Йеменский кризис и двойные стандарты Москвы

Йеменский кризис и двойные стандарты Москвы

По сообщению собственного корреспондента Nameh News, 14 апреля по инициативе Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) Совет Безопасности ООН утвердил резолюцию по Йемену, которую поддержали 14 стран; воздержалась только одна. Проект этого документа был подготовлен арабскими странами залива с целью введения санкций против йеменского движения «Ансарулла». При этом единственной арабской страной, входящей в число непостоянных членов Совбеза и присутствовавшей на этом заседании, была Иордания.

В данной резолюции, помимо запрета на отправку оружия хуситам и военным частям Али Абдаллы Салеха в Йемене, содержится требование к другим государствам досматривать суда, направляющиеся в эту арабскую республику. Документ также вводит санкции против лидера «Ансаруллы» Абдул-Малика Аль-Хуси и старшего сына бывшего президента Йемена Али Абдаллы Салеха.

В своем выступлении постоянный представитель США в Совете Безопасности ООН Саманта Пауэр обвинила хуситов в увеличении военных атак при координации своих действий с Али Абдаллой Салехом и добавила: «Проект, предложенный ССАГПЗ, должен стать основой для решения кризиса в Йемене».

Постпред Китая, в свою очередь, указал: «Военная акция не поможет решить йеменский кризис. Народ этой страны должен сам разрешить свои противоречия мирным способом. Кроме этого, необходимо оказать гуманитарную помощь народу Йемена».

На своей недавней встрече с секретарем Высшего совета национальной безопасности Ирана президент России Владимир Путин выразил особую озабоченность по поводу углубления кризисов в Йемене, Сирии, Ливии, Северной Африке и Украине и выступил с критикой по поводу стремления некоторых стран (Америки) установить режим однополярного мира. В частности он заявил: «Изменение структуры однополярного мира — это неизбежный процесс, остановить который уже невозможно». Вопрос заключается в следующем: если Путин серьезно намерен противостоять однополярному миру, то почему он не дал указание представителю своей страны в ООН наложить вето на последнюю резолюцию по Йемену?Россия воздержалась при голосовании по данной резолюции, что фактически означает ее молчаливое согласие с ней. Представитель этой страны в Совбезе ООН Виталий Чуркин в своем весьма противоречивом и даже парадоксальном выступлении на заседании этого международного органа заявил: «Россия воздержалась от голосования по проекту резолюции ССАГПЗ по той причине, что в ней не были учтены ее предложения по этой проблеме. Данная резолюция не учитывает тот ущерб, который будет нанесен йеменскому народу от военных действий. Это решение Совета Безопасности нельзя использовать для дестабилизации ситуации в стране». Далее он продолжил: «Мы поддерживаем усилия ООН по возобновлению мирного диалога в Йемене». И действительно, если Москва на самом деле преследует именно эти цели, почему она не наложило вето на эту резолюцию?

Вспомним также о том, что министр иностранных дел России Сергей Лавров 2 апреля в беседе с журналистами в Душанбе сообщил: «Совет Безопасности должен занять принципиальную позицию по прекращению всех форм насилия в Йемене, не поддерживая при этом ни одну из сторон конфликта. К сожалению, проект резолюции по событиям в Йемене поступил в Совбез ООН уже после того, как образованная Саудовской Аравией коалиция начала военную операцию в этой стране. Нам бы хотелось, чтобы в Совет Безопасности обратились еще до начала военных действий».

В тексте резолюции прописаны меры по реализации некоторых согласованных действий, чтобы решение СБ ООН не выглядело как поддержка одной из сторон. Целью резолюции, утверждают заинтересованные стороны, является недопущение военных действий со стороны хуситов и сил оппозиции с дальнейшим заключением между ними перемирия и запуском процесса переговоров представителей всех сторон йеменского конфликта, включая президента в отставке, хуситов и другие политические группы. Неясность состоит в следующем: если глава дипломатического ведомства Кремля действительно был откровенен в этом вопросе, то почему он приказал воздержаться от голосования вместо того, чтобы потребовать от Чуркина наложить вето на эту резолюцию?

Вслед за тем, как Москва открыто заняла пассивную позицию по йеменскому кризису, который уже приобрел международный характер, официальный представитель МИД России еще до принятия антихуситской резолюции Совбеза ООН в очередной раз заявил о том, что данный кризис можно решить только политическим путем. Александр Лукашевич сделал акцент на том, что Москва предпринимает дипломатические усилия для прекращения войны и возобновления всеобщего переговорного процесса в Йемене, и подчеркнул, что стремление обеих сторон конфликта полностью уничтожить друг друга заведет ситуацию в тупик.

Кроме того, дипломат добавил, что в целях скорейшего прекращения военных действий и возобновления всеобщих мирных переговоров в Йемене Россия обязательно продолжит дипломатические усилия для установления связей с национальными группировками, а также некоторыми государствами на Ближнем Востоке и за его пределами. Понятно, что заявления других членов российского руководства остаются столь же двусмысленными, как и речь самого Лукашевича.

Оставляя в стороне все официальные точки зрения представителей России, подчеркнем тот факт, что противоречивая позиция Кремля в связи с событиями в Йемене становится наиболее заметной, если упомянуть о следующих парадоксальных действиях Москвы в этом вопросе.

