Катынь: правда, которую сложно принять россиянам

Интервью с профессором Института политических исследований Польской Академии Наук Войчехом Матерским (Wojciech Materski).

Мачей Реплевич: 5 марта 1940 года Сталин подписал решение о расстреле более 21 тысячи польских граждан как врагов СССР и коммунизма. Каково современно состояние знаний на эту тему?

Войчех Матерский: Сегодня о Катынском преступлении мы знаем гораздо больше, чем полтора десятка лет назад. В целом объем знаний довольно велик. Мы знаем, как разворачивалось преступление, знаем фамилии людей, несущих за него ответственность, а также фамилии некоторых исполнителей — сотрудников НКВД, которые принимали участие в расстреле поляков. В значительной степени нам известен процесс и механизмы сокрытия этого преступления. Однако историки до сих пор не знают всех деталей тех трагических событий 75-летней давности.

— Какие факты остаются неизвестными?

— Известно, что в преступлении принимали участие специальные подразделения НКВД из Харькова, Киева и Твери. Каждое составило свой отчет. Помимо отчетов для руководства НКВД обычно составлялся рапорт непосредственно для Сталина. Этих отчетов и рапортов мы не видели. Нам неизвестны также отчеты о встречах руководства НКВД с представителями советских властей, на которых присутствовали Леонид Баштаков, Богдан Кобулов и Всеволод Меркулов, входившие в «Особое совещание» при НКВД.

Встречи протоколировались, по крайне мере, по их итогам составлялись записки. В письме Берии есть сообщение о 25 тысячах поляков, которых планируется ликвидировать. У нас нет полного списка жертв, хотя известно, что еще в 1959 году у КГБ были дела 21 857 человек. Глава ведомства Александр Шелепин предложил Хрущеву их уничтожить. Документов, что это произошло, нет, но сложно представить ситуацию, при которой такое количество архивных документов было бы уничтожено без официального разрешения высших властей.

— Жертвами решения 5 марта 1940 года стали не только офицеры или полицейские, но также несколько тысяч гражданских лиц, которых арестовало НКВД.

— Да, помимо офицеров польской армии, сотрудников полиции и Корпуса охраны границы НКВД расстрелял 7305 человек — это были в основном жители восточных польских регионов. К сожалению, у нас нет точной информации о местах их захоронения. Мы не знаем, похоронили ли их в Быковни или, например, в Виннице. Появляются новые гипотезы, например, о Куропатах или Новограде-Волынском. По любому следу, упоминанию о польских узниках НКВД проводятся проверки.

— Давайте объясним выражение «белорусский список», которое часто появляется в контексте Катыни и решения марта 1940 года.

— И военнопленные и гражданские лица, убитые в 1940 году, находились на территории Белорусской и Украинской ССР. Их арестовали в период осени 1939 — весны 1940 на землях, принадлежавших Польше и называвшихся тогда «западной Белоруссией» и «Западной Украиной». Именно там действовали специальные подразделения убийц НКВД.

«Белорусский список» — это перечень поляков, арестованных и убитых на территории Белорусской ССР. Из 3850 фамилий мы знаем только 2100. В начале 2010 года белорусские власти дали понять, что список существует и может быть опубликован, но документы до сих пор не обнародованы, польская сторона доступа к ним не получила. Добавлю, что еще в конце 80-х советник Михаила Горбачева Валентин Фалин советовал ему рассекретить катынские документы, в том числе «белорусский список», передав его властям ПНР.

— Существует ли также «украинский список»?

— Да, список узников НКВД в Украинской ССР известен. Это произошло случайно. Когда в 90-е министр Анджей Мильчановский (Andrzej Milczanowski) был на Украине, он получил от властей фрагмент этого списка с фамилией своего отца, которого НКВД убило в начале войны. Когда СМИ об этом рассказали, украинцы обнародовали полный список поляков, убитых на территории «западной Украины».

— Что мы знаем об исполнителях катынского преступления?

— Удалось установить часть фамилий этих людей. Самый известный — офицер НКВД в Калинине Василий Блохин. Он собственноручно убил выстрелом в затылок тысячи заключенных (среди которых были не только поляки). Мы знаем также более 1000 фамилий других палачей. Из сохранившихся документов следует, что сотрудники НКВД из специальных подразделений получали большие денежные премии и дополнительные отпуска.

— Знает ли российское общество о Катыни и других преступлениях 1939 — 1941 годов против поляков?

— Обычный россиянин не интересуется сейчас историей, а если да, то его знания невелики и избирательны. Интерес большинства россиян к истории ограничивается в основном воспоминаниями о СССР как о глобальной державе. Российские власти сознательно используют эти великодержавные сантименты, напоминая о «победе над фашизмом» и успехах советской армии в годы Второй мировой войны.

Воспоминания о совершенном 75 лет назад преступлении НКВД не вписываются в официальный российский исторический дискурс. Катынь остается правдой, которую сложно принять. Такие СМИ, как «Комсомольская правда», искажают картину событий, и многие люди до сих пор верят, что в Катынском преступлении повинны немцы. В школьном учебнике истории Филиппова Катынь называется даже «естественной местью за убийство поляками советских пленных в 1920 году».

В 70-ю годовщину Катынского преступления телеканал «Культура» и позднее Первый канал российского телевидения показали фильм «Катынь» Анджея Вайды (Andrzej Wajda). Однако знания большинства россиян об этом преступлении остаются поверхностными, а тема — неудобной. Многие тоскуют по временам, когда мир боялся Советского Союза. Даже сейчас позицию России как сильной державы строят не на технологическом прогрессе или экономических успехах, а на агрессивных действиях в отношении соседей (в частности, на Украине), чтобы вызывать страх и уважение.

ИноСМИ

 

Поделиться в соц. сетях

0