Как Украине жить с сепаратистскими «республиками»

Как Украине жить с сепаратистскими «республиками»

Одним утром в начале 1960-х, наблюдая за строительством Берлинской стены, Бургомистр Западного Берлина и будущий канцлер ФРГ Вилли Брандт обронил своему помощнику, вопрошавшему «и что же теперь делать?»:

«Нам придется жить с этой стеной»

 

Насколько оказался прав Брандт, показало время: многие критиковали его признание ГДР, однако впоследствии это сыграло роль на переговорах 1989-го года, когда встал вопрос об объединении двух стран.

Украинские реалии, конечно же, несколько иные.

Если летом были несколько иллюзорные (как показал Иловайск) ожидания того, что все кончится «буквально в несколько месяцев» (что подтверждают сами бойцы АТО, которых готовили уже середине августа к взятию Луганска), то после вмешательства вооруженных сил РФ и Иловайского поражения ситуация приняла куда более тяжелый поворот. Стало очевидно, что при помощи российских штыков террористические анклавы могут существовать бесконечно долго, наподобие Приднестровья, Абхазии или Южной Осетии.

Конечно же, выстраивать отношения с марионетками Кремля в Донецке и Луганске вряд ли кто будет — в современных условиях очевидно, что в перерывах между боями будет работать  «минский» или «нормандский» формат, где всю работу со стороны террористов будет вести Россия, возможно, сами вожди «Новороссии» там будут присутствовать.

Но факт от этого не меняется: «ДНР-ЛНР» стали украинской Восточной Германией. Или, если кому это ближе, Северной Кореей.

Это тот случай, когда «дублирующая структура» весьма агрессивна по отношению к основному ядру и главной ее целью ставится его уничтожение или деформация.

Конечно, каждый из трех указанных случаев имеет свои особенности. В случае ГДР имело место быть настоящее государство, пусть и неэффективное. В случае Северной Кореи были попытки создать какую-то отдельную «северокорейскую» экономику. Кроме того, обе страны были признаны на международном уровне.

В случае с «ДНР-ЛНР», и Крымом заодно, все куда прозаичнее — ни о какой отдельной экономике и государственных институтах говорить не приходиться — террористы их не создали, хотя имели на это почти год, и до сих пор все «управление» — на уровне бандитских разборок 90-х годов. Экономики в террористических анклавах также нет — если не считать контрабанду в Украину и из Украины, а также «гумконвои» экономикой.

Кроме того, «ДНР-ЛНР» и аннексия Крыма были сразу отвергнуты мировым сообществом.

Но есть одно «но»: общая граница с Россией. Что делает такие образования весьма живучими, способными продолжать свою жизнедеятельность, пока на это есть финансы в РФ.

Как Украине вести себя террористическими анклавами в таком случае и на что стоит надеяться?

Очевидно, что только армия может обеспечить, как ни странно, мирный процесс урегулирования конфликта. Нечего и говорить, если бы РФ удался Дебальцевский котел так же, как и Иловайский, сейчас переговоры могли бы быть совершенно другие. Успешная оборонительная операция ВСУ позволила всему миру открыто вступить в дипломатическое противостояние с Россией в Мюнхене.

Но до чего бы не договорились в результате постоянных переговоров политики, необходимо понимать — «ДНР-ЛНР» — это надолго, и уже сейчас выстраивать формы взаимодействия с анклавами террористов на востоке.

Ничего в этом страшного нет. Например, нет ничего плохого в закупке на территориях, контролируемых террористами, угля по себестоимости или же за полцены. И на угле можно сэкономить, и дотации платить не надо. Деньги перечислять можно только на счета шахтеров в виде зарплаты. Заодно это позволит говорить, что «Украина своих не бросает».

Не менее правильным будет не отключать электроэнергию и коммуникации оккупированным территориям, а продавать газ, электричество и воду туда по рыночной цене. Согласно Гаагской конвенции «О правилах ведения сухопутной войны», оккупант берет на себя содержание оккупированных территорий. Тем более, что это не так уж и дорого. Заодно это будет прозрачно — и не будет кривотолков о том, у кого свет горит, а у кого нет…

И конечно же, нам необходимо смириться с тем, что строить новую, богатую и сильную Украину нам придется без Донбасса. И в условиях войны. Когда экономика построена на тяжелой промышленности и ГМК, а также ориентирована в целом на российский рынок, это невероятно тяжело. Но у нас нет выбора.

А там посмотрим, у кого получится лучше. Российские войска создали и поддерживают хиреющую «Новороссию». Но вот помогут ли они ей стать чем-либо? Ведь недаром говорил Наполеон о том, что «Штыками мужно делать все, кроме одного — на них нельзя сидеть»…

…Но только, друзья, не стоит надеяться, что в случае построения сильной и богатой страны это как-то повлияет на мировоззрение пророссийски настроеных жителей Донбасса и Крыма. Как, например, повлиял успех Южной Кореи на Северную? Совершенно никак.

И это тоже надо понимать.

112.ua.

 

Поделиться в соц. сетях

0