Говоря про «предательство Запада», Путин лжет

Владимир Путин и его сторонники при каждом удобном случае утверждают, что в 1990 году была достигнута договоренность о том, что расширение НАТО на восток исключено. Это лживое утверждение опровергает документальный фильм, показанный телеканалом Phoenix.

Все хотят быть легитимными. Даже безжалостные диктаторы и разжигатели войн стремятся оправдать в глазах общественности начатые ими без всяких на то оснований конфликты — ведь наверняка найдутся люди, которые поверят их объяснениям.

Так, Гитлер оправдывал свое нападение на Польшу в 1939 году, а также нападение на СССР двумя годами позднее тем, что в обоих случаях противоположная сторона якобы сама готовилась напасть на Германию. Однако этим объяснениям не верил никто ни в самом Германии, но в других странах. Тем не менее, и по прошествии 75 лет находятся люди, говорящие о «превентивных войнах».

Очевидно, Путин в этом плане ориентируется на Адольфа Гитлера. Во всяком случае, такой вывод можно сделать, слушая аргументы российского президента в пользу все еще холодной войны против Европы, которая на востоке Украины, впрочем, уже давно обратилась в горячую. Примечательно, что Путина в Германии почти восторженно поддерживают — причем в равной степени — как Левая партия, так и правая партия «Альтернатива для Германии».

Путин говорит о якобы «предательстве» со стороны Запада, а именно со стороны США и Германии по отношению к России в контексте расширения НАТО на восток после крушения советского блока. К 25-летнему юбилею решающих переговоров между тогдашним канцлером ФРГ Гельмутом Колем (Helmut Kohl) и председателем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым информационный телеканал Phoenix покажет чрезвычайно познавательный документальный фильм Игнаца Лоцо (Ignaz Lozo), проливающий свет на запутанную ситуацию за кулисами переговоров.

При этом фильм начинается как бы в пользу Путина: авторы описывают в общих чертах ход переговоров между Горбачевым, Гельмутом Колем и Гансом-Дитрихом Геншером (Hans-Dietrich Genscher — бывший министр иностранных дел ФРГ — прим. пер.), а также госсекретарем США Джеймсом Бейкером (James Baker) в феврале 1990 года в Москве.

В фильме есть также фрагменты информационной передачи Tagesschau, в которых тогдашний глава западногерманского МИД высказал мнение, что НАТО не должно расширяться на восток. По поводу этого «личного мнения» Геншера в кабинете Коля тогда разразились серьезные дебаты, ставшие достоянием общественности.

А потом кремлевский эксперт по Германии Валентин Фалин с озабоченной миной на лице сказал в телекамеру: «Госсекретарь Бейкер сделал заявление, согласно которому, НАТО после воссоединения Германии ни на дюйм не расширится в восточном направлении. Ведь Бейкер говорил это».

В этом месте ни в коем случае нельзя допустить ошибку и переключить канал, потому что не хочется слушать путинскую пропаганду на общедоступном немецком телеканале. Нам и так достаточно пришлось послушать ее — из уст участвующих во всевозможных ток-шоу политиков левой ориентации.

Однако Лоцо и редактор телеканала ZDF Жан-Кристоф Карон (Jean-Christoph Caron) просто сопоставили утверждение о «предательстве Запада» по отношению к России с реальностью. За кадром диктор говорит: «Горбачев в ходе визита Коля не ставил никаких условий относительно воссоединения Германии. Они договорились обсудить военный статус на будущих переговорах в формате 2+4». Зачем вообще нужны были дополнительные переговоры, если СССР уже дал согласие на объединение Германии?

В действительности же — и это показано в фильме — о так называемом «обещании», о котором упоминают Фалин, Путин и их немецкие приспешники, речь шла лишь в отдельные моменты предварительных переговоров — частично по недомыслию, частично по недоразумению.

В интервью об этом недвусмысленно сказал и Джеймс Бейкер: через два дня после этих его слов, сказанных в Москве, Белый дом решил, что неразумно вести переговоры о такой нелогичной позиции — участии лишь половины (точнее, с чисто географической точки зрения, двух третей) Германии в НАТО.

Поэтому США настаивали на том, чтобы единая Германия была полноценным членом альянса. Это не было направлено против Советского Союза, политический блок которого — Варшавский договор — в тот момент по-прежнему продолжал существовать, а просто должно было обеспечить контроль будущей, выросшей в размерах Германии.

В любом случае, на всех переговорах 1990 года по поводу НАТО речь шла исключительно о том, какой статус должна была получить единая Германия — Польша, Венгрия и Чехословакия вообще не были темой дискуссии, не говоря уже о странах Балтии и Украине, которые в тот момент и вовсе были частями Советского Союза.

Основным спорным вопросом на переговорах в формате 2+4 было членство Германии в НАТО вместе или без бывшей ГДР. Позиции были ясны: глава советского МИД Эдуард Шеварднадзе говорит твердое «нет». США же настаивали на том, что полноценное членство единой Германии в альянсе и есть главная предпосылка для воссоединения страны.

Именно об этом — и только об этом — и шла дискуссия за столом переговоров. О будущем вступлении в НАТО стран-членов Варшавского договора не было произнесено ни слова. Да и с чего бы об этом могла зайти речь? В 1990 году этот вопрос никто даже не поднимал.

Тем не менее, членство Германии в НАТО было «Гордиевым узлом» на этих переговорах — до того момента, когда президент США Джордж Буш не спросил Горбачева во время его визита в Вашингтон, не должен ли для объединенной Германии действовать принцип неучастия в блоках, который СССР признал еще в Хельсинкской декларации 1975 года. Горбачеву пришлось согласиться с этим.

Правда, две недели спустя он попробовал отказаться от этих слов и настоять на одновременном членстве Германии в НАТО и Варшавском договоре. Однако США проявили твердость, потому что такое двусмысленное положение могло бы косвенно привести к выходу Германии из западного альянса.

В итоге в середине июля на Кавказе состоялись решающие переговоры — знаменитая «встреча в свитерах». В открытом доступе почти нет официальных фотографий с той встречи. Однако авторы фильма показывают фото из личного архива бывшего посла ФРГ в СССР Клауса Блеха (Klaus Blech), которые впервые стали достоянием общественности. Но, собственно говоря, «поезд уже ушел», передает Валентин Фалин ощущения Горбачева в ходе тех переговоров — и с трудом сдерживает гнев.

Путин пытался сорвать съемки

Собственно, все, что можно и нужно было сказать по этому поводу, уже сказано. Но поскольку телевидение живет «картинками», авторы фильма показали и записи с места тех событий — дачи для государственных гостей СССР. Правда, в последний момент администрация президента Путина предприняла попытку сорвать съемки.

Авторам фильма хорошо удалось воссоздать ход переговоров. Однако самое главное состоит в том, что тогда, 16 июля 1990 года, никто не говорил о расширении НАТО на восток — участники обсуждали только и исключительно членство Германии в западном военном альянсе.

Таким образом, говорить о «предательстве Запада» по отношению к Советскому Союзу или России не приходится — фильм это ясно подтверждает. Предательство совершил лишь Владимир Путин — по отношению к мирному устройству Европы. Сначала — в нарушение международно-правовых норм аннексировав Крым, потом — оказав военную помощь сепаратистам на востоке Украины. И этого он не сможет изменить — ни пытаясь как-то оправдать свои действия, ни выдвигая какие-либо обвинения в адрес НАТО.

inosmi.ru

Поделиться в соц. сетях

0