Как Кремль ведет необъявленную войну

Как Кремль ведет необъявленную войну

В целом РФ не открыла ничего нового и применяет уже известные и проверенные приемы, известные еще во времена Советского Союза. И это понимают иностранцы, которые проходили службу в армии, и те, кто хоть немного знаком с военным делом. Так, для обеспечения скрытности своих действий и введения в заблуждение как собственно местного население, так и мирового сообщества, российское руководство пытается маскировать перебрасывание как личного состава, так техники и боеприпасов. При этом забываются прописные истины, что скрыть все на 100% все равно не удастся.

С целью минимизации массовых потерь в одной отдельной военной части военнослужащие регулярных подразделений часто используются не в составе всего подразделения (хотя иногда это обстоятельство игнорируется), а в составе отдельных групп из частей и соединений, расположенных по всей территории РФ. Этот факт доказывается разведывательными данными МО и СБ Украины, которые периодически обнародуются. Очевидно, что это делается с целью скрытия массового перебрасывания и уменьшения возможного социального напряжения среди населения отдельного региона России.

Перебрасывание личного состава в пределах территории РФ преимущественно происходит под видом либо участия в учениях в Ростовской или других областях, граничащих с Украиной, либо простым откомандированием в другую часть на учения или переподготовку. Позднее военнослужащие отправляются на Донбасс. При этом ни в каких документах, предоставляемых военным, скорее всего, не отмечается, что они будут принимать участие в боевых действиях. Все документы, которые хоть сколько-нибудь определяют район и характер использования военнослужащих, засекречивают. Практика свидетельствует, что для скрытия перед мировым сообществом принадлежности военных к действующим регулярным войскам РФ официально военные признаются уволенными из рядов вооруженных сил, чего в действительности нет, ведь военно-политическое руководство убеждено, что предметную проверку этого факта со стороны независимых структур или государств никто не будет проводить (к тому же, ее просто не дадут провести).

Кроме штатных военнослужащих, которые фактически отправляются в район боевых действий, интенсивно используются добровольцы из состава бывших военнослужащих. С ними заключаются, а иногда и нет, контракты на прохождение военной службы в ВС РФ.

Для обеспечения учета и перебрасывания личного состава используются возможности всех силовых структур, а именно военные комиссариаты, которые находятся в орбите Министерства обороны РФ, псевдообщественные организации, управляемые представителями ФСБ или ГРУ РФ, транспортные подразделения Министерства чрезвычайных ситуаций РФ, а также железнодорожные войска ВС РФ и ОАО «РЖД». Лечение личного состава осуществляется не только военными медицинскими заведениями, пребывающими в сфере ответственности МО РФ, но и гражданскими больницами, которые подчиняются Министерству здравоохранения России. Российские СМИ некоторое время часто демонстрировали собственных добровольцев в гражданских больницах РФ. Кстати, именно привлечение широкой сети медицинских заведений по всей территории страны (в первую очередь Западной территории РФ) также позволяет скрыть размеры потерь и количество раненых.

Отправление личного состава из центров подготовки в Ростовской области после проведения боевого слаживания непосредственно в район боевых действий на территории Украины осуществляется путем использования широкого спектра известных военных приемов, в частности:

♦ массовое перебрасывание личного состава стараются осуществлять преимущественно ночью в военных грузовых автомобилях или гражданских автобусах. В таких случаях в последнее время (чего не было в начале военной агрессии России против Украины) изымаются документы, определяющие принадлежность к вооруженным силам РФ (военные билеты, личные жетоны и тому подобное);

♦ на местах пересечения границы, где осуществляется мониторинг миссией ОБСЕ, происходит ее пересечение так называемыми добровольцами, которые двигаются под видом обычных граждан в военной форме без опознавательных знаков и без оружия. Получение вооружения для добровольцев ДНР и ЛНР происходит преимущественно на территории Украины, в Донецкой и Луганской областях в определенных предварительно местах. Люди пересекают границу с собственными документами — национальными или заграничными паспортами РФ.♦ переход границы осуществляется в определенных пунктах пропуска, где уполномоченные представители пограничной и таможенной служб обеспечивают свободное пересечение границы и где отсутствуют представители наблюдательных миссий, в частности ОБСЕ. (Речь идет, в частности, о пункте пропуска Изварино). Кроме того, массово используются имеющиеся проходы в границе, которые не контролируются украинской властью, и российские пограничные службы «закрывают глаза» на нарушение границы;

Перебрасывание военной техники и вооружения с территории РФ на Украину осуществляется фактически аналогично, но с определенными особенностями, в частности:

♦ на технике (танках, бронетранспортерах, РСЗО, бронемашинах) зарисовываются все признаки принадлежности к тем или иным подразделениям, делаются иногда дополнительные подписи наподобие: «На Львов», «На Киев», «За Донбасс» и тому подобное), а также изымается имеющаяся документация (вкладные письма и тому подобное);

♦ перебрасывание осуществляется преимущественно ночью или когда иностранные спутники не пребывают над районом съемки над Донбассом (однако на это россияне не обращают внимания, особенно тогда, когда необходимо срочное подкрепление личного состава и техники);

♦ перебрасывание техники также осуществляется преимущественно через неподконтрольные пункты пропуска или через поля — «напрямик», где это возможно.

