«Максимальная интеграция» вместо «аннексии»

Россия и Южная Осетия 18 февраля собираются подписать договор о государственной границе. Помимо этого, уже «в самое ближайшее время» должен быть подписан и договор о союзничестве и интеграции, как ранее заявил президент непризнанной республики Леонид Тибилов. Проект закона, одобренный югоосетинской стороной, находится на рассмотрении в Москве.

«Максимальная интеграция»

В нынешнем варианте документ предусматривает, что Москва и Цхинвали будут проводить согласованную внешнюю политику, создадут общее оборонное пространство и смягчат пограничный режим вплоть до его отмены, перечислил DW основные положения соглашения старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Вадим Муханов.

Кроме того, для жителей Южной Осетии планируется упростить процедуру получения российского гражданства. «А лозунг, который вызвал стопроцентную поддержку в Южной Осетии, — это постепенное увеличение зарплат бюджетников до российского уровня», — добавил Муханов.

Целью, которой добиваются обе стороны, является, по его словам, «максимальная интеграция» Южной Осетии с Россией. «В Грузии эти факты оценивают как юридическое закрепление аннексии (Южной Осетии — прим. ред.)», — заявил грузинский политолог Рамаз Сакварелидзе, в прошлом секретарь бывшего президента Эдуарда Шеварнадзе и советник другого экс-президента, Михаила Саакашвили.

«Это ни то, ни другое»

В России слово «аннексия» не признают и говорить о фактическом вхождении этой территории в состав РФ считают некорректным. «А когда ставилась такая цель? До сего момента никто из высшего руководства России не говорил, что она ставилась», — заметил Вадим Муханов. Признание Москвой в качестве независимых государств Абхазии и Южной Осетии имело, по его словам, другие задачи: «Часть этих задач выполнена: мало кто будет спорить с тем, что уровень безопасности резко вырос, количество столкновений на границе между Грузией Абхазией и Южной Осетией, число жертв уменьшилось в разы».

Эксперт по Кавказу из берлинского фонда «Наука и политика» Уве Хальбах (Uwe Halbach) называет Южную Осетию «российским протекторатом». Утверждения, что это независимое государство, как это делают дипломаты в России, с его точки зрения, просто фикция: «Это даже де-факто не государство. Но проблема в том, что в сегодняшнем состоянии это и не составная часть Грузии, как называет данные территории международное сообщество. Это ни то, ни другое».

Нагрузка в годы кризиса

С финансовой точки зрения Южная Осетия несамостоятельна: около 90 процентов заложенных в бюджет непризнанной республики средств поступают из Москвы. В абсолютных цифрах это порядка 6,6 из 7,3 миллиардов рублей в 2015 году, уточнил Муханов. «Южная Осетия — самое маленькое из сецессионных образований, которое обходится российским властям дешевле всего», — заметил Уве Хальбах.

Объясняется относительная дешевизна, по его словам, просто: небольшой территорией и малочисленным населением. Точных данных о количестве граждан Южной Осетии нет, оценки колеблются от 35 до 70 тысяч человек. Проблема для России, говорит Хальбах, заключается, однако, в том, что в период кризиса помощь таким регионам ляжет более тяжелым грузом на Москву: «России приходится в целом осуществлять значительный трансфер средств на Кавказ, в этом смысле Южная Осетия не исключение. Чечня тоже на 82 процента зависит от денег из Москвы».

В Москве на проблему финансирования Южной Осетии смотрят иначе: «К сожалению, кроме России никто не готов выделять финансовые средства для помощи (Цхинвал — прим. ред.)», — признает Муханов. В этой связи он напомнил, что грузинская сторона в 90-е годы признала ответственность за нанесенные в ходе грузинско-югоосетинского конфликта ущерб и взяла на себя обязательства участвовать в восстановлении республики. «Одна треть (запланированных расходов. — прим. ред.) приходилась на Россию, две трети — на Грузию. Тбилиси так ничего и не выделил», — посетовал Муханов.

«Все более призрачное представление»

В Грузии на дальнейшее сближение России иЮжной Осетии смотрят сегодня спокойно. «Эмоции один раз уже пережиты грузинским обществом, когда аналогичный договор был подписан с Абхазией», — констатировал Рамаз Сакварелидзе. Выступая на Мюнхенской конференции по безопасности, премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили выразил разочарование тем, что, поменяв политику в отношении мятежных республик, власти Грузии не получили из Москвы «адекватного ответа».

В Тбилиси признают определенное сближение с российскими властями по экономическим вопросам, но в отношении позиции по Южной Осетией и Абхазии никаких уступок со стороны Кремля сделано не было. «Москва критиковала до 2012 года агрессивную риторику Тбилиси. Эта риторика сведена на нет», — говорит Сакварелидзе. Но и у Грузии, по его словам, есть свои требования.

«Это демилитаризация и отказ от признания независимости тех территорий, которые Грузия считает частью грузинского государства. Но это Россия обсуждать не намерена. На таком фоне просто трудно говорить о том, что для Москвы нормальные взаимоотношения с соседями представляют какую-либо ценность», — подчеркнул Сакварелидзе.

В Тбилиси неоднократно указывали, что политика в отношении их соседей — абхазов и осетин — меняется, «но дальше деклараций, к сожалению, дело не пошло», возражает Вадим Муханов. По его словам, власти Грузии поставили себя в тупик, заявляя о том, что эти территории — оккупированные. Тбилиси, по выражению Муханова, теряет представление о происходящем в Южной Осетии.

«У них (грузин. — прим. ред.) представления очень призрачные. Но когда вы приезжаете в Южную Осетию, то видите, что там есть органы власти, которые контролируют ситуацию. Но с ними грузинская сторона не хочет разговаривать. Значит, все будет оставаться, как есть», — предположил Вадим Муханов. На протяжении нескольких лет между Тбилиси и Сухуми, а также Цхинвали практически нет прямых контактов, если не считать переговоров в женевском формате, продвинуть которые тоже пока по-настоящему не удалось, подвел итог Уве Хальбах.

inosmi.ru

%d такие блоггеры, как: