Лукашенко: мы не будем северо-западным краем!

Мы не успели достаточно далеко уйти от рынка России

В Белоруссии ситуация в экономике непростая, но не критическая, заявил Лукашенко.

«У нас ситуация непростая, как в России, Казахстане, на постсоветском пространстве, как и во многих странах мира, — сказал глава белорусского государства. — На нас серьезно повлияли санкции, которые ввели против России, мы их почувствовали. И вот в Астане это был наш главный вопрос, мы обсуждали тему санкций против России. Девальвация российского рубля, обвал, обвал цен на нефть, естественно, очень усложнили ситуацию в России, и мы обсуждали, как это повлияло на членов Евразийского экономического союза. У нас непростая ситуация в экономике, но не критическая».

«Очень плохо, что мы в свое время медленными темпами диверсифицировали как свою экономику, так и экспорт. Ведь у нас открытая экономика. Мы больше половины того, что производим, продаем. И тем самым зависим от внешних рынков. Мы не успели достаточно далеко уйти от рынка России, рынка постсоветского и перейти на другие», — сказал Лукашенко, подчеркнув, что сейчас этот процесс форсируется.

«Это главное, потому что это приток валюты. Приток валюты дает нам возможность удерживать и финансово стабилизацию, и, естественно, курс рубля. Он сейчас стабилизировался на определенной отметке. Мы не вбрасываем золотовалютные резервы для того, чтобы его поддерживать. Установили плавающий курс, и, слава богу, он как-то стабилизировался. Где-то в ручном управлении, где-то, если это нужно, мы пытаемся не допустить обвала, — подчеркнул Лукашенко. — Мы со стороны государства не делаем шагов для того, чтобы усугубить инфляцию».

«Что касается инфляции, нам неплохо было бы выйти в 12-15% инфляции с таким расчетом, чтобы уже в будущем году эта цифра была однозначной. Мы можем это сделать. Что касается золотовалютных резервов — накапливать их сейчас сложно. Очень важно их не потерять, не уменьшить», — считает официальный лидер.

Белоруссия была и останется суверенной

В России очень много политиков, которые мыслят имперски «и иначе не видят, как то, что Белоруссия должна быть неким северо-западным краем. Очень много таких людей». «На это мы даем конкретный ответ: мы не будем северо-западным краем. Как и не будем никогда, как я это понимаю, конфликтовать с Россией!» — подчеркнул Лукашенко.

«И сегодня руководство России никогда не ставило напрямую вопрос о том, что Белоруссия должна быть в составе России. Были какие-то, знаете, намеки в прошлом, на что было очень жестко отреагировано с моей стороны. Мы были и есть суверенное, независимое государство. Им и останемся», — заявил Лукашенко.

«Никогда Путин не ставил передо мной вопроса: вот, слушайте, вы, давайте забудьте про свою независимость, вы будете губернией Российской Федерации. Он знает, как я на это отреагирую. Поэтому никогда не было такого обсуждения», — заверил Лукашенко.

По его словам, в последний раз эта тема обсуждалась с Владимиром Путиным год спустя после президентских выборов в России.

«И мне понравилось, когда он сказал (это еще, кстати, было до конфликта на Украине): «Нам не надо подчинить, захватить какую-то страну, в том числе Белоруссию, нормальная страна, развивается, среднеевропейское государство (дословно говорю), в дружественных отношениях. Вы абсолютно не посягаете на какие-то принципы Российской Федерации. Чего нам нужно еще? Вы живете в своей квартире, мы живем в своей, но в то же время мы братья, мы родные люди, мы ходим друг к другу в гости». Вот такое было обсуждение. Нормальное, по-моему», — сказал Лукашенко.

По его мнению, не будет Россия и воевать против Белоруссии: «У руководства России нет повода даже плохо в нашу сторону смотреть. Его не поймет русский народ, россияне не поймут. Чего против нас воевать? Нет причин. Поэтому я даже не думаю так, что Россия будет воевать против Белоруссии».

«Но я еще раз подчеркиваю: кто бы ни пришел к нам с мечом, тот от меча и погибнет. Мы будем воевать против европейцев, американцев, россиян — кого угодно, если они поставят перед собой цель завоевать этот кусок земли, на котором должны жить белорусы», — заявил Лукашенко.

«Сто процентов белорусского народа хотят жить на своей земле, в своем государстве, и защищать белорусский народ будет свою землю тоже как положено, — уверен белорусский руководитель. — Возьмите историю. Во Второй мировой войне мы потеряли каждого третьего человека. Мы не стали на колени перед агрессором, и мы защищали свою землю. Точно так мы будем защищать свою землю и сейчас».

Лукашенко считает неверной мнение о том, что Владимир Путин пытается воссоздать некую империю.

«На Западе бытует мнение, что он хочет какую-то империю восстановить. Он по сути другой человек. Он не будет стремиться к восстановлению некой империи. Но если кто-то уж слишком будет зарываться и кивать пальцем в сторону России, да еще и дубиной размахивать, то даже не только Путин, у россиян такой менталитет, что на дубину Россия ответит. Поэтому с Россией надо быть аккуратными. Нет у Путина желания чего-то там захватить. Он современный человек и понимает, что в современное время это очень опасно», — отметил Лукашенко.

«Что вам надо было в Ливии, в Ираке, в других частях? Там жизненно важные ваши интересы. Точно так заявляет и Россия. У нее жизненно важные интересы в Грузии, в других соседних республиках. И так далее. Я на это публично реагировал, потому что были заявления российских политиков, что Белоруссия — это крайне жизненно важные интересы для России. Я им говорил: мужики, успокойтесь, это прежде всего жизненно важные интересы Белоруссии. Где тогда наши жизненно важные интересы, если ваши здесь?» — сказал Лукашенко.

«Я к чему это говорю? Такой образ, если можно сказать, такое поведение характерно для всех больших государств. Они почему-то считают, что, чтобы сохраниться гигантскими государствами и продвигать свои интересы где-то, обязательно надо над кем-то довлеть. Поэтому упрекать Россию в этом нельзя», — отметил глава белорусского государства.

Лукашенко не считает себя угрозой для Запада

«Я не могу быть угрозой для Запада, абсолютно, даже для одной какой-то конкретной страны. Для того чтобы быть угрозой кому-то, надо иметь определенный арсенал и возможности угрожать. Кому я могу угрожать? Абсолютно никому. Это надуманный тезис, надуманное обвинение в мой адрес. Мы абсолютно миролюбивая страна, — сказал Лукашенко. — И если я попробовал бы кому-то угрожать, это был бы первый шаг к тому, что белорусы меня бы не избрали президентом. Мы миролюбивый народ, мы не хотим никаких угроз. Нам это не нужно, понимаете?»

«Почему я должен кому-то угрожать? — задался вопросом Лукашенко. — У нас что, не хватает территории? Да дай бог с этой территорией разобраться! У нас на такой территории живет всего 10 миллионов человек, а мы свободно можем прокормить 20-25 миллионов. Нам населения не хватает на эту территорию».

«Зачем мне кому-то угрожать? У меня что, ресурс колоссальный — военный, экономический, финансовый, что я сегодня могу кому-то угрожать? Я это прекрасно понимаю, поэтому я никогда не был злом для Европы, — заявил Лукашенко. — Но, знаете, у европейцев, и особенно американцев, пусть они на меня не обидятся (раньше, по крайней мере, сейчас другие времена наступили), они считали, что тот режим, как они говорили, в Белоруссии, то внутреннее устройство, которое у нас есть, государственное устройство, противоречит их представлениям, тому, что есть у них, что у нас не хватает демократии, у нас права человека нарушаются, поэтому надо Белоруссию изменить. Попробовали изменить разными методами — не получилось. Тогда мне повесили на грудь шильду — «диктатор».

Лукашенко напомнил, что Белоруссия, в том числе и он лично, больше десяти лет находится под санкциями со стороны Запада.

«Вы знаете, я до этого Крыма, до событий в Украине, многих событий европейцам, упрекая их, говорил: санкции — это анахронизм, пользы от санкций не будет. Даже в отношении Белоруссии. И что, мы рухнули, когда нам ввели санкции? Нет, не рухнули. Мир глобализирован, и вы были сторонниками этой глобализации», — отметил он.

«Поэтому, если вы где-то надавите на нас, — двери же открыты в других государствах. Мы сотрудничали и сотрудничаем очень эффективно с Россией, Китаем, Индией, другими азиатскими, персидскими государствами, и африканскими, и в Латинской Америке. Слава богу, сейчас и с Соединенными Штатами Америки выходим на нормальное сотрудничество», — сказал белорусский официальный лидер.

