Журналисты и государственная измена

Журналисты и государственная измена


14 февраля апелляционный суд прогнозируемо оставил журналиста Руслана Коцабу под стражей. За этим скандалом общество не заметило, что на прошедшей неделе в Украине арестованы еще два журналиста – как и Коцаба, по обвинению в государственной измене.

7 февраля ивано-франковского журналиста и блоггера Руслана Коцабу задержали, а на следующий день арестовали на 60 суток по решению Ивано-Франковского городского суда. Его обвинили в преступлениях, предусмотренных статьями 114-1 (Препятствование законной деятельности Вооруженных Сил Украины и других военных формирований) и 111 (Государственная измена) Уголовного кодекса Украины. Однако в постановлении суда говорилось лишь о призывах Коцабы отказываться от мобилизации (многие юристы считают мобилизацию без объявления военного положения незаконной), а также – фактически о выполнении им журналистских обязанностей: участии в телепрограммах и подготовке телевизионных сюжетов. Одно уточнение: речь шла о телеканалах из РФ – «Первом», «Россия 1» и «НТВ». Хотя Коцаба был героем не только российских телеканалов – 8 февраля его показали в программе «Европейский журнал» немецкого государственного телевидения. Возможно, именно поэтому формулировки суда весьма расплывчаты – «Коцаба Р.П. организовал выезд в якобы проблемные населенные пункты Коломыйского района, где в присутствии представителя иностранного телерадиоканала пытался получить у местных жителей интервью провокационного характера, связанного с мобилизацией».

Тянет ли это на «государственную измену», как считают в СБУ и суде, – решать читателям. А вот Amnesty International сразу же заявила, что Руслан Коцаба – узник совести, преследование людей за гражданскую позицию относительно конфликта в Украине является неприемлемым, и призвала украинские власти немедленно и безоговорочно освободить журналиста. И даже представители Независимого медиа-профсоюза Украины, который за несколько дней до ареста журналиста лишил Коцабу своей пресс-карты, считают судебное решение недостаточно обоснованным. Руководитель НМПУ Юрий Луканов уверен, что такой прецедент в дальнейшем может быть использован для давления на журналистов, которые озвучивают неудобные для власти мысли. «Если будут сажать людей с такими неопределенными аргументами, то, соответственно, любого другого можно посадить. Наказать тоже, выдвинув ему какие-то смутные обвинения. И если это допустить один раз, то это будет повторяться снова», – сказал Луканов в комментарии Радио «Свобода». Подобного мнения придерживается и преподаватель кафедры журналистики Украинского католического университета, член Комиссии по журналистской этике Владимир Павлив, который написал на своей странице в «Фейсбуке»: «Истинно говорю вам: если сегодня не защитим Коцабу, то завтра не защитим себя, а следующие уже не смогут защитить будущего!»

Поддержал коллегу и известный украинский журналист Владимир Бойко. «Право Руслана Коцабы на публичное высказывание своих мыслей (за исключением разжигающих межнациональную рознь и пропагандирующих военные действия или преступления против человечества) гарантировано Конституцией Украины и обязательствами Украины перед Советом Европы», – написал Бойко в своей статье «Дело журналиста Коцабы: по законам военного положения». Историк и журналист Вахтанг Кипиани, который вместе с Коцабой в 1990-м участвовал в «студенческой революции на граните» на Майдане Независимости, еще более эмоционально отреагировал на решение суда: «Арест Руслана Коцабы на 60 дней – это неправильно. Мешать следствию собирать доказательства его противоправной (публичной, напомню) деятельности он не мог. Все, что он сказал и написал – в свободном доступе. Я его знаю более 20 лет – уверен, что он не уехал бы из Украины. При этом его призывы бойкота мобилизации – не поддерживаю, это ошибка и эмоции, связанные с рассеянным чтением законов. Куча уродов, которые причастны к убийствам и избиениям – на свободе, потому что откупились. А тут шанс заработать звездочку…»

А теперь о грустном – это был полный перечень выступлений украинских журналистов в поддержку Руслана Коцабы. Абсолютное большинство «акул пера», в том числе практически все его коллеги из Ивано-Франковска, безоговорочно поддержали обвинения со стороны СБУ и считают правильным решение суда – несмотря на двух маленьких детей и больную мать Коцабы. Показательно заявление еще одного преподавателя журналистики Украинского католического университета, Отара Довженко: «Критика мобилизации звучала из уст многих общественных деятелей, но ехать в Россию и выступать с такой критикой в эфире российских каналов додумался только Коцаба. Он системно гадил украинской обороне, и его выступление против мобилизации – просто одна из форм этой деятельности. В любом случае, это определенное предупреждение другим людям, которые пытаются выступать против мобилизации».

При этом многие призывают власти «не останавливаться на достигнутом». Львовский политолог Ярина Боренько (на общественных началах – помощник нардепа от «Самопомощи» Ирины Подоляк) так прокомментировала в «Фейсбуке» арест Руслана Коцабы: «Интересно, почему задерживают Коцабу, а не, например, Дроздова, который более системно подрывает мобилизацию…» Речь идет о ведущем телеканала ZIK Остапе Дроздове, на которого еще летом 2014-го «стучали» в СБУ и прокуратуру депутаты Львовского областного совета и тогдашний губернатор Львовщины Ирина Сех: мол, его программы являются посягательством на национальную безопасность. Именно такую оценку вызвали у некоторых экспертов формулировки типа «считаем недопустимой мобилизацию без объявления военного положения и пока государство не способно обеспечить своих защитников амуницией, питьевой водой, сменной одеждой и элементарными бытовыми условиями».

Духом 1937 года пропитаны формулировки депутатского доноса на Дроздова в СБУ, который начинается словами «Довожу до Вашего сведения …» А дальше – описание «преступления»: «Высказывание известного широкой общественности телеведущего подрывает патриотический дух среди украинцев, вселяет негативные мысли в сознание ребят и мужчин, которые готовы по первому зову с оружием в руках защищать свое государство. Среди населения растут негативные настроения. Страх перерастает в нечто гораздо более серьезное. Это высказывание подрывает авторитет государства, его органов, сеет недоверие населения к чиновникам всех уровней … Прошу принять срочные меры по проверке действий Остапа Дроздова на наличие в них признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 114-1 и ст. 111 УК Украины».

Напомню, именно по этим статьям выдвинуты обвинения Руслану Коцабе. Кроме него, в государственной измене обвинены и брошены за решетку еще два журналиста – Службой безопасности на Луганщине и областной прокуратурой в Николаеве. Обоим фактически поставлено в вину то, что они работали на российские информационные агентства, а формально – «собирали с целью передачи представителям указанных информагентств данные о деятельности учреждений оборонно-промышленного комплекса Украины». В ближайшие дни можно ожидать информации о новых арестах общественных активистов и журналистов, ведь 11 февраля на расширенном заседании Кабмина Петр Порошенко заявил: «СБУ уже нашла логово, откуда генерировалась антиукраинская активность, и в настоящее время уже взяты за одно место 19 активных противников мобилизации».

По парадоксальному совпадению, международная организация по защите свободы выражения и информации называется «Article 19». Речь идет о статье 19 «Всеобщей декларации прав человека», которая гласит: «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ». Этот документ размещен в разделе действующих на сайте Верховной Рады Украины, в том числе на русском языке…

112.ua.

 

%d такие блоггеры, как: