Женщины вождей: тысяча поцелуев Ленина и тайная подруга Гитлера

Женщины вождей: тысяча поцелуев Ленина и тайная подруга Гитлера

22 апреля сегодня для многих — забытая дата. В этот день, 145 лет назад, родился Владимир Ильич Ленин. Хороший повод рассказать о его… подруге сердца. И не только о ней.

О видном деятеле мирового коммунистического движения Инессе Арманд и ее отношениях с вождем мирового пролетариата сегодня уже достаточно хорошо известно. Так что никаких сенсационных открытий в книге французского историка Дианы Дюкрэ «Женщины диктаторов» нет. Но интересны не только факты, интересен и психологический анализ. Что общего, например, в отношении к своим подругам у аскетичного Ленина и любвеобильного Муссолини, «подкаблучника» Чаушеску — и Гитлера, запрещавшего Еве Браун краситься, курить и выходить из комнаты?

Оказывается, при всех различиях общее все же есть, и Диана Дюкрэ очень хорошо это показывает. Диктаторы, о которых в ней идет речь, были так же жестоки к близким им женщинам, как и ко всем своим «подданным». И не случайно так часто эти женщины впадали в депрессии, страдали тяжелыми психическими расстройствами, даже кончали жизнь самоубийством. Застрелилась племянница и пассия Гитлера Ангелика Раубаль (Angеlika Raubal), жившая вместе с ним в его квартире в Мюнхене, застрелилась в Кремле жена Сталина Надежда Аллилуева…

Любовный треугольник Ильича

Страдания эти отчасти были обычными женскими страданиями из-за неверности мужей. У Бокассы было девятнадцать жен, у Муссолини, кроме двух «законных», — огромное количество любовниц, Мао Цзэдуну, женатому уже в четвертый раз, секретарь регулярно поставлял молоденьких танцовщиц и актрис (правда, его супруга Цзян Цин, сама бывшая актриса, тоже не скучала). Но были и страдания особого рода. Тираны, одержимые властью, повенчанные со своей «единственной верной» идеологией, партией, хунтой, никогда не относились даже к тем женщинам, которых искренне любили, как к равным. Недостаток уважения, тепла, внимания, вечная подозрительность и откровенно потребительское отношение, — вот от чего чаще всего страдали жены и любовницы вождей.

Ленин, как пишет Диана Дюкрэ, прекрасно жил одновременно и с Крупской, и с Инессой Арманд. Одна была его секретарем, вела канцелярию, другая переводила его работы на французский. В 1912 году Ленин, не колеблясь, послал Инессу в очень опасную, но нужную ему нелегальную поездку в Россию, где ее тут же арестовали. И это несмотря на то, что вождь мирового пролетариата, судя по всему, нежно любил Инессу Арманд. Об этом говорят, в частности, его письма к ней, опубликованные лишь в последние годы. «О, мне хотелось бы поцеловать тебя тысячу раз!..» — писал он. А она отвечала: «Я бы и сейчас обошлась без поцелуев, только бы видеть тебя, иногда говорить с тобой было бы радостью…»

В 1917 году Инесса приехала в Россию в пресловутом запломбированном вагоне в одном купе с Лениным и Крупской. Законная супруга до поры до времени терпела, но потом, судя по всему, взбунтовалась, поставив ультиматум: или я — или она. И любовный треугольник распался. Для Инессы это был болезненный удар. «Расстались, расстались мы, дорогой, с тобой! И это так больно», — писала она Ильичу. Тот послал ее подлечиться на Кавказ. Но отдыха не получилось. Инесса заболела холерой и умерла. Ленин очень тяжело переживал эту смерть. Единственное, что он мог для нее сделать — похоронить у Кремлевской стены.

Жена на 40 часов

Смертью заплатила за свою преданность и другая героиня книги Дианы Дюкрэ — Ева Браун (Eva Braun). Ее имя оставалось практически неизвестным в «третьем рейхе» до самого его разгрома. Гитлер опасался, что наличие подруги отрицательно скажется на его имидже «отца нации», который жертвует всем ради величия немецкого народа. «Моя невеста — Германия! — с пафосом восклицал он. — Я повенчан с немецкой нацией!»

Ева Браун жила в резиденции «фюрера» в горах Оберзальцберга. Оставаясь одна, часто плакала, но буквально расцветала, когда Гитлер снова приезжал из Берлина. Он заботливо угощал ее шоколадными конфетами и свежими фруктами. Спать ложились поздно, не раньше полуночи. Спальня была у каждого своя, и до любовных утех дело, похоже, не доходило. Или доходило нечасто.

На тот идеал женщины, который прославляла нацистская пропаганда, Ева Браун была не похожа, подчеркивает Диане Дюкре. Да, блондинка с голубыми глазами, да, очень спортивная, но Ева обожала косметику и дорогие духи, что официально осуждалось, заказывала модные платья и обувь во Франции и Италии, курила (правда, тайком, потому что Гитлер не выносил запаха табака)…

Политикой Ева совершенно не интересовалась. Во время вечерних «посиделок» в узком кругу приближенных к «фюреру», устав от разговоров о военных операциях, танковых соединениях, резервах и так далее, могла капризно сказать: «На сегодня войны хватит!» — и Гитлер, если был в хорошем настроении, звал всех смотреть кино. Уже в конце войны Ева Браун однажды пожаловалась ему на то, что горничных и поварих в «Бергхофе» недостаточно (их было около тридцати), надо бы найти еще человек десять прислуги. Но Борман отказал ей, сославшись на то, что в условиях «тотальной войны» все женщины мобилизованы для работы в больницах, на военных заводах и так далее. После чего Гитлер в ярости наорал на Бормана: «Я целые дивизии беру буквально ниоткуда, а тут трудно найти несколько горничных!» И горничных, конечно, нашли.

Вместе с тем, Ева Браун явно побаивалась своего суженого. Гитлер мог при людях зло подшутить над ней. Когда в альпийской резиденции «Бергхоф» принимали официальных гостей — президентов, министров, иностранных дипломатов, высокопоставленных военных, — Еве Браун категорически запрещалось выходить из своей комнаты. Почти полтора десятка лет она оставалась в тени кровавого монстра и всегда мечтала «узаконить» их отношения. Это произошло, когда конец Гитлера, его спутницы жизни и всего «тысячелетнего рейха» уже был предрешен. Сорок часов спустя после того, как Ева Браун стала Евой Гитлер, она вместе с «фюрером» покончила жизнь самоубийством.

ИноСМИ

Поделиться в соц. сетях

0