Латвия тоже должна принять беженцев. Нескольких!

Латвия тоже должна принять беженцев. Нескольких!

Латвии не следует противиться приему выбрасываемых Средиземным морем беженцев, чтобы том случае, если аналогичное наводнение беженцев начнется у нашей восточной границы, можно было бы потребовать адекватной солидарности от остальных европейских государств. Однако важнее вопрос об условиях приема беженцев. Латвия не собирается предлагать всей Африке — приезжайте к нам и живите в картонных коробках.

Президент Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер предложил разделить беженцев поровну, словно рыбу, установив для каждой страны квоты. Сейчас члены ЕС ведут борьбу за условия, которые будут учитываться при расчете этих квот. Многие государства, в частности, Франция и Великобритания, особо скептически настроены к приему беженцев, несмотря на то, что история политики колониализма возлагает на них моральный долг заботиться о решении этой проблемы. Ведь в свое время колониальные ресурсы использовались без излишней скромности.

Необходимо причислить русских

Латвия не говорит категорически «нет» квотам по беженцам, но настаивает, чтобы плотность населения и социально-экономическое развитие не были единственными критериями. Европарламентарий Артис Пабрикс пояснил: есть государства, где на аналогичной, как у Латвии, площади живет 7 миллионов человек, но это не означает, что по этой причине мы можем принять еще пять миллионов вдобавок к своим двум. К тому же, в случае Латвии нужно принимать во внимание историческую миграцию — большой удельный вес прибывших в годы советской власти русских. Сколько же беженцев способна принять Латвия?  Политики пока воздерживаются от предположений на этот счет. Премьер-министр Лаймдота Страуюма говорит о необходимости солидаризироваться с другими странами, но не называет объемы такой солидарности.

Пабрикс рассказал Neatkarīgā, что сейчас в Брюсселе идут горячие дебаты. Вначале надо договориться о принципах приема беженцев, а конкретные цифры, по всей вероятности, станут темой следующего года. Хочется надеяться, что за это время в Средиземном море не затонет еще какое-нибудь судно с беженцами из Африки, но никаких оснований для таких надежд нет.  Прежняя политика ЕС по развитию сотрудничества, главная задача которой при помощи различных программ удерживать жителей третьих стран от погони за сытой жизнью в Европе, не может гордиться большими успехами. К тому же, каждая война, каждый конфликт усиливают центробежное стремление в Европу.

Мы транзитное государство для беженцев

Обратиться к тематике беженцев ЕС побудила произошедшая в апреле трагедия — очередная перевернувшаяся лодка с африканцами. Около 400 погибших. Около 140 выживших. Но потоки беженцев омывают не только берега Италии, Греции и Мальты. Иммигрантов уже сейчас принимают и другие европейские страны, в том числе Латвия. Правда, в несопоставимо меньшем количестве, потому что из-за климатических условий и экономической ситуации мы слишком непривлекательны, чтобы стать конечной целью для искателей убежища. Мы транзитное государство. Статистика Управления по делам гражданства и миграции свидетельствует, что число заявлений на предоставление убежища в последнее время колеблется в пределах 200-300 в год. Удовлетворенных заявлений в десять раз меньше. С заявлениями о предоставлении убежища часто обращаются граждане Грузии. Однако с ними не происходит ничего такого, чтобы можно было считать, что их жизнь находится под угрозой. Больше, чем от грузин, поступает заявлений только от украинцев и вьетнамцев. Последние являются рекордсменами по нелегальному пересечению границы. До конца апреля латвийские пограничники задержали 49 граждан Вьетнама и 13 перевозчиков. В настоящее время мощности Латвии по приему иммигрантов перегружены. Менее сотни в Муцениеки, сотня в Даугавпилсе — и это все.

Надо покупать страховой полис

Демограф и представитель Международной организации по миграции Илмарс Межс согласен с тем, что Латвия должна взять на себя солидарную моральную ответственность за лодки с беженцами в Средиземном море, но речь может идти только о нескольких семьях, а не о тысячах человек. Это обусловлено финансовыми возможностями государства: «Если Германия сейчас может принять 1000 человек в год, то мы — двух-трех человек. Если они эту цифру удвоят, мы примем шестерых. Но не может быть и разговора о каких-то тысячах и сотнях беженцев! Латвийское государство не может предложить беженцам жить в картонных коробках — если им будет нечего есть, они станут воровать». Тем не менее, в принципе принять участие в размещении беженцев очень важно. Демограф называет это страховым полисом на случай ситуации, если границу Латвии начнут пересекать потоки беженцев из Белоруссии, Украины, России. Соседи литовцы уже приобрели такой «полис».

Следует ли рассматривать прием беженцев в контексте демографической ситуации в Латвии — это щекотливый вопрос. Бизнесу все равно, какого цвета рабочие руки. Разумеется, больше бросается в глаза один темнокожий иммигрант, а не 5000 русских, которые ежегодно прибывают в Латвию. Но велика вероятность того, что, в отличие от русских, этот темнокожий человек вскоре заговорит на латышском языке.

ИноСМИ

Поделиться в соц. сетях

0