«Ну и к чему привели эти санкции? Ни к чему. Не смогли даже задушить небольшую Белоруссию, не говоря уже о России. Поэтому санкции — это анахронизм, и я об этом тогда говорил. И время, а оно главный судья, подтвердило мою правоту», — заключил Лукашенко.

Лукашенко не исключает эскалации конфликта на Украине

До наступления мира на Украине еще далеко, считает Александр Лукашенко.

«Очень много там событий, разных тенденций. Если говорить кратко: не хотелось бы, чтобы это было затишьем перед бурей. Очень не хотелось бы. Есть определенные настороженности и, я бы даже сказал больше, определенные тенденции и факты, факторы, которые заставляют говорить о том, что до мира на Украине еще далеко», — отметил глава белорусского государства.

Как признался Лукашенко, больше всего его настораживает, что к минским соглашениям, переговорному процессу открыто не были подключены США.

«Я считаю, что без американцев на Украине невозможна никакая стабильность. И, встречаясь с официальными представителями США, которые у нас бывали в последнее время, я им настоятельно доводил эту точку зрения. <…> Если американцы хотят, чтобы здесь был мир и стабильность, они немедленно должны подключиться к этому процессу», — подчеркнул Лукашенко.

По его словам, США играют в этом процессе решающую роль и с точки зрения внутриполитических процессов в самой Украине, и с точки зрения того, «чтобы сесть за стол и договориться с Россией по Украине».

«Я не хочу сказать, что это война России. Но Россия вовлечена, так или иначе, в этот конфликт. Где-то по своей воле, где-то не по своей воле. Это информационное противостояние, экономическое, финансовое, да и военное столкновение. Понятно, что роль России здесь неоценима. Если Россия и США захотят, чтобы там был мир, в данном случае на востоке Украины, вопрос будет решен однозначно», — сказал Лукашенко.

По его мнению, «россияне не настолько глупы, чтобы посылать туда войска и подставляться».

«Там, в России, достаточно желающих поехать туда воевать, классных специалистов военных, прошедших определенную подготовку. Их тысячи, этих людей, понимаете, тысячи! И приехать в Донбасс, за деньги или там из идейных соображений, — их тысячи, приехавших из России. И не только. Я информирован о том, что там появлялись люди и из Белоруссии — зарабатывали деньги. Поэтому это не вопрос. Но упрекать Россию, что там регулярные российские части присутствуют, — это неправильно», — сказал Лукашенко.

Он уверен, что если США поставят Украине серьезное вооружение (не стрелковое, а более серьезное), то это будет толчок к эскалации конфликта.

«И это будет толчок к тому, что Россия вынуждена будет на это реагировать. Потому что когда идет внутренний конфликт, пускай в него опосредованно вовлечены многие государства, это одно. Но когда там появится сильный игрок через пускай поставки оружия из США, естественно, и специалисты. А многие уже заявляют о том, что там специалисты США уже есть по вооружениям, которые обучают украинскую армию, да и Порошенко об этом говорит. Когда появится такой сильный, активный, открытый игрок, как Соединенные Штаты Америки, вы просто спровоцируете Россию», — сказал Лукашенко.

«Это все может быть продолжено войной, — дополнил он. — Почему? Нет доверия ни у одной из сторон друг к другу. Это во-первых. Во-вторых, чего греха таить, в Украине есть вооруженные люди, и их тысячи, которые не подчиняются указам президента и украинского армейского руководства. Их там называют батальонами олигархов, еще кем-то, неважно. <…> Но там есть очень хорошо вооруженные люди, более националистичные, чем центральные власти, которые готовы «вести войну до победного конца». Это тоже опасность, это повышает градус недоверия между воюющими, конфликтующими сторонами».

Кроме того, по его словам, не все выполнили договоренности в рамках минского меморандума по отводу вооружений в зоне соприкосновения. «Это грозит как минимум началом вооруженного противостояния. А дальше, однозначно, эскалация конфликта и, боюсь, втягивание других государств. Открытое втягивание в этот конфликт», — резюмировал Лукашенко.

Конфликтующие стороны должны сесть за стол переговоров

Александр Лукашенко выступает за мирное разрешение украинского конфликта.

