Красная сторона Европы

Недавние слухи о том, что Греция получит несколько миллиардов евро от России на строительство газопровода «Турецкий поток», вызвали новую волну критики левого правительства Греции во главе с Алексисом Ципрасом. Эти слухи российская сторона опровергла, однако снова возникают опасения, что греки летом заблокируют продолжение санкций ЕС против России. И мы должны понимать, что не только в Греции левые партии готовы сотрудничать с Кремлем.

Когда в прошлом году в Крыму проходил референдум относительно политической судьбы полуострова, интересно было изучать список наблюдателей на этом референдуме. В частности, легко было заметить, что большинство лиц из этого списка представляли праворадикальные партии (такие как венгерский «Йоббик» или австрийская Партия свободы). На протяжении последующих месяцев становилось все более очевидно, что риторика многих европейских правых партий (в частности и наиболее успешных в правом сегменте — «Национального фронта» во Франции и Партии независимости Великобритании) вообще близка к риторике официальной Москвы.

Наряду с сакрализацией традиционных ценностей — здесь и жесткая критика Соединенных Штатов Америки, и категорическое непринятие глобализма, и отношение к ЕС как к лишней и враждебной интересам отдельных европейских государств структуре. Выявленные связи европейских правых с Кремлем (это либо контакты с идеологами режима, либо денежная поддержка, как в случае с упомянутым выше «Национальным фронтом») вполне понятны — Россия заинтересована в ослаблении единства в пределах ЕС. Ради этой же цели — и попытка заигрывать с новым левым правительством Греции, которое могло бы заблокировать продолжение антироссийских санкций. И политику Кремля готовы поддержать левые силы не только Греции.

Подтверждение этого нетрудно найти в упомянутом списке наблюдателей. Кроме неосталиниста из опять-таки греческой компартии, находим там представителя одной из самых мощных левых партий Европы — немецкой Die Linke (потомка правящей партии ГДР). Это партия, которая, играя на ностальгии по социалистическим временам, ловко работает на электоральном поле бедных восточнонемецких земель и в то же время пользуется широкой поддержкой протестной молодежи. В результате она занимает 3–4-е места по уровню поддержки в Германии.

Риторика Die Linke довольно типична для европейских крайних левых: значительную роль в ней играет… опять же критика Соединенных Штатов и процесса глобализации. Если правые в этом процессе видят угрозу морали и традициям, то левые — усиление диктата международного капитала. Правые желают возврата к миру, где все решали национальные государства, — это их идеал и то, что они считают «естественным» мирозданием. Зато левые, хотя и видят в государстве аппарат принуждения и хотят от него избавиться, все же оценивают современную глобализацию как процесс, происходящий в интересах капитала.

Поэтому идея существования суверенного национального государства вызывает у них большую симпатию, чем действия Запада, объективно способствующие глобализации, которые они оценивают как «империалистические». В частности, именно так левые оценивают поддержку западными правительствами изменения режима в Украине в 2014 г. Соответственно, европейские левые нередко склонны поддерживать тех, кто выступает против внешней политики Штатов как мощнейшего политического игрока западного мира.

Даже если это Россия, где коэффициент социального неравенства, согласно данным ЦРУ, близок к показателям африканских стран, а свободы граждан, о которых беспокоятся новые левые, ущемляются. (В частности, речь идет и о свободах мигрантов и меньшинств — традиционно важные пункты левых программ). Таким образом, левые нередко некритически протестуют против США, создавая из них образ зла, на фоне которого любое другое государство представляется лучшим. Мы упоминали правящую левую партию Греции — СИРИЗА.

В прошлом году 27 февраля она заявила, что ЕС и Штаты хотят дестабилизировать Украину с целью «ограбления империалистическими силами». «Американский империализм» — распространенный термин в левых текстах, посвященных Украине. Кое-кто заявляет об ответе России на империалистические посягательства Запада, другие определяют ситуацию в Украине как столкновение двух империалистических сил. Оставляя в стороне споры об истинности этих утверждений, укажем, что такая аргументация легитимирует действия Кремля и распространяет ключевой для российского взгляда на ситуацию тезис, что эти действия были ответом на посягательство Запада. Например, немецкие левые отмечают, что Россия вмешалась в конфликт, поскольку была заинтересована в контроле над ключевыми черноморскими портами и непродвижении НАТО в Восточной Европе.

Однако заметим, что речь идет о партиях, которые можно назвать крайне левыми, а не обо всех левых. Социал-демократы обычно такую риторику не поддерживают — это более «системные» партии, что легко доказать. Так, группы правых и левых в Европарламенте, а также депутаты вне групп, большинство из которых представляют крайне правые силы, проголосовали большей частью против Соглашения об ассоциации Украины и ЕС 16 сентября прошлого года. Зато группа социал-демократов почти в полном составе соглашение поддержала.

Насколько значительным является влияние левых партий в странах ЕС, и разделяют ли самые мощные из них подобные взгляды на ситуацию в Украине? Несколько баз данных (Parties and Elections, Manifesto Project, Parlgov) определяют идеологию партий в европейских странах. На основании их данных можно выделить левые партии и посмотреть на их результаты на выборах. Бесспорно, самой успешной в Европе среди крайне левых партий является греческая СИРИЗА, победившая на январских парламентских выборах. Ей не хватило всего двух кресел, чтобы сформировать большинство самостоятельно — поэтому пришлось создавать коалицию с правыми популистами. Их позиции относительно Украины уже освещены выше. Кроме того, СИРИЗА считает, что санкции против России являются неэффективными для преодоления украинского кризиса.

