Идея создания объединенной арабской армии: против кого она будет воевать?

Ну пути интеграции арабских стран всегда существовало множество препятствий. Общий рынок, общая валюта, общее гражданство — ни одному из этих амбициозных проектов не суждено было сбыться. И это привело к тому, что большинство арабов разочаровались в самом смысле существования Лиги арабских государств (ЛАГ).

Египетский министр иностранных дел вновь поставил на повестку дня вопрос о создании межарабских вооруженных сил. Это проблема сегодня актуальна как никогда, объединенной арабской армии было бы чем заняться в ближневосточном регионе. Миллионы арабов в Сирии, Йемене, Ираке, Ливии и Сомали нуждаются в помощи извне. Сирийцы дошли до такой степени отчаяния, что вынуждены обращаются к Израилю с просьбами о политическом убежище или медицинской помощи. Как бы изменилась ситуация, если бы были созданы вооруженные силы, способные в случае необходимости и получив мандат ЛАГ, претворять в жизнь решения этой организации? Что было бы, если бы все члены ЛАГ взяли на себя обязательство защищать друг друга в случае возникновения угрозы, используя при этом реальную военную силу, а не нынешние беззубые договоренности об общей обороне? Что было бы, если бы одной из задач Лиги стало бы противодействие терроризму и экстремизму, угрожающим стабильности государств-членов этой организации?

Арабские страны, вынужденные противостоять Израилю, еще в начале 40-х годов взяли курс на военное сотрудничество, но, обладая на тот момент очень слабым потенциалом, не смогли, как ни пытались, противиться его натиску. Еще одним прецедентом стало создание под эгидой ЛАГ с целью прекращения гражданской войны в Ливане Межарабских сил сдерживания, в которые вошли армии нескольких нескольких арабских государств. Но сирийский режим тогда воспользовался решением ЛАГ и использовал созданную ей коалицию для оккупации ливанских земель под предлогом их защиты.

Сама по себе идея о создании объединенных вооруженных сил — конструктивная и важная. Наличие армии могло бы сделать существование Лиги более осмысленным и повысить ее международное значение. Кроме того, подобная армия крайне необходима в раздираемом конфликтами регионе. Особенно принимая во внимание тот факт, что все иностранные державы и международные организации, подсчитав возможные человеческие, материальные и политические затраты, отказались от военного вмешательства в дела ближневосточного региона. Того региона, где постоянно разражаются все новые и новые конфликты и царит хаос, остановивший его развитие и вызывающий ужас уже не только у арабов, но и у населения всего мира. Нет ничего удивительного в том, что возникло желание закрыть это бушующий котел. Конечно, арабам будет непросто решиться на эту опасную игру, предпринять военную интервенцию или вступить в открытую войну. Но, к сожалению, это вынужденная необходимость и одна из главных задач такой организации, как ЛАГ. На пути создания межарабских вооруженных сил стоит множество проблем. Необходимо будет решить, каким будет механизм принятия решений, насколько далеко будут распространяться полномочия вооруженных сил, как предотвратить использование этих сил в качестве инструмента для сведения политических счетов с соседними государствами или собственным народом, как это уже было сделано однажды в Сирии и Сомали. Создание объединенной арабской армии, ее финансирование, формирование ее командного состава — все это чрезвычайно сложные задачи, перед выполнением которых необходимо оценить нынешнюю ситуацию и продумать все возможные последствия.

В арабском мире на сегодняшний день существует несколько «горячих точек». Первая из них — это Йемен. Здесь военная интервенция была поддержана большинством арабских стран. Можно даже сказать, что йеменская кампания стала уникальной в своём роде. Абсолютное большинство членов ЛАГ проголосовало за военное вмешательство с целью защиты законного режима, признанного ЛАГ И ООН.

Вторая точка — это Ливия. В этой стране есть законные власть, парламент и армия. Но им угрожают многочисленные оппозиционные организации, завладевшие оружием и распространившие свои действия за пределы ливийской территории. Законное правительство не способно самостоятельно решить эту проблему. Стабильность в Ливии можно восстановить, только ликвидировав вооруженные террористические и экстремистские группировки, а это требует военного вмешательства других стран. Проблема в том, что в случае с Ливией ни одно государство не готово взять на себя ту роль, с которой выступила Саудовская Аравия в Йемене, и организовать военную интервенцию.

Третья горячая точка — Ирак. Здесь также действует законное правительство, но оно практически парализовано из-за действий террористических организаций. Кроме того, оно вынуждено противостоять иностранному военному вмешательству со стороны Ирана. Из-за раскола иракского правительства и его нежелания выполнить свои обещания, соседним арабским государствам пока не удается оказать Ираку необходимую помощь. Власти этой страны отказались от участия арабской авиации в войне против ИГИЛ, но зато разрешили его иранцам и силам западной коалиции во главе с США.

И, наконец, четвертая точка — это Сирия. Здесь действует режим, утративший свою легитимность и исключенный из ЛАГ. Здесь возможны два вида иностранного военного вмешательства: одно — с целью защиты режима, совершившего страшные преступления против своего народа, и другое — с целью поддержки сирийцев, выступающих против своего правительства и переживающих страшную трагедию. За время конфликта около 10 миллионов сирийских граждан стали вынужденными переселенцами, и около четверти миллиона человек были убиты. Для ЛАГ не имеет смысла вмешиваться в сирийский конфликт на стороне режима. Не имеет смысла и молча наблюдать за этой трагедией. Но действующее международное законодательство не позволяет оказать сирийцам необходимую помощь.

Создание объединенной арабской армии — это сложная задача, но в случае успеха эта армия могла бы стать той силой, которой, наконец, удалось бы вернуть арабскому миру стабильность.

ИноСМИ

 

Поделиться в соц. сетях

0