Кровь в песок, или миллиард для армии

Кровь в песок, или миллиард для армии

Магдалену Щрёду (Magdalena Środa) назвали на страницах Gazeta Wyborcza полезной идиоткой. Она навлекла на себя гнев моего коллеги по редакции Бартоша Велиньского (Bartosz Wieliński), потому что написала то, что рано или поздно кто-то должен был написать, поскольку это висело в воздухе: она усомнилась в осмысленности новых огромных расходов на армию. Велиньский считает, что в Кремле после таких публикаций скачут от радости.

Я, в отличие от Бартоша, не очень уверен в том, что Путина потревожат 70 новых вертолетов Caracal, призванные его останавливать. Если Путин вообще думает о Польше, то он предпочитает страну, которая тратит как можно больше денег на вооружения, потому что это бездонная бочка, а бедное и лишенное нефтяных месторождений государство, инвестируя в бомбы, танки или вертолеты, потратит меньше на другие вещи. Например, на реформы, приближающие нас к еврозоне. Какую Польшу хотел бы видеть рядом с собой Кремль? Такую, у которой есть 6 новых кораблей, 70 вертолетов и 128 танков (примерно столько мы планируем купить) или, может быть, такую, которая сильнее связана с европейским ядром? Я даже подозреваю, что если бы золотая рыбка предложила Путину выбрать между Польшей с тысячей новых танков и Польшей с тысячей новых детских яслей, он бы предпочел увидеть у нас танки, а не выросшую рождаемость.

Я сильно сомневаюсь, нужно ли тратить астрономические 132 миллиарда злотых (около 32 млрд. евро, — прим.пер.) на разные идеи генералов. Особенно зная бардак в польской армии, главными достижениями которой до сих пор были крушение самолета CASA (в 2008 году, — прим.пер.) и смоленская катастрофа. Какая часть этих миллиардов будет потрачена разумно? Между тем после прочтения доклада Ежи Хауснера (Jerzy Hausner) и новой книги Мирославы Мароды (Mirosława Maroda) или вышедшей недавно на польском книги Пикетти (Thomas Piketty) «Капитал в XXI веке» можно предложить десять идей, которые бы усилили Польшу и придали ей вес эффективнее, чем расходы на вооружения. На исследования и развитие мы выделяем 0,8% бюджета (Россия — 1,1%), на высшее образование ¬— 0,75%, на жилищную политику — 0,2% и так далее. Но оставим эти размышления и вернемся к первому пункту: как остановить Россию. Я могу согласиться с Бартошем в том, что это сейчас самая важная цель, а самый действенный метод, на мой взгляд, — это создание яслей, хороших школ и реформирования государства, хотя антипутинский эффект таких действий может оказаться слишком отдаленным во времени. Нам нужно сейчас, немедленно, нечто более действенное. И такая вещь есть. Если мы хотим на самом деле нарушить планы Кремля, следует создать профессиональное телевидение, адресованное россиянам. В Европе такая мысль уже появлялась, но никто не хотел дать денег. Выделим на это 66 миллиардов злотых, то есть половину суммы, предназначенной на военную технику (лучше ту половину, которую наша армия, как любая другая, все равно бы растратила зря). Путин ведет с миром в первую очередь информационную войну. Канал Russia Today (сейчас называется RT) неплохо сделан, там работают лучшие специалисты по «производству контента» (я бы не стал называть их журналистами), на работу которых выделяются хорошие деньги. Лозунг RT «Question more» последовательно проводится в жизнь: канал сеет смятение в умах немцев, англичан, французов, поляков, шведов. Но в первую очередь Кремль занимается систематическим обманом собственных граждан, контролируя информацию, звучащую из «телеящика».

Бюджет нашей национальной телекомпании TVP — 1,4 миллиарда злотых в год (около 340 миллионов евро, — прим.пер.), а ее глава Юлиуш Браун (Juliusz Braun) говорит, что разумным был бы бюджет в 2,2 миллиарда злотых (тогда, видимо 1 мая в 22 часа TVP не придется пускать в эфир фильм «Американский пирог-2» с шутками о половых актах и пускании газов, что будет отражено в соответствующей таблице по итогам года, как «миссия»). На круглую сумму в три миллиарда злотых в год (около 730 миллионов евро, — прим.пер.) можно сделать для россиян солидный канал. С таким бюджетом можно пригласить на работу журналистов с BBC, TVP (тех, кого переводят на гражданско-правовые договоры), людей с радио «Эхо Москвы», репортеров из России и с Украины. Можно договориться с Америкой, администрация Обамы могла бы надавить на Голливуд, чтобы тот с большой скидкой и на месяц раньше, чем официальным российским каналам, продавал нашей новой телекомпании кинопремьеры. Тогда россияне просто переключат свои телевизоры.

Десять лет финансирования такого проекта обойдется в 30 миллиардов, то есть у нас останется еще 36. Мы могли бы передать их здравоохранению, чтобы молодое поколение поляков, которому в случае войны пришлось бы сидеть в танках, могло пока вылечить зубы.

Я не настаиваю, что следует делать именно это. Возможно, как говорит Бартош, осмысленнее всего тратить деньги на танки. Однако следует обсуждать это, не прибегая к моральному шантажу, не называя людей «полезными идиотами», без истерики. Мы пока еще не на войне, хотя Кремль старается изо всех сил, чтобы мы себя так чувствовали.

ИноСМИ

Поделиться в соц. сетях

0