Катастрофы избежали, уроки не усвоены

Катастрофы избежали, уроки не усвоены

Как когда-то стратегический пункт Иловайск после окружения в СМИ стал называться не таким уже и стратегическим, так и Дебальцево после приказа президента об отводе войск, «потеряло свое значение как железнодорожный пункт и узловая станция». Официальная причина отвода — обстрел боевиками города и невозможность приезда в Дебальцево миссии ОБСЕ.

Отвод войск начался в шесть утра в среду. Очередная драма, которая своей очевидностью и тем, что она ожидается, еще более деморализует. Этого ждали, об этом знали, но нас убеждали, что этого все равно не произойдет. Видно, что Дебальцево защищалось, но командование ничего не сделало для того, чтобы превратить это истинно стратегическое место в настоящий «плацдарм» — слово, которым нас утешали, как альтернатива «котлу».

Президент подписал приказ об отступлении во время, когда происходило внеочередное заседание Совета Безопасности ООН, на котором представитель России Виталий Чуркин проболтался: «Украинская армия бомбила Донецк и мы их отбросили от этих городов». Владимир Путин в свою очередь не менее цинично объяснил бои под Дебальцевом тем, что там украинские войска попали в окружение еще до подписания Минских соглашений. Не оставляет ощущение, что судьба Дебальцева была решена еще тогда. Теперь мы опять требуем немедленной реакции мира. Петр Порошенко убеждал, что большинство военных уже выведены с места боевых действий, и вылетел на фронт, чтобы пожать нашим героям руки.

Президент также упрекает паникеров, которые подхватили дезинформацию об окруженных блокпостах и сотнях смертей украинских военных. «Уже могу сообщить, что сегодня утром Вооруженные силы Украины вместе с Национальной гвардией завершили операцию  планового и организованного вывода части подразделений из Дебальцева. Сегодня мы можем сказать, что уже по состоянию на  настоящий момент вышло 80% частей. Мы ожидаем еще две колонны. Вышли бойцы 128-й бригады, части подразделений 30-й бригады, части 25-ого и 40-го батальонов,  спецназ, Нацгвардия, милиция», — сообщил 18 февраля Порошенко.

Нам удалось связаться с одним из военных, который держит прямую связь с солдатами на передовой. Он сообщает, что слова Порошенко далеки от истины. «Это не отход, а срочная эвакуация. Потери по 128-й бригаде невероятные». Семен Семенченко на странице Facebook написал о разбитой украинской колонне и прибавил: «Все это потом будет требовать тщательного расследования. Теперь важно вытянуть пацанов». Здесь можно вспомнить Иловайск. Понес ли кто-то реально ответственность за ту трагедию и ряд других, которые стали системными?

Министр обороны Украины генерал-полковник Степан Полторак встретился с родными военнослужащих 128-й отдельной горно-пехотной бригады и призвал относиться с пониманием к происходящим событиям. «Призываем не поддаваться на провокации иностранных СМИ и не нагнетать панических настроений в обществе», — сказал Полторак.

Верхушка страны справедливо боится паники в то время, как сама уже давно утратила значимость собственных слов. Так, например, уже с декабря Порошенко несколько раз обещает ввести военное положение на Украине «в случае обострения ситуации». Это опасная игра словами. Сначала нам предлагали термин АТО в то время, как и на Украине уже в полной мере пылала война. Когда слово «война» распространилось в обществе, нас начали пугать «полномасштабным вторжением», которое фактически и произошло.

Параллельно с этим нам рассказывали о мирных договоренностях и циничном нарушении их злыми боевиками. Порошенко назвал себя президентом мира. Мира, которого давно не существует. Бизнесмен Порошенко может еще учится быть руководителем страны, но неудачное время он выбрал для этого. Слишком большая цена учебы. С этой наукой он должен поспешить, чтобы не пришлось украинским военным  вылавливать врагов под Харьковом.

«Относительно вывода наших войск были определенные споры в Генштабе, — комментирует «Дню» Мирослав Гай, волонтер, бывший военный Нацгвардии. — Выход из Дебальцева произошел поздно, потому что были нарушены коммуникации и связи между подразделениями. Тем не менее, произошел организованный отход наших военных из позиций вокруг Дебальцева. В частности из Ольховатки, из Никишина, из Чернухина. Ребята вышли с техникой и боекомплектами. Есть потери — и погибшие, и раненные. Но подавляющее большинство военных вышли. Я непосредственно контактировал с 128-й бригадой, они вышли почти все. Есть погибшие, но ребята вывели с собой технику и боекомплекты. Организованными группами, всю ночь, различными путями отходили из окружения. То, что не смогли забрать с собой, то уничтожили и подорвали, чтобы не досталось врагу. Теперь Дебальцево действительно не представляет собой узловую станцию. Все было уничтожено. Много узлов уже невозможно будет нормально восстановить. Важно то, что бои за Дебальцево не дали ребятам, которые находились в глубине территории, попасть в окружение. «Котел» не состоялся. И я скажу почему. У военных оставалось горючее и боекомплекты. Именно поэтому они вышли с техникой. Через некоторое время всего этого уже могло и не быть. Мы вышли с минимальными потерями».

Теперь мы видим закономерность — мирные соглашения с чертом каждый раз заканчиваются нашими поражениями и потерями. Так произошло и в этот раз. Совпадение? Системность сочетания блефа и реалий, ошибок и несделанных из них выводов намекает на приближение еще большей катастрофы, которой не избежать.

ИноСМИ

Поделиться в соц. сетях

0