Марш по телу Бориса Немцова

Марш по телу Бориса Немцова

В ночь с пятницы на субботу был застрелен – прямо у Кремля, нагло, демонстративно – оппозиционный политик Борис Немцов.

Немцов был в том числе и моим оппонентом, но сейчас стоит оставить в стороне все идеологические разногласия и перестать – как это уже бросились делать некоторые «охранители» и «государственники» – перемывать покойному косточки. Он ничего уже никому не ответит, и каким бы он ни был человеком, теперь обвинять его в действительных и мнимых грехах поздно.

Семье Немцова, его родным и близким – не важно, к какому лагерю они принадлежат – стоит принести самые искренние соболезнования. Это – правила простой человеческой порядочности, и очень печально, что многие о них забыли.

Однако если обратиться к живым соратникам Бориса Немцова, то, к сожалению, ни единого доброго слова о них сказать нельзя.

Не успело остыть тело, не успели правоохранительные органы выдвинуть версии, у несистемной оппозиции, которая с огромным трудом собирала на акцию 1 марта разбежавшихся сторонников, был готов ответ. Это, мол, Путин убил. Прямо у Кремля. Президент, рейтинг которого приближается к 90%, накануне годовщины возвращения Крыма вдруг решает устроить показательный расстрел – трудно представить себе что-то более дикое, несуразное, нелепое.

Невероятность версии ничуть не помешала ее «вирусному» распространению: поучаствовали все, и довольно скоро разговор зашел и об «убийстве по приколу» Смерть оппозиционера используют, не стесняясь, быстро, четко, технично, ночью, невзирая на то, что выходной день

Несистемная оппозиция, которая согласовала со столичными властями акцию в Марьино, молниеносно бросилась в центр, туда, откуда только что увезли тело Немцова и куда люди почти сразу начали приносить цветы. Вместо мирной акции «Весна» нас теперь ждет митинг на крови, и именно этот факт заставляет смотреть на убийство Немцова совершенно в ином свете.

Странная модель из Киева, в которую не попала ни одна пуля (из движущейся машины), странный выбор жертвы (Навальный явно популярней у городской молодежи), странная скорость реакции тех, кто, кажется, должен был скорбеть над убитым товарищем, странная активность украинских блогеров, которые бросили все и начали раскручивать все ту же тему: «Власть убила Немцова».

Смерть оппозиционера используют, не стесняясь, быстро, четко, технично, ночью, невзирая на то, что выходной день, кто-то – наверное – мог уехать, мог спать, мог болеть. Все на месте, все сразу же оказались при деле. Отработано идеально, спикеры сменяют друг друга, обвинение за обвинением, в соцсетях в 4 часа утра было светло, как днем.

Дело вовсе не в том, что получится у радикалов, а чего не получится. Дело в том, что технология впервые была явлена так открыто, безо всякого стеснения, без лишних метафор.

Да, Немцов – это очевидно «сакральная жертва», и теперь России стоит приготовиться к тому, что атаки будут идти по всем фронтам. Немцов может быть далеко не последним убитым политиком: к каждому оппозиционеру не приставишь охрану, да не каждый и согласится. Под следствием до сих пор находится украинка Надежда Савченко, ласково называемая «летчицей», и ее смерть (долгих ей лет жизни и справедливого суда) взорвет международное информационное пространство мгновенно. Политический террор очень притягателен и его маховик раскручивается слишком быстро.

Несанкционированная акция оппозиции, стремительно перенесенная из Марьино – это половина беды.  Главная беда состоит в том, что люди, которые вчера несмешно рифмовали «весне дорогу» и «синагогу», теперь спокойно пишут об оружии, об извечной вине власти и т.д.

Запад охотно их в этом поддерживает, а значит – карт-бланш дан, можно вообще все.
Очевидно, что перед нами – совершенно новый вызов, и недопущением акции радикальной оппозиции борьба за сохранение порядка не должна ограничиваться

Вот именно это – можно вообще все – и есть главный итог убийства Немцова. Рамки сняты, границы убраны, а ведь террор работает именно так: он выносит в сферу чистого насилия вопросы, которые раньше принято было решать политическими методами. Пусть и такими странными, как марш в Марьино с его нелепейшими кричалками. От кричалок никто не валяется, залитый кровью.

Что делать сейчас?

Несанкционированных акций у Кремля быть не должно. Скорбь по убитому можно выразить на гражданской панихиде, как это и происходит обычно. Но очевидно, что перед нами – совершенно новый вызов, и недопущением акции радикальной оппозиции борьба за сохранение порядка не должна ограничиваться.

Нужно не просто поймать исполнителей, но понять логику заказчиков и сделать все возможное и невозможное для того, чтобы вину понесли не те, кто стрелял, а те, кто отдавали им приказ.

И самое главное – ни в коем случае нельзя поддаваться на провокации всех тех, кто кричит сейчас о «вине власти», уподобляться им и устраивать пляски вокруг убитого Немцова.

Жестко, последовательно, нужно гнуть одну и ту же, очень простую, линию: Эти выстрелы – политический террор, использование их в своих целях – такой же террор, паразитирование на них – тоже террор.

Актуальные Комментарии

 

Поделиться в соц. сетях

0