Так, в ноябре 2014 года мятежники Южного Йемена в одном своем послании, переданном генеральному консульству России в Адене, попросили Москву оказать содействие по их отделению от Северного Йемена. Россия отклонила эту просьбу, заявив о своем нейтралитете, и выступила за сохранение территориальной целостности этой арабской страны, но одновременно с этим послала обеим сторонам, вовлеченным в конфликт, сигналы, которые можно было трактовать как проявление поддержки. Так, в феврале этого года одна делегация хуситов встретилась в Москве с членами российского парламента и обратилась к ним с просьбой официально признать власть «Ансаруллы» в Йемене. Кроме того, делегация сделала предложение российским компаниям по поводу их экономической активности в Йемене. С другой стороны, вслед за бегством из Адена последнего президента Мансура Хади (Abd Rabbuh Mansur Hadi) с ним встретился посол России в Йемене.

Параллельно с этими противоречивыми действиями в отношении йеменского кризиса Россия, подвергнув критике воздушные атаки Йемена Саудовской Аравией и созданной под ее эгидой коалиции, представила Совету Безопасности ООН собственный проект резолюции, чтобы продемонстрировать свои благие намерения в плане прекращения этой агрессии. Российские дипломаты при этом знали, что он непременно будет отклонен.

В проекте российской резолюции, представленной на рассмотрение Совбеза ООН, в целях защиты прав человека от сторон конфликта требовалось немедленно прекратить бомбардировку Йемена, чтобы иностранные граждане смогли покинуть эту страну, а ей самой смогли оказать гуманитарную помощь.

Одновременно с этим глава департамента арабских стран и Африки Министерства иностранных дел Ирана Хоссейн Амир-Абдолахиан во время своего визита в Москву накануне принятия резолюции Совбеза ООН по Йемену выступил от лица внешнеполитических ведомств России и Ирана и заявил: «Москва и Тегеран имеют общую позицию по проблемам Ближнего Востока и в том числе Йемена». Сославшись на свою встречу со специальным представителем президента России по Ближнему Востоку, глава департамента иранского МИД сообщил: «Мы пять с половиной часов обсуждали с Михаилом Богдановым ситуацию в Йемене и во всем ближневосточном регионе, наш разговор был крайне важным и полезным. Мы считаем, что воздушная атака Йемена нарушает территориальную целостность и суверенитет этой страны. Тот факт, что некоторые государства самовольно и в нарушении Устава ООН предпринимают определенные действия, не содействует укреплению международной безопасности. Начать атаку с воздуха и развязать войну легко, однако ее закончить будет стоить большого труда».

«К сожалению, — продолжил Амир-Абдоллахиан, — эти меры создают почву для развития экстремизма и терроризма как в самом Йемене, так и во всем регионе, поэтому мы выступаем за немедленное прекращение любых военных действий в этой стране. То, что сейчас происходит в Йемене, является его внутренней проблемой. Лидеры партий и других политических групп и йеменское руководство в целом обладают достаточным потенциалом для разрешения внутренних противоречий. Мы категорически осуждаем иностранное вторжение в Йемен и просим все стороны конфликта вернуться к переговорному процессу на национальном уровне. Российско-иранские отношения можно считать образцовыми и за последние годы обе страны активно сотрудничают по разным региональным вопросам. Россия и Иран занимают общую позицию и имеют совместную программу по борьбе с терроризмом и экстремизмом в регионе».

Эпилог

Когда пишешь о позиции Москвы по йеменскому кризису, бросается в глаза то, что заявления ее официальных лиц сильно расходятся с тактикой действий российского руководства по данному вопросу. При этом проблема заключается не в самих дипломатах, потому как под влиянием национальных властей они вынуждены занимать практичную позицию как минимум по некоторым ключевым аспектам процессов, происходящих на Ближнем Востоке и за его пределами. Тактика Москвы вызывает критику из-зи того, что либо она считает своих оппонентов недостаточно информированными, либо плохо оценивает некоторые собственные возможности.

Путину необходимо понять, что прошло время, когда некоторые страны можно было использовать как игральные карты или играть в тайные игры, не имея ничего за душой. Сейчас тайная дипломатия в значительной мере стала невозможной. Вместо этого более разумно предпринимать реалистичные меры для обеспечения национальных интересов во внутренней и внешней политике и заключать свои сделки с зарубежными партнерами на более реалистичных условиях.

Вполне понятно, что предпосылки для того, что Москва не стала использовать свое право вето на резолюцию Совбеза ООН по Йемену, которая открыто поддерживает военное нападение Саудовской Аравии и ее военно-политических союзников, создали ситуация в самой России, ее внешнеполитическое положение и то, как она использует свою силу (особенно в плане прямого военного и невоенного вмешательства во внутренние дела Украины и присоединения к своей территории Крымского полуострова, что и привело к введению против нее западных санкций).

С уверенностью можно сказать, впрочем, что решение России воздержаться от голосования по вопросу принятия данной резолюции по сути означает ее согласие с этим документом и поддержку силовой атаки Саудовской Аравии и ее приспешников на Йемен. К слову, эту атаку арабских государств поддержали западные страны, а также некоторые региональные игроки, включая Турцию и Пакистан.

Отметим, что данная тактика никак не поможет урегулированию йеменского кризиса и даже будет способствовать вероятному распространению военных действий на территорию сопредельных арабских государств. Подобные меры направлены на втягивание в йеменский кризис Ирана, срыв переговоров по ядерной проблеме, увеличение расходов Тегерана в условиях санкций и сокращения цен на нефть и, как следствие, снижение его внимания к Сирии, где в таком случае западные и арабские страны вместе с Турцией еще больше активизируют свои усилия по устранению от власти Башара Асада. Однако благодаря реалистичной и тонко продуманной дипломатии нынешнего иранского правительства «благоразумия и надежды» планы по срыву ядерных переговоров и прямого втягивания Исламской Республики в йеменскую войну обернулись полным крахом.

ИноСМИ

Поделиться в соц. сетях

0