Китай не союзник, но может стать партнером

Китай ратифицировал «большой» договор с Украиной. 27 февраля вечером официальное китайское агентство «Синьхуа» сообщило о том, что в ходе 13-й сессии Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей (ПК ВСНП) 12-го созыва была принята резолюция о ратификации Договора о дружбе и сотрудничестве между КНР и Украиной. Напомним, что это основной межгосударственный документ, подписанный 5 декабря 2013 г. в Пекине председателем КНР Си Цзиньпином и тогдашним президентом Украины Виктором Януковичем. Срок действия Договора — 25 лет с возможностью продления на пять лет по согласию сторон. Стоит заметить, что Киев закрыл вопрос ратификации данного документа еще 15 мая прошлого года. А вот Пекин явно выжидал и не торопился выполнять свои внутренние процедуры.

Сложная ситуация на Украине и агрессивные действия России (союзника Пекина) заставляли Китай вести осторожную политику, основанную на учете собственных интересов. Китай сохранял курс невмешательства и непосредственного участия в урегулировании конфликта не принимал. Он высказывал миротворческие идеи и выступал с призывами, присматривался к изменениям, произошедшим за последний год. И лишь сейчас решился на определенные шаги.

Только в начале этого года китайские власти начали менять свое отношение. Например, согласились на первый контакт на высоком уровне. Встреча премьера КНР Ли Кэцяна с президентом Украины Петром Порошенко в Давосе 21 января была первым знаком того, что в Пекине готовы вести с Киевом диалог. В Давосе, в частности, и зашла речь о необходимости реализации ранее подписанных договоренностей и активизации контактов на высшем уровне — приглашение посетить Украину от Порошенко получил сам премьер-министр Китая, и через него такое же приглашение было передано председателю КНР Си Цзиньпину. Видимо, в ходе одного из этих визитов, а может быть и раньше, во время подготовительных визитов министров иностранных дел, состоится обмен ратификационными грамотами, и «большой» договор вступит в силу.
Но уже сегодня этот документ может стать серьезным подспорьем для украинской стороны не только для развития двусторонних отношений с Китаем, но и отстаивания своих интересов на международной арене.

Следует отметить, что Договор базируется на базовых принципах международного права (ст. 1) и положениях Устава ООН (ст. 2). Важнейшими положениями являются в нем те, что указывают на взаимное уважение суверенитета, территориальной целостности и невмешательство во внутренние дела друг друга (ст. 1). Стороны поддерживают сделанный в соответствии с национальными особенностями каждой из Сторон выбор пути развития (ст. 3). Китай подтверждает Украине гарантии безопасности, данные ей в результате отказа от ядерного арсенала, и обязуется не использовать против Украины ядерное оружие (ст. 4). Однако этот пункт в Договоре несколько уступает по силе заявлению, сделанному в Совместной декларации Китая и Украины о дальнейшем углублении отношений стратегического партнерства, подписанной тогда же. Там говорилось также, что «если Украина станет жертвой агрессии с применением ядерного оружия или угрозы осуществления такой агрессии, [Китай] подтверждает предоставление Украине соответствующих гарантий безопасности».

В статье 6 Договора говорится, что стороны обязуются не допускать использования своей территории третьими странами для создания угроз государственному суверенитету, безопасности или государственной целостности другой договорной стороны. Статья 8 предусматривает усиление сотрудничества стран в рамках ООН и ее Совета безопасности. Другие статьи договора говорят о сотрудничестве в различных сферах как экономического, так и политического, и военного характера.

Почему же тогда, имея такие договоренности с Киевом, Китай так долго оставался сторонним наблюдателем конфликта, который разгорался на Украине и перерос в войну? Почему Киев не смог убедить Китай более решительно выступить в защиту своего суверенитета и территориальной целостности в условиях агрессии России?

«Неактивную» позицию Китая можно объяснить тем, что в целом события вокруг Украины создали целый комплекс проблем для китайской дипломатии, не готовой к тому, чтобы оказать активную дипломатическую поддержку Украине. У Китая также не было адекватного ответа на действия России, которыми попирались все существующие нормы международного права. Критиковать Москву Китай не стал, а попытался извлечь из ее незавидного международного положения максимальную для себя выгоду.

Много фактов указывают на то, что высшее руководство Китая год назад не представляло, к чему приведут события на Украине, и на что отважится Россия. То, что для Пекина все происходившее после 20-х чисел февраля минувшего года было неожиданностью, свидетельствует визит Си Цзиньпина в Сочи, где Путин вряд ли откровенно сообщил
своему визави о планах вооруженного вторжения и аннексии Крыма и планах по разделу Украины.

