Китай бросает вызов финансовой гегемонии Запада

Китай последовательно меняет правила международных экономических отношений — несмотря на активное сопротивление США. К началу апреля стал известен необычайно широкий список участников Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ), о создании которого председатель КНР Си Цзиньпин объявил еще два года назад. Считается, что этот банк станет конкурентом ведущих финансовых институтов, находящихся под контролем стран Запада — МВФ и Всемирного банка. Действующий с 1966 года Азиатский банк развития (АБР) также контролируется Японией и США.

Всего в список соучредителей вошло не менее 52 стран (часть заявок еще находится в процессе утверждения), в том числе Россия, Швейцария, Саудовская Аравия и основные страны Западной Европы. Сенсацией стало решение ближайших союзников США — Великобритании, Австралии и Южной Кореи — уже на завершающем этапе подписки присоединиться к китайскому проекту, несмотря на сильнейшее давление из Вашингтона. Вне списка участников фактически остались две развитые страны — США и Япония, и в каждом из этих случаев отказ легко объясним. США не допускают даже мысли о появлении конкурента в области мировых финансов, а Япония панически боится растущей региональной мощи КНР. Особый случай — Северная Корея, заявку которой отклонил сам Китай.

Большинство наблюдателей считает, что администрация Обамы потерпела серьезное внешнеполитическое поражение. В результате своей бескомпромиссной позиции по этому проекту США оказались фактически в полной изоляции. Американцам с самого было предложено место в АБИИ, однако они ответили отказом, ссылаясь на то, что новый банк не сможет соблюдать нормы западного менеджмента и прозрачности. Представитель Госдепартамента США Джен Псаки еще в прошлом году официально заявила о «серьезной озабоченности ее страны относительно двусмысленного проекта АБИИ в его нынешней форме». Официальный Токио также призывал к реализации этого проекта «только при соблюдении признанных международных стандартов». Эти стандарты, судя по всему, упираются в пресловутую Бреттон-Вудскую систему, которая до сих пор остается основой мировых финансов, где все подчинено ФРС США и западным финансовым институтам. В свою очередь, председатель КНР Си Цзиньпин заверил мировое сообщество, что банк будет работать в соответствии с принятыми мировыми нормами и будет опираться на опыт уже действующих финансовых институтов.

Китай отвергает обвинения, согласно которым новый банк снизит экологические, социальные и прочие нормы при осуществлении инвестиционных проектов в Азии. КНР подчеркивает, что большинство проектов носит международный характер и будут осуществляться при участии и контроле других стран. Политологи отмечают, что технически придирки — лишь предлог для того, чтобы не допустить усиления позиций Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Администрация Обамы с особым упорством выступает против создания АБИИ потому, что он укрепляет лидирующую позицию Китая в АТР за счет американского влияния.

Создание АБИИ объективно отвечает новым вызовам и отражает изменения в мировом экономическом порядке. Начиная с 2010 года страны с развивающейся экономикой активно продвигали идею реформирования главных финансовых институтов — МВФ и Всемирного Банка, которые полностью контролируются странами Запада. Все попытки реформировать эти институты в пользу новых финансовых игроков заканчивались провалом ввиду противодействия США. Китай и другие страны с развивающейся экономикой уже давно протестовали против своего заниженного представительства в международных финансовых институтах. Даже в Азиатском банке развития (AБР) у Китая всего 5,5%, в то время как доля США — 15,7%, а Японии — 15,6%.

Решение о создании АБИИ свидетельствует о том, что Пекин решил не дожидаться милостей от Запада и самостоятельно приступил к перекройке мировых финансовых отношений. Возможности у КНР есть — благодаря гигантским долларовым резервам, которые будут инвестированы в инфраструктурные проекты в Азии. Первоначальный капитал банка составит 100 миллиардов долларов, из которых половину внесет Китай. До конца года будет определена структура банка и принят его устав. Штаб-квартира банка будет располагаться в Пекине. В скором времени в Китае начнет работу еще один альтернативный финансовый институт — Банк развития БРИКС со штаб-квартирой в Шанхае, учредителями которого являются Россия, Бразилия, Индия, Китай и ЮАР.