В регионе РФ, который непосредственно граничит с Украиной и используется для базирования подготовки, ремонта, эвакуации и транспортировки подразделений, а также места подготовки и реабилитации личного состава (в первую очередь это касается Ростовской области), с целью недопущения утечки компрометирующей и подтверждающей информации относительно передвижения войск, создается максимально жесткий режим контроля за информационным пространством, к которому привлекаются все имеющиеся силы и средства ФСБ. И это догма для проведения подобного рода агрессивных военных действий. Так:

♦  местные СМИ если и сообщают о потерях, то исключительно с той позиции, что это не военнослужащие, а добровольцы и уволенные из рядов ВС лица, которые по зову души отправились на Донбасс, получили ранения, а местная власть и военные госпитали с пониманием отнеслись к этому и сейчас занимаются их лечением. В то же время никаких заявлений, что медицинские заведения переполнены, что государство взяло на себя заботу о раненых и что раненых везут не только в Ростовскую область, но и самолетами отправляют в другие регионы страны;

♦ медицинским заведениям запрещено предоставлять какую-либо информацию о погибших, раненых, а также их персонификацию;

♦ подразделениями ФСБ и ГРУ, которые осуществляют мониторинг сети интернет (социальных сетей, информационных ресурсов и тому подобное), а также сетей мобильной связи, постоянно проводятся мероприятия по недопущению утечки информации, касающейся проведения боевых действий на Востоке Украины, в частности: удаляются сообщения из социальных сетей или дописываются другие сообщения, которые либо опровергают, либо искажают содержание предыдущих, касающихся Украины; обеспечивается непоявление на ведущих государственных интернет-ресурсах информации, которая подтверждает наличие российских военных на Донбассе, а в случае все же «просачивания» они довольно быстро «опровергаются» новой ложью);

♦ местная полиция, а также подразделения военной службы правопорядка обеспечивают передислокацию воинских подразделений по территории РФ, а иногда и по оккупированной территории. Это делается не только с целью соблюдения собственного законодательства, а, с одной стороны — демонстрации для местного населения и случайных иностранных представителей СМИ, что военная техника передвигается якобы в район проведения учений, с другой — для того, чтобы держать ситуацию под контролем.

Также следует отметить, что одним из способов маскировки присутствия регулярных войск является то, что большинство регулярных подразделений РФ без опознавательных знаков размещается в глубине оккупированной территории Украины подальше от линии столкновения. На переднем крае находятся либо настоящие добровольцы из территории России, либо местные дончане и луганчане, обманутые российской пропагандой. Зато огневую поддержку первого эшелона осуществляют штатные артиллерийские подразделения, подразделения радиоэлектронного подавления и постановки препятствий РФ. Это позволяет решить несколько задач: обеспечить сокрытие присутствия российских войск от миссии ОБСЕ, которая преимущественно осуществляет мониторинг линии столкновения, минимизировать потери среди российских военных, а также обеспечить под видом ополчения на ротационной основе подготовку определенной части подразделений регулярных войск.

Главным преимуществом организованной системы укрывательства и маскировки привлечения российских войск является привлечение к этой деятельности всего имеющегося комплекса государственных инструментов: представителей дипломатических учреждений, которые отрицают присутствие российских войск, Министерства чрезвычайных ситуаций, которое оказывает поддержку и доставку псевдогуманитарных грузов, железнодорожных войск и других подразделений ВС РФ, которые обеспечивают перебрасывание в район боевых действий личного состава, боеприпасов и военной техники, Федеральной службы безопасности, которая делает невозможной утечку компрометирующей информации.

Однако, несмотря на комплексность используемых мероприятий, РФ реализует их достаточно грубо, нагло и не учитывая главного недостатка системы — человеческий фактор. Желание военнослужащих продемонстрировать в социальных сетях собственное участие в исторических событиях превалирует над вопросами безопасности. Кроме того, значительная часть местных жителей снимает все на видео и выкладывает в интернет, что позволяет в дальнейшем за счет такого инструмента, как «геолокация», осуществить привязку к местности. Также военные часто используют мобильную GSM связь местных операторов, которая мониторится отечественными спецслужбами.

ИноСМИ

Поделиться в соц. сетях

0