Как интерпретировать итоги выборов?

По итогам парламентских выборов, состоявшихся 7 июня в Турции, Партия справедливости и развития (ПСР), которая в течение 13 лет управляла страной в одиночку, в значительной мере утратила это преимущество, потеряв абсолютное большинство в парламенте. Несомненно, определяющим фактором этого результата стал успех Народно-демократической партии (НДП), которая под лозунгом «мы не дадим тебе быть президентом» впервые приняла решение участвовать в выборах в качестве единой политической силы и преодолела 10-процентный порог.

Но если говорить об итогах выборов в целом, то считать количество голосов, набранных ПСР, «разгромом» весьма обманчиво, особенно с точки зрения планов оппозиционных политических сил на будущее. Им следует детально разобраться в том, почему на выборах, к которым партия, 13 лет пребывающая у власти, подошла со столь серьезными амбициями, ей практически удалось сохранить голоса, набранные на муниципальных выборах 2014 года, и удержать 85% избирателей, голосовавших за нее на всеобщих выборах 2011 года.

При анализе атмосферы выборов с этой точки зрения причину, закрепившую успех НДП, следует искать в политике ПСР по курдскому вопросу. Достаточно спокойному прохождению НДП в парламент способствовали откровенные выпады ПСР и президента Эрдогана в отношении этой партии, а также то, что с помощью карты РПК (Рабочая партия Курдистана) НДП подчинила волю избирателей в регионе Юго-Восточной Анатолии, а идея «президентской системы не будет, только если НДП преодолеет порог» нашла отклик в широких массах. Примечательно, что, помимо своего традиционного электората, НДП получила поддержку значительной части избирателей ПСР и Республиканской народной партии (РНП).

Однако кто бы что ни говорил, часть населения Турции и прежде всего часть курдского электората, которые ранее отдавали голоса ПСР, не поверили ее предвыборным обещаниям. Президент Эрдоган остался недоволен переговорами, состоявшимися в Долмабахче между членами правительства и НДП, его администрация объявила недействительной объявленную на переговорах 10-пунктную дорожную карту, налицо воссоздание идеологической основы дилеммы «центр-периферия». Все это нанесло серьезный удар по возросшему в последнее время уровню доверия курдских избирателей к ПСР.

Положение Партии националистического движения и Республиканской народной партии

Что касается количества голосов, набранных другими оппозиционными партиями, Партия националистического движения (ПНД) получила на 3,5% голосов больше, чем на предыдущих всеобщих парламентских выборах, хотя по сравнению с муниципальными выборами 2014 года наблюдается определенный спад. С математической точки зрения на графике голосов в пользу ПНД можно даже видеть некоторый рост, но итоги выборов всегда следует анализировать в рамках складывающихся условий и ожиданий от определенного периода. Как я отмечал на одном новостном канале до выборов (и об этом открыто заявляли некоторые члены руководящего состава ПНД), ПНД рассчитывала получить не менее 20% голосов. Более того, тот факт, что в результате несправедливости избирательной системы НДП в значительной мере приблизилась к ПНД по количеству депутатов, следует рассматривать через призму турецкого национализма. В дальнейшем этот результат может быть умело использован в качестве основания для того, чтобы вопрос курдского национализма освещали на экранах телевизоров по крайней мере не меньше, чем турецкий национализм. Но если правильно и отвлеченно расценить это новое распределение политических позиций, то для ПНД оно может предполагать разного рода преимущества, ведь очень скоро на повестке дня могут возникнуть споры о досрочных выборах.

Наконец, для членов партии РНП выборы, судя по всему, обернулись разочарованием. В рамках подготовки к выборам партия пошла на беспрецедентные перемены в методах и риторике, но результаты все равно оказались неудовлетворительными. Все это может повлечь за собой новые споры внутри партии.

ИноСМИ

Поделиться в соц. сетях

0