Исламская революция в Иране, демократический либерализм Запада и крах советской идеологии (часть первая)

Введение

Средством массовой информации — масс-медиа — может быть любой канал установления связи между людьми, который несет в себе некое сообщение. В английском языке слово medium имеет два значения: «средство информации» и «посредник». Телефон, радио, кинематограф и телевидение, живопись и скульптура, печатная продукция и разного рода аудиоматериалы — все это считается средством информации, передающим некое сообщение от одних людей другим. Концепция массового общества неразрывно связана со СМИ и средствами массовой коммуникации, представляющие собой один из дестабилизирующих факторов. В рамках концепции принято считать, что масс-медиа является частью общего процесса социальных преобразований. На этом основании появилось представление о том, что средства массовой информации оказывают непосредственное влияние на образ жизни и поступки людей, поэтому их часто называют «подкожной инъекцией» или «волшебной пулей». Рассуждая таким образом, некоторые психологи говорят о прямой связи между тем, что люди видят и слышат, и тем, как они себя после этого начинают вести.

Самой сильной и влиятельной концепцией о влиянии на общество со стороны масс-медиа принято считать «гипотезу культивации», которая разработана на основе исследований американского социолога Джорджа Гербнера из Пенсильванского университета. С его точки зрения, телевидение формирует особое мировоззрение в сознании человека и его регулярный просмотр делает людей похожими друг на друга, заставляя их одинаково реагировать на те или иные события в своей стране или за ее пределами. Другими словами, телевидение унифицирует людей и их разные социальные группы.

Средства массовой информации начали развиваться еще с тех времен, когда задолго до начала нашей эры древние шумеры стали изображать свои портреты на глиняных табличках, а цари древней иранской династии Ахеменидов высекать собственные наскальные изображения. СМИ активно развиваются и сейчас, когда сетевые интернет-издания распространяют новости в разных странах мира, охватив собой почти все человеческое общество. Масс-медия является продуктом технологической культуры и напрямую связана с новейшими технологиями.

Три цивилизационные волны Элвина Тоффлера

Американский философ и социолог Элвин Тоффлер, один из авторов концепции постиндустриального общества, полагает, что в истории развития человечества насчитывается три волны цивилизации. Первая — сельскохозяйственная, вторая — промышленная, а третья связана с распадом семейных связей, расшатыванием экономики, деградацией политической системы и исчезновением каких-либо ценностей. Эта третья цивилизационная волна приведет к формированию абсолютно нового образа жизни, который будет основываться на различных возобновляемых источниках энергии. Она будет представлена технологическими приемами, которые положат конец заводскому перепроизводству, новыми типами семей, лишенными своего «ядра», а также невиданными ранее объектами, которые можно назвать «электронными хижинами». Сложившаяся цивилизация непременно бросит вызов всему старому и будет подтачивать мощь национального государства.

Этапы человеческой цивилизации Маршалла Маклюэна

Делая акцент на роли средств массовой коммуникации и информации, канадский философ Маршалл Маклюэн выделяет в развитии человеческой цивилизации три этапа: 1) племенной период с устным народным творчеством, 2) эпоха письменности и алфавита с изобретением печатного станка в 1450 году и 3) эпоха электроники и информационной революции.

Масс-медиа представлены целым комплексом коммуникационных средств и включает в себя огромное количество разного рода носителей. Некоторые западные мыслители признают, что средства массовой информации определенным образом представляют собой тему для обсуждения политиков и СМИ вообще являются частью государственного аппарата, который и держит власть в отдельно взятой стране. Другие специалисты полагают, что средства массовой коммуникации не занимаются передачей идеологии, а сами ей и являются. Находятся и такие, кто называют влияние СМИ на глобальном уровне «информационным империализмом» и склонны считать, что государства Запада используют свои масс-медиа для установления собственного господства в развивающихся странах. Так, английский социолог Энтони Гидденс связывает появление и развитие капитализма с возникновением у национальных государств инструментов контроля, а американский политолог Гарольд Лассуэл утверждает, что СМИ способны менять поведение людей.

По мнению американского лингвиста и философа Ноама Хомского, существует необходимость в «обуздании дикого стада», ведь иначе, кроме как путем новой революции, при демократическом строе невозможно добиться общественного согласия. Такое «приручение» происходит благодаря средствам массовой информации, системе образования и общественной культуре. Сами СМИ находятся под тотальным контролем монопольного капитала, поэтому вполне логично, что они отражают мнение своих спонсоров.

Некоторые «реалистичные» концепции изображают масс-медиа как средство выражения государственных интересов и запросов. Однако, с точки зрения американского политолога Кеннета Уолтца, влияние возрастающей роли Соединенных Штатов в образовательной системе разных стран постоянно усиливается за счет контроля американцами средств массовой информации. Данный элемент представляет собой инструмент «мягкой силы» США и их мощное непобедимое оружие в плане тактики завоевания умов и сердец политической элиты тех или иных государств. Итальянский философ и политический деятель Антония Грамши утверждал, что с развитием радиосвязи господствующий класс насаждает свою идеологическую гегемонию, созданную за счет влиятельных информагентств, с целью упрочнения собственной власти, богатства и положения в обществе, поэтому можно сказать, что средства массовой информации формируют человеческие убеждения. Грамши полагал, что люди не в состоянии оценивать мир объективно и смотрят на него через призму собственного мышления.

Антирелигиозная политика Советского Союза

Октябрьская революция 1917 года предоставила российским мусульманам большие возможности для получения независимости и автономии, однако само большевистское правительство вовсе не собиралось пойти на какие-либо действительные уступки в плане национального самоуправления. Сразу после революции Ленин, пообещав «коммунистический рай» и предоставив национальностям ограниченную автономию в социальной сфере, старался тем самым упрочить свою власть в стране. Однако вслед за ростом волны протестов мусульманского населения СССР Сталин реализовал проект его депортации и заселил русскими территории традиционного проживания мусульман. После коммунистической революции в России явно антирелигиозная политика советской власти стала настоящим бедствием для мусульманских народов. Атаке подверглись мечети и религиозные школы. В результате этого все они закрылись, а в период с 1927 по 1930 года были аннулированы системы шариатского права и так называемого вакуфного имущества, принадлежащего мусульманской общине.

Советская политика исламофобии хорошо просматривается на примере следующей статистики. Так, из 26 тысяч мечетей, существовавших в Российском Империи, после коммунистической революции и разрушений Второй мировой войны осталось только 7 тысяч. В результате хрущевских репрессий против религиозного населения Советского Союза в 1960-1964 годах количество мечетей сократилось еще больше и из них сохранились только 500 приходов, а все 24 тысяч религиозных школ, в которых изучали Коран, и вовсе были закрыты. В те же годы количество мусульманских священников снизилось с 45 тысяч до 2 тысяч человек, а из 45 мусульманских университетов остались только две высшие школы, в которых занимались изучением исламского богословия, — в Ташкенте и Бухаре. Мусульманские богословы, получившие в них образование, были преданы советской власти и являлись частью ее государственного аппарата, а не настоящими мусульманскими подвижниками, ратовавшими за распространение истинного ислама.
Исламская революция и волна исламского возрождения

По словам лидера Исламской революции в Иране имама Хомейни, ислам не предназначен для одной или нескольких стран и не является достоянием одних только мусульман, ислам нужен всему человечеству. Он считал, что эта религия стремится охватить собой всех без исключения, чтобы воцарилась в мире справедливость, и выражал надежду на то, что это когда-нибудь осуществится.

Ирландский исследователь Фред Холлидей пишет об этом следующим образом: «Исламская революция 1979 года в Иране является самой значимой за всю историю человечества. Все мы знаем, что это великое событие свершилось благодаря личной духовной силе имама Хомейни. Его могучая, крепкая воля подняла на борьбу такое громадное количество людей».

1. Предвидение Исламского пробуждения

То, что еще в 1949 году пророчески описал в одной из своих книг британский историк и философ Арнольд Тойнби, воплотилось с победой Исламской революции в Иране: «Панисламизм находится в состоянии летаргического сна. Вместе с тем мы должны учитывать и ту возможность, что если мировой пролетариат («обездоленные» в трактовке имама Хомейни) поднимется на борьбу с господством Запада и поддержит того или иного антизападного лидера, панисламизм пробудится ото сна. Вполне возможно, что отголоски этого восстания приведут к жизни воинствующий дух ислама. Даже если этот дух спал глубоким сном, наподобие того, в котором находились описанные в Библии семь эфесских отроков, его влияние окажется всепоглощающим, потому как, возможно, оно станет эхом героического прошлого. Если нынешний этап человеческого развития приведет к некой расовой войне, ислам может поднять восстание и таким образом в очередной раз сыграть свою историческую роль».

2. Влияние Исламской революции на концепции международного развития и мирового сообщества

О влиянии Исламской революции и самого имама Хомейни на возникновение столь крупного события современного мира, как волны исламского полинационального движения, и непонимании лидерами разных стран истинного значения идей иранского вождя писали многие выдающиеся западные специалисты, занимающиеся анализом современного ситуации в мире и прогнозированием будущего развития. В частности, американский философ Элвин Тоффлер пишет: «Самым волнительным является то, какая страна в XXI веке займет лидирующие позиции. Однако, по сути, ставить вопрос таким образом некорректно, потому что самой крупной метаморфозой современного мира можно считать новый феномен, а именно ту силу, которая стоит выше национальных государств».

В качестве примера упомянутого движения Тоффлер приводит имама Хомейни, который, воспользовавшись «силой религии», подчинил себе значительную часть потенциала, находящегося долгое время под контролем национальных государств. В одной из своих работ философ также пишет: «Имам Хомейни издал фетву (приказ) о казни Салмана Рушди (британского писателя индийского происхождения, автора нашумевших «Сатанинских стихов») и отправил правительствам разных стран свое историческое послание, которое многих из них так и не смогли получить. Дело было даже не в истинном содержании послания имама, а в наступлении новой эры мирового правительства, о появлению которого должны были всерьез задуматься западные политики, ведь в годы правления имама Хомейни разработанная им общечеловеческая философия меняет и статус существующей государственной власти, и мощь национальных правительств».

Американский экономист Марвин Зонис в своей книге «Величественный провал: падение власти иранского шаха» («Majestic Failure: The Fall Of The Shah») пишет: «Он (имам Хомейни) смог соединить идею об освобождении от иностранного гнета с идеей об избавлении от разного рода эксплуатации и зависимости. Аятолла Хомейни заменил Соединенные Штаты, которые были главным любимцем иранского режима, на ислам и поклонение Богу». Далее автор продолжает: «Влияние Исламской революции распространилось за пределы Ирана. Она стала самым главным источником вдохновения для политических и исламских движений на Ближнем Востоке и во всем мире».

Размышляя над этим вопросом, французский философ Мишель Фуко признает следующее: «Я согласен, что начиная с XVIII века любое происходившее социальное преобразование представляло собой тенденцию к обновлению, однако Исламская революция в Иране стала единственным общественным явлением, которое означало отказ от модернизма». На самом деле Фуко соглашается с тем, что Исламская революция в Иране бросила вызов двухвековому засилью господствовавшей ранее политической мысли и сформировала новую идеологию, в основу которой и легли концепции имама Хомейни. Если заглянуть в политические доктрины Запада, при всей их контрастности все они имеют один общий момент, который состоит в отрицании религии. Американский исследователь Гари Сик, занимавший некогда должность советника президента США, в своей книге «Полный коллапс: трагическое столкновение Америки с Ираном» («All Fall Down: America’s Tragic Encounter With Iran ») пишет: «Со времен падения Сайгона (в годы Вьетнамской войны) ничто так не потрясало Америку, как Исламская революция в Иране».

Французский иранист Кристиан Бромберже (Christian Bromberger) рассуждает на эту тему следующим образом: «Революция в Иране имела страшную разрушительную силу. В одном из самых богатых регионов мира она в одночасье уничтожила сложившееся ранее равновесие блоков мировых держав и подорвала устоявшиеся экономические и политические связи. Эта революция поставила под вопрос всю «легитимность» международных отношений».

В одной из своих речей бывший премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер заявила: «В восьмидесятых годах мы не боимся военной силы Советского Союза и его сателлитов, потому что когда Восточный блок и члены Варшавского договора получают в свой арсенал еще более разрушительное оружие, мы тоже вооружаемся новейшими военными образцами. Однако мы очень обеспокоены распространением исламской культуры, начавшемся после революции в Иране».

В связи с этим бывший государственный секретарь США Генри Киссинджер отмечал: «Победа Ирана в ирано-иракской войне непременно расширит радикальную идеологию ислама, которая охватил огромную территорию с Юго-Восточной Азии до берегов Атлантического океана».

3. Волна революции: «взрыв света» и его влияние на Советский Союз

Один из представителей советского руководства Игорь Балиев в своей статье «Ислам и политика» приводит такие сведения: «Только в Советском Союзе и Иране существуют 38 радиостанций, которые транслируют свои передачи об исламе и революции. Официально эти радиостанции рассказывают только о религии, а их ведущие утверждают, что экспорт исламской революции не является враждебной пропагандой, однако по сути именно он из себя и представляет».

Балиев также отмечает увеличение подпольной публикации религиозной литературы пропагандистского содержания, посвященной Исламской революции в Иране, и продолжает: «Процесс исламизации идет полным ходом. Массово печатаются и тиражируются религиозные издания, а священные мусульманские тексты и речи мусульманских лидеров записываются на кассеты. Неудивительно, что некоторые из этих кассет готовят за границей, а потом отправляются в Таджикистан, Узбекистан и остальные регионы». Другие аналогичные комментарии свидетельствуют о резком недовольстве Москвы по поводу подверженности мусульман Средней Азии внешней религиозной пропаганде, которую используют в своих интересах зарубежные страны.

В период между 1988 и 1991 годами Соединенные Штаты, их европейские и азиатские союзники откровенно заявляли, что озабочены возможностью распространения радикального ислама в республиках Советского Союза. Запад не желал, чтобы Иран становился одним из влиятельных игроков в регионе и для предотвращения его влияния начал поддерживать Турцию. Так, во время визита государственного секретаря США Джеймса Бейкера в Центральную Азию в 1992 году в качестве основного принципа американской политики в регионе было заявлено пресечение роста иранского влияния и исламского фундаментализма. На фоне возрождения мусульманского радикализма, спровоцированного Исламской революцией в Иране, в январе 1990 года генсек ЦК КПСС Михаил Горбачев потребовал от Тегерана, чтобы тот прекратил вмешиваться во внутренние дела Азербайджана и содействовать росту исламского фундаментализма в этой республике. В частности, советский лидер заявил: «Необходимо серьезно и бескомпромиссно бороться с таким явлением, как религия, и для этого заниматься еще большей пропагандой».

Исламское возрождение происходило в Советском Союзе настолько мощно, что в одной из своих статей французская газета Le Mond написала: «Волна исламизма и возобновления религиозной жизни может сформировать главную базу политической силы в регионе. В этих республиках опять открылись мечети и крайне популярным стало изучения Корана, исламских наук и арабского языка».

«В этих регионах, — продолжает издание, — с точки зрения мусульман, создание исламского правительства кажется вполне естественным и логичным, хотя атеистические круги отвергают эту возможность». В другой статье той же французской газеты сообщается: «Советские мусульмане уже сейчас убеждены, что исламский Иран благодаря своей революции смог сбросить с себя гнет Америки — «Большого Сатаны». Это дает им основание надеяться, что однажды и они смогут освободиться от «второго Сатаны» — русских».

Еще одним фактором, повлиявшим на исламское возрождение в Советском Союзе, стали примечательные особенности личности самого имама Хомейни, сила его речей и поступков. Эта сила была настолько велика, что весь мир стал свидетелем того колоссального влияния, которое он оказал на миллионы мусульман и немусульман, представителей самых разных рас и континентов. Это вдохновение отразилось даже в речах Верховного муфтия российских мусульман и пятничного имама московской мечети Равиля Гайнутдина: «Идеи и убеждения имама Хомейни изменили исламский мир до неузнаваемости. Разработав свою концепцию, он учил нас, что любой политический строй, который не опирается на духовность, обречен на погибель». Гайнутдин убежден, что «произведения и идеи имама Хомейни вдохновили мусульман всего мира и России в частности и на протяжении долгих лет будут помогать им решать стоящие перед ними трудности». Российский философ и публицист Юрий Иванов так описывает бескомпромиссность вождя Исламской революции: «Имам Хомейни всегда отрицал саму идею компромисса. Его теория призывала мусульман не терпеть грабеж и гнет западных правительств. Для противостояния эксплуататорам и изгнания из своей страны колонизаторов он использовал духовные стимулы религиозного содержания».

Иранский специалист по Кавказу Фархад Колейни (Farhad Koleini) так оценивает влияние Исламской революции на сепаратистские настроения в кавказских республиках: «Исламская революция привела в странах этого региона к появлению протестного духа в отношении советского правительства и впоследствии создала предпосылки для их независимости. Кавказские государства вдохновились революцией в Иране для организации у себя освободительного движения и это влияние, если учитывать специфику революции в плане ее глубокого анализа единобожия и верно сделанных о нем выводах, сказалось не только на шиитах и прочих мусульман, но и имело серьезные последствия даже в христианской Армении. Кстати, народ этой страны пристально следил за событиями навязанной Ирану войны с Ираком».

В своем известном обращении Михаилу Горбачеву вождь Исламской революции писал: «Всем понятно, что отныне коммунизм годится лишь для того, чтобы о нем рассказывали в музеях истории, потому что марксизм не удовлетворяет ни одно из человеческих потребностей, потому что материалистическая школа не в состоянии вывести человечество из кризиса бездуховности, который является основной проблемой обществ в странах Востока и Запада».

Усилия советского руководства, направленные сокрытие письма Горбачеву имама Хомейни, доказывают его серьезные опасения по поводу того, что это послание может оказать огромное воздействие на советских граждан и заинтересовать их изучением мусульманской религии. Известный в России христианский писатель Николай Мишин пишет об этом следующее: «Когда имам написал письмо Горбачеву, его приближенные постарались сделать так, чтобы текст не стал достоянием широкой общественности, потому что они боялись того влияние, которое может оказать это послание на простых граждан. Несмотря на это, благодаря усилиям литератора Александра Проханова тест письма был опубликован в газете «Завтра».

По словам лидера Кубинской революции Фиделя Кастро, после распада Советского Союза он убедился в искренности тех советов, которые аятолла Хомейни дал Горбачеву, и считает, что кораническая модель иранского лидера должна заменить собой западные политические концепции в других странах мира.

ИноСМИ

Поделиться в соц. сетях

0