Футбольная мафия

НЬЮ-ЙОРК — Арест семи чиновников ФИФА в швейцарском отеле ранним утром 27 мая удивителен лишь тем, что это вообще произошло. Считалось, что ухоженные люди в дорогих костюмах, управляющие международной федерацией футбола, недосягаемы для закона. Какие бы не ходили слухи, какие бы не публиковались доклады о взятках, откатах, фальсификациях и других нечестных методах работы, президент ФИФА Йозеф «Зепп» Блаттер, его коллеги и партнеры всегда выходили сухими из воды.

Пока что 14 человек, включая девять бывших и нынешних топ-менеджеров ФИФА (но не Блаттер), подозреваются в совершении целой серии преступлений мошеннического и коррупционного характера в США, где прокуратура обвиняет их, среди прочего, в присвоении 150 миллионов долларов в виде взяток и откатов. Тем временем, федеральная прокуратура Швейцарии расследует теневые сделки, стоящие за решениями о проведении чемпионатов мира по футболу 2018 и 2022 года в России и Катаре, соответственно.

Конечно, в профессиональном спорте существуют давние традиции вымогательства и подкупа. Например, американские гангстеры всегда имели серьезные интересы в боксе. Даже когда-то очень джентельменская игра крикет оказалась запятнана связями с сетями азартных игр и другими нечестными дельцами. ФИФА является всего лишь самой богатой, самой могущественной и самой глобальной дойной коровой из всех.

ФИФА иногда сравнивают с мафией, а Блаттера, родившегося в небольшой швейцарской деревне, зовут «дон Блаттероне». Это не вполне справедливо. Насколько мы знаем, штаб-квартира ФИФА в Цюрихе никогда не заключала контрактов на убийство. Однако секретность этой организации, методы запугивания тех, кто противостоит её руководителям, её опора на взятки и систему покровительств и одолжений действительно имеют тревожное сходство с миром организованной преступности.

При желании в ФИФА, конечно, можно видеть просто плохо работающую организацию, а не криминальное предприятие. Но даже в таком, более благосклонном сценарии эти должностные преступления стали прямым следствием абсолютной непрозрачности федерации. Вся её работа ведется сплоченной группой мужчин (женщины в этом сомнительном бизнесе не участвуют), в которой все без исключения обязаны своему боссу.

Всё это началось не при Блаттере. Это его предшественник, ужасный бразилец Жуан Авеланж, превратил ФИФА в коррумпированную и очень богатую империю, включая в неё все больше и больше развивающихся стран, чьи голоса покупались разнообразными и очень прибыльными маркетинговыми и медиа-контрактами.

Огромные объемы корпоративных денег от Coca-Cola и Adidas попали в эту систему, а оттуда прямиком в просторные карманы властителей стран третьего мира и, как говорят, самого Авеланжа. Coca-Cola была главным спонсором чемпионата мира по футболу 1978 года в Аргентине, которой тогда управляла жестокая военная хунта.

Блаттер не так груб, как Авеланж. В отличие от бразильца он не поддерживает открытых связей с гангстерами. Но его власть тоже опирается на голоса стран за пределами Западной Европы, а их лояльность точно также обеспечивают обещания прав на телетрансляции и коммерческие франшизы. В случае с Катаром право провести чемпионат мира по футболу досталось стране с абсолютно неподходящим для этого климатом, на стадионах, которые в спешке и ужасающих условиях строят бесправные рабочие-мигранты за низкую зарплату.

Жалобы со стороны чуть более щепетильных европейцев часто отвергаются обвинениями в неоколониалистских подходах и даже расизме. Блаттер является типичным человеком нашей эпохи. Это безжалостный делец, который представляет себя сторонником развивающихся стран, защищающим интересы африканцев, азиатов, арабов и латиноамериканцев перед лицом заносчивого Запада.

Многое изменилось с тех времен, когда корыстным представителям беднейших стран платили за поддержку западных политических и коммерческих интересов. Конечно, такие случаи еще бывают. Но по-настоящему большие деньги теперь чаще всего делаются не на Западе, а в Китае, странах Персидского залива и даже России.

Западные бизнесмены, архитекторы, художники, президенты университетов, директора музеев, все, кто нуждается в больших суммах для финансирования дорогих проектов, вынуждены теперь вести дела с незападными авторитарными лидерами. Как и демократически избранные политики, естественно. Некоторые, например, Тони Блэр, уйдя из правительства, даже сделали на этом карьеру.

Потворствование авторитарным режимам и теневым бизнес-интересам — не лучшая затея. Нынешний альянс западных интересов — в области искусства и высшего образования, а также спорта — с богатыми, недемократическими силами ведет к компромиссам, которые могут легко разрушить уважаемую репутацию.

Одним из способов отвлечения внимания является использование старой, антиимпериалистической риторики левых. Иметь дела с диктаторами и теневыми олигархами уже больше не позорно, а почетно. Продать франшизу университета или музея стране Персидского залива, построить еще один гигантский стадион в Китае или заработать состояние на футбольных решениях в пользу России или Катара — это прогрессивно, анти-расистски, это триумф всемирного братства и общечеловеческих ценностей.

Это наиболее раздражающий аспект ФИФА Блаттера. Коррупция, подкуп голосов, абсурдная жажда международного престижа у футбольных боссов, выпячивание мундиров в медалях и орденах — всё это в порядке вещей. Раздражает лицемерие.

Горевать по поводу потери глобального превосходства и влияния Европы и США бесполезно. И мы не можем точно предсказать политические последствия этих перемен. Но если грустная история ФИФА является каким-то индикатаром, мы можем сделать вывод, что при любой форме правления деньги правят миром.

inosmi.ru

Поделиться в соц. сетях

0