Германия — заложница собственной мощи

Мы уже видели Ангелу Меркель с гитлеровскими усиками на греческих карикатурах. Как и министра финансов Вольфганга Шойбле в форме СС. Таким не слишком-то элегантным образом греки выразили протест против политики жесткой экономии, которую навязали им Международный валютный фонд и брюссельские институты по требованию (они твердо в этом уверены) немецкого правительства. Кроме того, они напомнили, что Греция по-прежнему добивается от Германии выплаты репараций за оккупацию с 1941 по 1944 год.

Официально немцы были до глубины души возмущены карикатурами и ответили на них собственным представлением греков «собирателями оливок», которые живут в праздности на европейские субсидии.

Der Spiegel же в очередной раз пошел против течения и опубликовал 21 марта на обложке коллаж Ангелы Меркель на фоне Пантеона в обществе нацистских генералов. Заголовок гласил: «Немецкая сверхдержава. Как европейцы воспринимают немцев». 

Оригинальный снимок сделали в 1941 году, когда еще 20-летний Манолис Глезос стал героем всей Греции, сорвав развевавшийся над Акрополем нацистский флаг.

Сегодня он — европейский депутат от партии СИРИЗА нового премьера Алексиса Ципраса. И громче всех требует выплатить Греции военные репарации, которые та так и не получила от Германии. С учетом набежавших процентов речь идет о сумме в 160 миллиардов евро, то есть о половине всего долга страны!

Обложка Der Spiegel появилась за два дня до первого официального визита в Берлин Алексиса Ципраса, целью которого было восстановить доверительные отношения двух правительств. В своем материале издание рассуждает о том, действительно ли Германия пошла по пути к IV Рейху. В Der Spiegel признают «глупым» сравнение Германии с гитлеровским Рейхом, но «оправданно ли называть Германию эгоистическим гегемоном Европы?»  

Обложка, разумеется, породила споры и критику, особенно со стороны других немецких СМИ. Левоцентристская газета Süddeutsche Zeitung отметила неприемлемую любовь Der Spiegel к заигрыванию с «нацистскими темами». Как считает издание, это смесь недобросовестности, нездоровой тяги к печальному прошлому и стремления привлечь к себе внимание.  

Действительно ли было нужно печатать фото позирующих в захваченных странах генералов Вермахта, чтобы поднять вопрос экономической политики Ангелы Меркель, роли Германии, ее положения в европейской торговле и правилах жесткой экономии, которые она пыталась утвердить по всей еврозоне? Главный редактор Der Spiegel Клаус Бринкбаумер убежден: заголовок «жесткий и даже избыточный, но недопонимание он может вызвать лишь у тех, кто не хочет ничего понимать».

Если отложить в сторону провокационный характер обложки Der Spiegel и порожденную ей полемику, нужно отметить, что она поднимает куда более глубокий вопрос, который не раз возникал в немецкой истории. 

За границей Германию считают сильной державой, тогда как многие немцы уверены в ее уязвимости. Недавняя трагедия с Airbus A320 компании Germanwings только усиливает это чувство. Но подобные настроения существовали еще в XIX веке. Историки называют Германию «полугегемоном», который слишком силен, чтобы быть просто частью коллективной системы, но слишком слаб, чтобы встать над ней.

Парадоксы и противоречия

Экономическое благополучие Германии представляется некоторым неслыханной дерзостью на фоне высокой безработицы во многих европейских государствах. Складывается впечатление, что только Берлин извлек для себя пользу из единой валюты, которая была призвана покончить с доминирующим положением марки по отношению к остальным европейским деньгам. Как считают соседи и партнеры, экономическая мощь не может не получить отражения в политике. 

Немцы же воспринимают ситуацию с точностью до наоборот. Хотя они и признают, что сейчас их положение лучше, чем у других, они опасаются распространения экономической и финансовой нестабильности с попустительски, по их нению, настроенных государств, с которыми они связали свою судьбу в еврозоне.    

На этот парадокс накладывается и следующее противоречие: Германия не спешит прилагать свою экономическую мощь где-то еще помимо сферы экономических и торговых интересов. Более того, она не просто бездействует, а боится последствий собственного политического влияния.

Поэтому изображение Ангелы Меркель рядом с нацистскими офицерами иллюстрирует вовсе не ее склонность Германии к господству, а ее разрыв с прошлым.

Несмотря на заявления некоторых представителей руководства о том, что на Германии лежит немалая ответственность (из-за ее прошлого, а не вопреки ему), в частности в сфере защиты демократии и прав человека, Берлин зачастую предпочитает воздерживаться от активного участия в международных делах. Европейские партнеры во главе с Францией выражают сожаление по этому поводу, однако они первыми бы проявили беспокойство, если бы у Германии действительно возникли политические планы.

ИноСМИ

 

Поделиться в соц. сетях

0