. Залогом этого является как можно большая финансовая помощь Киеву, пока его экономика не пошла прахом.

Для это необходимо объяснить общественному мнению наших государств значимость ставок в украинском кризисе и особо подчеркнуть тот факт, что сегодняшняя Украина не похожа на вчерашнюю, что нынешняя киевская власть выгодно отличается от предшественницы. Нам нужно предоставить Киеву помощь во имя общих демократических ценностей. Правовое государство на Украине еще далеко от совершенства, но достигнутый прогресс более чем реален. Означает ли поддержка Киева любовь к Украине? Подобное нельзя исключать. Наша задача — убедить Путина, что в стремлении создать на украинской территории подобие Приднестровья или Абхазии он слишком многим рискует. Его крошечные завоевания обойдутся во множество человеческих жизней. 40% падение рубля — это одно, а возвращение на родину солдатских гробов — уже совсем другое. Российский народ будет поддерживать Путина только до определенного предела. Ему не нужен на Украине второй Афганистан.

Необходимо повторять это снова и снова. На Украине сейчас решается будущее нашего континента и его равновесие в долгосрочной перспективе. Россия подчеркивает защиту своего православного самосознания. Европе нужно с точно такой же силой отстаивать свои демократические взгляды. Поддержка Москвы со стороны ультралевых и ультраправых партий — это не просто результат слияния антиамериканского настроя и неприятия либеральной демократии. Французский Национальный фронт возмущается и называет безнравственным поездку Франсуа Олланда на похороны скончавшегося короля в Саудовскую Аравию. В то же время предложенная Владимиру Путину поддержка не создает для партии Марин Ле Пен ни малейших проблем нравственного или стратегического толка.

Мы можем достичь с Афинами компромисса по долгу, но не по России. Во имя православной веры мать всех демократий по сути идет против своих же основополагающих принципов. Членство в Европейском Союзе подразумевает и приверженность к его ценностям, на первом месте среди которых стоит защита демократии и неприятие использования военной силы для пересмотра существующих границ. Путин же сейчас открыто попирает эти принципы прямо на наших глазах.

Политика примирения и снятия напряженности с путинской Россией не имеет смысла. Но помогая Украине, мы помогаем и себе самим.

Оригинал публикации: L’Europe ne peut se résigner au dépeçage de l’Ukraine

Опубликовано: 02/02/2015 20:30

http://inosmi.ru/world/20150203/226027815.html

Поделиться в соц. сетях

0