«Для того чтобы осуждать, поддерживать или опровергать, надо быть там, в этом котле. Порошенко там, он — президент Украины, наверное, ему видней. У нас цели иные. Власти Украины, видимо, сейчас больше привержены к тому, чтобы силой решить этот вопрос, Восточной Украины. Я с других позиций исхожу. Я считаю, что силового решения этой проблемы нет. Это будет много крови, будет эскалация конфликта. Поэтому я за мирное решение этого вопроса. И всячески способствовал, чтобы этот мир там наступил», — сказал глава белорусского государства.

«Я считаю, что сегодня не упущен момент. И ради того, чтобы Украина осталась единой и целостной, надо выполнить минские соглашения, под которыми стоят подписи и руководства Украины», — отметил Лукашенко.

«Я со стороны, мне проще, но я так думаю: а как бы я повел себя на месте руководителя Украины? Вы знаете, человеческая жизнь, тем более человеческие жизни гораздо ценнее и дороже любых конфликтов, территориальных претензий и прочее, прочее. Ради жизни людей, чтобы не гибли люди, молодые люди, я бы пошел на контакты с любыми. И здесь не избежать конкретных контактов с нынешними руководителями ДНР и ЛНР», — считает глава государства.

Лукашенко убежден, что конфликтующие стороны в Украине должны сесть за стол переговоров: «Если в лоб задать вопрос вот этим отколовшимся, или территориям, которые себя называют ДНР и ЛНР, если там задать конкретный вопрос «вы где хотите быть?», они будут говорить о том, что они хотят быть в Украине. У населения, которое там осталось, и, уверен, даже у руководителей нет желания, чтобы с ними произошло так, как с Крымом. Абсолютно. Так что еще надо? Зная о том, что это твоя земля и что там люди хотят жить в Украине, почему не делать шаги навстречу и не сесть за стол переговоров с руководителями?! Это первое».

«Второе. Но все понимают, что надо в Украине какие-то изменения. И они без изменений в Конституцию невозможны. Кто-то говорит о федерализации, об автономии, а украинские власти говорят о децентрализации. Давайте в Конституции Украины закрепим эти абсолютно понятные и необходимые сегодня для Украины направления. Децентрализация — хорошо. Надо сегодня этим территориям признать их с особым каким-то статусом — давайте сделаем, прекратится война. Восстановим эти территории. Все со временем образуется, если мы хотим мира и целостности Украины», — сказал Лукашенко.

«Поэтому здесь ряд шагов надо предпринимать — садиться с ними за стол переговоров, договариваться. Тем более ясно, о чем договариваться. Надо изменения в Конституцию. И выходить на границу Украины с Россией, закрывать ее. Россия, кстати, не против этого», — добавил глава государства.

Отвечая на вопрос, что бы он делал на месте Путина, Александр Лукашенко отметил, что ни в коем случае, особенно сейчас, когда наметились тенденции к разрешению конфликта, не делал бы шаги к эскалации этого конфликта:

«Я бы делал все для того, чтобы там сохранился мир, для того, чтобы Украина осталась целостным и единым государством. И сделал все для того, чтобы хотя бы с течением определенного времени народы Украины и России забыли об этом конфликте».

Вопрос единой валюты должен стоять последним

Введение единой валюты в Евразийском экономическом союзе является вопросом не сегодняшнего дня, заявил Александр Лукашенко:

«Вопрос, как будет функционировать этот валютный союз, или как единая валюта будет функционировать? Но этот вопрос в повестке дня последним должен стоять, а не первым».

Лукашенко считает, что эту проблему «слишком раздули». «Когда мы обсуждали в Астане втроем вопрос создания единой валюты, Путин говорил, что, чтобы более глубоко экономически сотрудничать, мы когда-то встанем перед вопросом единой валюты. Ну, возможно, встанем, так, как евро появилось у Евросоюза, возможно. Но это не вопрос сегодняшнего дня», — сказал Лукашенко.

«Это было рассуждение Путина: вы не против, если эксперты как-то будут говорить об этом? Хорошо, мы об этом уже давно говорим, пусть эксперты говорят. Но не стоял вопрос введения единой валюты в какой-то период, даже дальний», — дополнил глава белорусского государства.

«Это последний акт, который может быть в нашем союзе. У нас столько еще проблем и вызовов Евразийскому экономическому союзу, что еще доживем ли мы до этой единой валюты, — продолжил Лукашенко. — Поэтому эта проблема раздувается с подачи российских специалистов: вот, поставлен вопрос — завтра уже будет единая валюта. Так вопрос даже не стоял».

inosmi.ru

Поделиться в соц. сетях

0