Собственно, это единственная крайне левая партия, фактически находящаяся у власти в европейских странах. До недавнего времени у власти на Кипре находились коммунисты, тоже, кстати, поддерживающие Россию в конфликте с Украиной. Однако назвать партию, которая поддерживала позиции острова как центра финансовых операций и офшора мирового масштаба, действительно крайне левой трудно. Радикальная левая партия входит в правящую коалицию во Франции, имеет несколько должностей в правительстве (в частности министра юстиции), но не более, и на внешнюю политику не влияет. Зато СИРИЗА, несмотря на значительные трудности в переговорах с ЕС относительно долга, существенно повышает свой рейтинг, что показывают все опросы.

То есть греков политика их правительства устраивает. Еще одна партия, о которой, как и о СИРИЗА, много в последнее время говорят в Европе, — это испанская «Подемос». Она была создана лишь в 2014-м, но в том же году на выборах в Европарламент получила около 8% голосов. На сегодняшний день «Подемос», согласно большинству опросов, поддерживают уже более 20% испанских избирателей. К тому же некоторые из опросов показывают, что это самая популярная партия в Испании. Ее лидер Пабло Иглесиас заявил, что «ЕС поддержал незаконное изменение власти в Украине, приход к власти неонацистов… это, безусловно, противоречит европейским ценностям». Однако относительно успеха крайне левых на выборах этого года есть сомнения. В случае победы «Подемос» вряд ли сможет сформировать большинство — даже вместе с потенциальными союзниками «Объединенными левыми».

Также сомнительно, что после сокрушительной критики Иглесиаса в адрес «китов» испанской политики — консервативной Народной партии и левоцентристской Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП) — любая из них согласится объединиться с «Подемос». Тем более учитывая, что значительную поддержку имеет и новая социал-демократическая, умеренная проевропейская партия «Граждане», которая стала бы самым удобным коалиционным партнером для ИСРП. Наконец, если в Греции все же возникнут проблемы с выплатой долгов, что в перспективе может привести и к дефолту, вполне вероятно, что рейтинг «Подемос» как дружеской и идеологически родственной с СИРИЗА партии может упасть. Нетрудно заметить, что две самые успешные левые партии Европы представляют две страны, испытывающие сегодня значительные социально-экономические трудности. В частности безработица — как в Греции, так и в Испании — давно перевалила за 20%, а среди молодежи до 25 лет — за 50. Таких показателей не демонстрирует никакая другая страна ЕС.

Еще одна мощная левая партия, также голосовавшая против Соглашения об ассоциации в Европарламенте, — это «Шинн Фейн» из Ирландии, где из-за кризиса уровень безработицы и количество людей, живущих на грани бедности, значительно возросли. Соглашение они не поддержали якобы из-за нелегитимности «неизбранного» украинского правительства (голосование происходило до парламентских выборов в Украине). Более того, ирландцы осудили присутствие в правительстве Украины министров от «Свободы», а также «вмешательство США, ЕС и России в украинские дела».

На сегодняшний день, согласно опросам, эта партия является второй по мощности в стране. Наконец, еще одна левая партия, имеющая относительно значительную поддержку в своем государстве и проголосовавшая против ассоциации Украины с ЕС, — это нидерландская Социалистическая партия. На сегодняшний день это одна из пяти партий, которую готовы поддержать 10–15% граждан. Проблема для Украины здесь в том, что еще одна из этих партий — праворадикальная «Партия свободы» — тоже пророссийская. Таким образом, Нидерланды, как и Греция, Франция, Италия, Германия, — это страна, где и левые, и правые партии поддерживают пророссийскую позицию.

Россию в украинском конфликте склонны поддерживать и такие потомки правящих партий времен соцлагеря, как Коммунистическая партия Богемии и Моравии и упомянутая выше немецкая Die Linke. Кроме того, словацкая правящая партия «Курс — социальная демократия», хоть и не является крайне левой, но также поддерживает Россию в конфликте с Украиной. Ее представитель в Европарламенте голосовал против Соглашения об ассоциации. В свое время эта партия образовалась из Партии демократических левых, ставшей, в свою очередь, наследницей словацкой Компартии. Наконец, Коммунистическая партия Греции, у которой в свое время были тесные связи с Советским Союзом, тоже выступила в поддержку России и против «американского империализма». На основании этой тенденции можно было бы предположить, что Кремль сохраняет неформальные связи с политическими силами, образовавшимися в результате расформирования или реформирования правящих партий стран соцлагеря.

Однако тенденцию поддержки этими партиями России нельзя абсолютизировать — так, социал-демократические наследницы правящих партий Венгрии и Болгарии коммунистических времен соглашение поддержали, а некоторые новые левые партии, такие как упомянутая выше «Подемос», стоят на пророссийских позициях. Для России выгодно существование на Западе сети партий и организаций, готовых защищать позиции, близкие к позиции Кремля, а также ослаблять единство ЕС. Конечно, вероятнее всего, в ближайшее время Греция останется единственной страной, где крайне левые реально будут у власти, поскольку в других государствах для этого была бы необходима маловероятная коалиция леворадикалов с умеренными партиями. Крайне правые тоже вряд ли смогут прийти к власти. Но в то же время и те и другие имеют определенное влияние на повестку дня своих стран.

В частности, выделенные в статье левые партии являются самыми мощными среди европейских и имеют самое большое такое влияние. И напоследок. Не следует считать, что все эти партии являются креатурой Путина. Антиамериканские, антиглобалистские идеи левых и мечты правых о мощном национальном государстве существовали задолго до него. Что же касается большинства европейских радикалов, то нет никакого подтверждения их финансирования Россией. Скорее, их взгляды по определенным позициям совпадают с официальными кремлевскими, и Россия умело этим пользуется.

inosmi.ru

Поделиться в соц. сетях

0