Глава МВФ Кристин Лагард формально приветствовала создание «нового партнерского института» в Азии, однако, по мнению экспертов, это не означает, что в Международном валютном фонде и Всемирном банке будут сделаны соответствующие выводы и начнутся реформы. Весьма вероятно, что, испугавшись китайской конкуренции, США попробуют еще более ужесточить свой контроль за этими двумя финансовыми институтами.

В мировой прессе отмечается, что Пекин мастерски провел дипломатическую операцию по привлечению стран-участниц к проекту АБИИ. Китайцам удалось изолировать США, воспользовавшись разногласиями между Белым домом, Конгрессом и министерством финансов на фоне конфликта администрации Обамы с республиканцами. Япония осталась практически единственной значимой страной, сохранившей верность американской позиции. Остальные союзники США перебежали на сторону Китая. Оказавшись в изоляции, американцы начали смягчать позицию, а министр финансов Джейкоб Лью даже намекнул на возможность сотрудничества с АБИИ в будущем.

Особенно показательно резкое изменение британской позиции по отношению к Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций. О намерении присоединиться к АБИИ без консультации с американскими партнерами объявил лично премьер-министр Дэвид Кэмерон. Решение Лондона объяснимо: Великобритания намерена стать главным звеном в финансовых отношениях Китая с Западом. Ряд крупнейших китайских банков, в том числе China Construction Bank, уже открыли в британской столице центры по сделкам в юанях. Дэвид Кэмерон также предложил китайцам вкладывать деньги в стратегические активы на территории Великобритании, в том числе в инфраструктуру и атомную энергетику. Китайские фонды получили 10% в капитале аэропорта Хитроу и 10% в крупной компании водоснабжения Thames Water.

Белый дом негативно отреагировал на решение британцев. По мнению Вашингтона, это наносит ущерб «особым» отношениям между США и Великобританией и противоречит политике сдерживания Китая на международной арене. Примечательно, что еще три крупнейшие страны ЕС — Франция, Германия и Италия — вслед за Великобританией приняли решение стать соучредителями банка. С учетом экономических трудностей другие страны ЕС также начали ожесточенную борьбу за китайские инвестиции. Однако Дэвид Кэмерон пошел в сближении с Китаем дальше всех, чем поставил под угрозу отношения Великобритании как с США, так и с континентальной Европой.

Особо следует выделить изменившуюся позицию Австралии и Южной Кореи. США оказывали давление на эти две страны, но они приняли в конечном счете решение о присоединении к АБИИ, исходя из своих национальных интересов. Австралийская пресса считает, что Канберра приняла это историческое решение, игнорируя рекомендации Вашингтона и де-факто признав лидерство Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Таким образом, австралийский премьер Тони Эбботт отказался подчиняться блоковой дисциплине и фактически нарушил негласные союзнические обязательства перед США.

Хотя банк инфраструктурных инвестиций называется азиатским, амбиции его идут гораздо дальше и носят глобальный характер. Проект вписывается в такие китайские инициативы, как «Экономический пояс Шелкового пути» и «Морской шелковый путь 21-го века» («Один пояс, один путь»). Создания АБИИ — не просто вопрос инвестиций. Как заявил Си Цзиньпин, «необходимо общими усилиями создать региональный финансовый порядок, который лучше подойдет Азии и всему остальному миру».

Создание такого банка является насущной потребностью для азиатского региона: чтобы раскрыть свой экономический потенциал, странам Азии необходимо вкладывать до 1 триллиона долларов ежегодно в инфраструктурные проекты на протяжении следующего десятилетия. Однако действующие финансовые институты, такие как Всемирный банк или Азиатский банк развития, не обладают соответствующими ресурсами и опытом. Только Китай имеет деньги и опыт, накопленный в ходе осуществления масштабных инфраструктурных проектов за последнее десятилетие. Эксперты отмечают, что ни одна страна в истории не строила так много и так быстро как сегодняшний Китай. Однако экономический аспект проекта тесно связан с геополитикой: банк значительно усилит политический вес Китая в регионе. Именно это беспокоит Вашингтон, который после Второй мировой войны использовал МВФ и Всемирный Банк как инструменты своего доминирования в мире.

inosmi.ru

Поделиться в соц. сетях

0