Официальные документы того времени хранят заявления лидеров России и Китая о том, что «была подчеркнута недопустимость какого-либо вмешательства извне в то, что происходит (в Украине), и прозвучало крайне жесткое осуждение подобного вмешательства». Ясно, что в тот момент это заявление должно было служить предупреждением Западу (так его трактовали россияне), но в такой же мере (по мнению китайской стороны) оно касалось и России, у которой не было никаких оснований вмешиваться во внутриполитический кризис на Украине.

Однако когда Янукович сбежал, и Путину пришлось корректировать свой план вторжения буквально на ходу, для Пекина все это оказалось шоком. Доказательством этому может быть и то, что еще в феврале прошлого года Киев и Пекин провели первые переговоры о строительстве глубоководного порта в Крыму. А уже несколько недель спустя китайцы были вынуждены в срочном порядке эвакуировать с завода «Море» в Феодосии второй (заказанный у Украины) десантный корабль на воздушной подушке «Зубр», чтобы он не достался «зеленым человечкам», уже наводнившим к тому времени Крым.

В условиях начала российского вторжения Китай подтвердил, что Украина для него остается стратегическим партнером, и Пекин выступает за суверенитет и территориальную целостность нашего государства. Однако после этого Китай не сделал ни единого шага дальше, чтобы осудить агрессора. Позиция Китая в конфликте вокруг Украины получила в российских СМИ обозначение «благожелательный нейтралитет», который Москва истолковала как своеобразную негласную поддержку. Однако это лишь российская трактовка, поскольку никакой реальной поддержки, а тем более одобрения действий Кремля на Украине из Пекина не было.

Китай весьма настороженно отнесся к событиям в Крыму и с явным неприятием отреагировал на т.н. референдум о независимости полуострова. Эти действия «сепаратистов» создавали для Китая определенные вызовы во внутренней политике, поскольку у него самого есть проблемные территории на западе страны — Тибет и Синьцзян, а, например, идея референдума о независимости Тайваня свела бы на нет усилия последних десятилетий по «возвращению острова в лоно Родины».

Но был фактор, в значительной степени определивший отношение Китая к происходящему. Пекин, как свидетельствуют последние заявления китайских дипломатов, явно настроен рассматривать конфликт на Украине не столько как внутриполитический украинский конфликт, и даже не как войну России против Украины (хотя сейчас все больше китайцев принимают и эту концепцию), но как борьбу внешних сил за контроль над Украиной. Прежде всего, имеется в виду не столько Россия, сколько Запад. При этом некоторые в Пекине видят в этом противостоянии корень «украинского кризиса». Как заявил в недавнем интервью посол КНР в Бельгии Цю Син, «без внешней интервенции внутренние проблемы Украины не развились бы в такой серьезный кризис», который уже перестал быть внутренним делом этой страны.

При этом китайский дипломат фактически солидаризировался с Россией в обвинениях против Запада в том, что Запад не признает опасений безопасности России, которая чувствует, что ее интересы не принимаются во внимание или попросту игнорируются.

Одновременно, Китай полагает, что Минские договоренности, где за столом переговоров были представлены Европа, Россия и Украина, но не присутствовали США, являет собой хороший формат для поисков компромиссов, поскольку ее участники заинтересованы в успехе разрешения конфликта, несущего непосредственную угрозу каждой из сторон.

Китай также уверен, что украинский кризис продемонстрировал всему миру, что международная система отношений нуждается в «переосмыслении». Особенно это касается «великих держав», ранее навязывавших более слабым странам безальтернативные решения. На смену этому, по мнению Пекина, должны прийти принципы равенства, взаимоуважения, сотрудничества и доверия.

Таким образом, Киев должен понять, что ему едва ли удастся превратить Китай в своего союзника против России, однако это абсолютно не означает, что у него нет шансов стать для Китая партнером в чем-то лучшим и более предсказуемым, чем Россия. Последние события показали, что на международной арене Китай отстаивает свою линию, что он солидарен с Россией, по большому счету, лишь в вопросе противодействия гегемонии США, однако в отношении к «украинскому кризису» позиции Москвы и Пекина различны. Киев должен доказать Пекину, что его внешнеполитический выбор в пользу Европы не представляет угрозы безопасности России и поддержан большинством граждан. Такой выбор будет признан и поддержан Китаем, а также станет основой для успешного продолжения партнерства даже в нынешних сложных условиях.

ИноСМИ

 

%d такие блоггеры, как: