Глава Renault-Nissan Карлос Гон: Альянс намерен увеличить долю на российском рынке до 40%

24/12/2014

Toyokeizai: Рубль продолжает падать. Как это влияет на компанию Nissan?

Карлос Гон:  Наш альянс, включающий три компании (Renault, Nissan и АвтоВАЗ), занимает 33% российского рынка, что является самой большой долей. Хорошие новости состоят в том, что даже во время кризиса мы продолжаем увеличивать долю. Плохие новости — автомобильный рынок сократился на 10%. К тому же рубль оказался в катастрофической ситуации. Это отражается на всей нашей отрасли. В России автомобили не производят на территории страны: двигатели, трансмиссии, запасные части и даже сами автомобили импортируются из Европы или Японии. Если рубль девальвируется, все начинают испытывать дефицит. Некоторые производители уже практически свернули свою деятельность, некоторые приняли решение о закрытии завода. В таких условиях невозможно строить планы.

Увеличение доли в разгар кризиса

—  Мы являемся компанией, которая больше всех производит автомобили на территории России, поэтому по сравнению с другими автопроизводителями на нас не сильно влияет падение курса рубля. Мы продолжаем продавать продукцию, большая часть запчастей к которой производится в России. Тем не менее пришлось увеличить цены на те автомобили, запчасти для которых производятся за рубежом (с декабря цены на половину моделей увеличились на 2-8%). Если рубль продолжит падать, нам придется поднять цены еще. Продажу некоторых моделей мы приостановили с целью исследования рынка. Мы хотели бы работать в России, но нам необходимо заботиться о нашей компании в краткосрочной перспективе. В настоящее время мы приняли все необходимые меры. Пока еще есть потенциал, этот рынок продолжит оставаться большим. Когда-нибудь кризис закончится. Когда рынок восстановится, надо будет сохранить свои позиции. Даже во время кризиса мы будем по возможности расширять долю, доведя ее до 40%.

Увеличится производство на территории Японии

— Вы говорили, что ваша цель — производить в Японии миллион автомобилей в год, однако в этом году будет произведено 910 тысяч автомобилей. Компания использовала тактику, при которой автомобили производились в зависимости от спроса. Поскольку курс йены упал, будете ли вы менять этот курс?

— Когда курс йены находился на уровне 75-80 йен за доллар, мы приравнивали средний курс к 100 йенам за доллар. Сейчас курс японской валюты снизился на 40 йен. Почти на 50%. Поскольку условия для нас стали более выгодными, производство внутри Японии увеличилось. Это логичный шаг. С другой стороны, мы хотели бы продолжать поддерживать уровень продаж и производства в других странах. Это наша стратегия на долгие годы. Но иногда появляется хорошая возможность, рынок растет, некоторые модели неожиданно становятся популярными. Сейчас, например, большой популярностью пользуется Nissan X-Trail. Он хорошо продается и в США. Этот сегмент сейчас находится на пике. Поскольку производственных мощностей в других странах не хватает, можно увеличить производство в Японии, воспользовавшись выгодным курсом йены. Производство на экспорт только моделей X-Trail мы можем увеличить на 100 тысяч автомобилей в год. Я удивлюсь, если в будущем году в Японии не будет произведено миллион автомобилей. Я уверен в том, что в год будет производится миллион машин.

Экспорт восстановился

— Как вы оцениваете «абэномику»?

— Я лично поддерживаю. Бизнесменам нравится определенность. У «абэномики» есть прямота. Было сказано о том, что йена должна находиться на более рациональном уровне, и это было сделано. Мы просили о 100 йенах за доллар, но его сделали даже меньше. Принимаются конкретные меры в отношении энергетической сферы. Поскольку экономике уделяется первостепенное значение, я как бизнесмен не могу не поддерживать эти реформы. Пока еще рано делать какие-либо оценки, но экспорт уже оживился. Через полгода, год, два года польза для экспорта будет очевидна. Я уверен в том, что «абэномика» принесет позитивные результаты.

— Две малолитражки, разработанные совместно с Mitsubishi, производятся на заводе Mitsubishi. Вы планируете производить их на своем заводе?

— Необязательно все малолитражки должны производиться на заводе Mitsubishi. Мы можем производить третью малолитражную модель, которая сейчас в разработке, у себя, но все будет зависеть от нашей конкурентоспособности. Наши заводы конкурентоспособны, но если у партнера этот показатель лучше, конечно же, производством будет заниматься он.

— В сентябре этого года вице-президент Энди Палмер перешел в Aston Martin. С начала года произошло много перемен в верхушке Nissan.

— Разве в последнее время кто-то ушел? (смеется) Это и есть конкуренция. Ответственным по марке Infinity стал Роланд Крюгер. Мы взяли его не потому, что раньше он работал в BMW. Он обладает богатым опытом и выдающимися способностями, поэтому мы его наняли. На автомобильном рынке идет борьба за кадры. Особенно это касается талантливых дизайнеров. Компания Hyundai решила, что у них нет хорошего дизайнера, поэтому они взяли его со стороны, и сейчас они выпускают прекрасные автомобили. Для автомобилестроения нужны не только талантливые кадры, но и выдающиеся сотрудники на важных позициях. Они должны обладать реальным опытом, а не только теорией. Талантливых людей не так-то просто найти, и их сложно заменить. Я думаю, текучка кадров возрастет. Сотрудники будут уходить и приходить.

Увеличение продаж транспортных средств на топливных элементах (FCV) займет время

— В этом году Toyota начала продавать автомобили FCV. В будущем году такую же модель выпустит Honda. Nissan планирует сделать FCV к 2017 году.

— Я рад тому, что другие компании выводят на рынок экологически чистые автомобили, поскольку у людей появляется выбор. Хорошо, что конкуренция возрастет. FCV — это прекрасная технология, но я не думаю, что она полностью готова. Затраты пока еще слишком большие, инфраструктура также не подготовлена. Даже у электрокаров есть много проблем. Не хватает зарядных станций, а у водородных станций совсем другие нюансы. Для того, чтобы продавать такие автомобили в больших объемах потребуется время. Массовое производство — это не 500 или 1000, это 100 тысяч машин в год. Сейчас мировой спрос составляет 84 миллиона автомобилей. Если в год производить 100 или 500 машин, это не более, чем эксперимент. В этом смысле электромобили более близки к массовому производству.

— Много автомобилей отзывают из-за проблем с подушками безопасности производства Takata. Какие меры необходимо принять автопроизводителям?

— Я хотел бы воздержаться от комментариев в отношении компании Takata. Это серьезная проблема, которая затронула всю отрасль. Прежде всего мы должны заботиться о безопасности наших клиентов. Для этого мы должны сотрудничать с соответствующими органами, которым мы ежедневно предоставляем всю необходимую информацию.

Оригинал публикации: 日産ゴーン社長、「ロシアはシェア4割狙う」

Опубликовано: 23/12/2014 13:17

http://inosmi.ru/world/20141224/225145160.html

Поделиться в соц. сетях

0