Кого деды не добили, внуки добивают

Кого деды не добили, внуки добивают

Сотрудники Центрального архива Минобороны России в Подольске отыскали, рассекретили и предали широкой огласке ранее неизвестные или находившиеся в ограниченном доступе документы и материалы о деятельности украинских националистов, которым сегодня поклоняются идеологи «Правого сектора» и их сторонники на Майдане. Эта подборка из двух десятков факсимильных фотокопий передает атмосферу 1940-х годов, доносит до нас трагизм описываемых событий и может быть положена в родословную Дмитрия Яроша и других украинских национал-радикалов, превозносящих Бандеру и ратующих за реабилитацию нацизма в самых отвратительных его проявлениях.

Почему такие документы (фото ниже) решено предать огласке именно сейчас, спросили заместителя начальника Центрального архива Минобороны России Наталию Емельянову.

Наталия Емельянова: Не вижу здесь никаких противоречий и тем более конъюнктуры. Решение предать огласке ранее изученные документы именно сейчас, безусловно, связано с последними событиями, разворачивающимися на Украине. Но разве можно остаться безучастным, когда видишь, что сейчас там происходит, и знаешь, какие события предшествовали этому 70 лет назад? Это не пропагандистская акция, а просто возможность показать, в том числе неискушенному читателю и пользователю Интернета, истинное лицо национализма — его социальную базу, поведение лидеров и «методы работы с населением». История — это, если хотите, зеркало. И те, что сейчас пытаются верховодить в Киеве и на западе Украины, ничего нового не придумали, а воспроизводят прежние лозунги и старую методику на новый — псевдоевропейский — лад.

Сотрудничавшие с фашистами бегут из Галиции в Германию. Март 1944 г.

Но по какой причине сами эти документы так долго оставались в закрытом доступе? Ведь гриф «секретно» только недавно с них снят?

Наталия Емельянова: Потому что Украина была и остается дружественным для России государством, это бывшая союзная республика в составе СССР. Возможно, не хотели подрывать ее имидж на международной арене. Ведь со времен УПА и Степана Бандеры прошло более 70 лет. Виновные в бандитизме и других преступлениях давно наказаны, мифы об их героизме развенчаны. Да и жители Украины в большинстве своем давно забыли о тех ужасах, что творили украинские националисты в западных областях страны по отношению к военнослужащим Красной Армии и мирным жителям. Казалось бы, это давно забытое прошлое. И если бы оно не возродилось сейчас, возможно, и не стоило его ворошить и привлекать внимание к этим фактам сегодня.

Добровольцы из западных областей Украины. 1941 г. Для них СС значит многое — сами служили в Первую мировую.

Хотя ученые-историки и архивисты, насколько я понимаю, подобной работой не прекращали заниматься. Вели исследования, устраивали обсуждения и конференции, готовили публикации, но в плановом порядке, без пропагандистских «всплесков»…

Наталия Емельянова: Вы правы. В 2012 году был даже издан сборник «Украинские националисты в годы Великой Отечественной войны», куда вошло значительное количество документов из нашего архива.

Сборник подготовлен сотрудниками ЦАМО?

Наталия Емельянова: Это была совместная работа с Российским государственным архивом социально-политической истории, Государственным архивом РФ, Российским государственным военным архивом, Архивом президента РФ, Федеральной службой безопасности, Службой внешней разведки. А инициатором выступило Федеральное архивное агентство. При подготовке сборника были использованы также документы из архивов Германии, Польши, Украины. С самого начала архивисты-историки договорились не комментировать документы, которые размещены в этом сборнике. Чтобы читатель мог сам сделать вывод, ознакомившись с документом. Чтобы мог самостоятельно сформировать свое отношение к упоминаемым событиям и фактам.

А вот какие схроны бандеровцы могли выкопать под собачьей будкой…

А в чем отличие того сборника от подборки документов, размещенной сейчас на официальном сайте Минобороны России?

Наталия Емельянова: В сборнике, о котором я упомянула, обычным типографским способом воспроизведены тексты документов плюс какие-то иллюстрации. А в подборке на сайте минобороны — отсканированные оригиналы документов со всеми реквизитами, подлинными подписями, регистрационными номерами. Иными словами, так, как выглядел на самом деле документ и в 1941-м и в 1944-м годах. Переданы не только цвет, размер, фактура бумаги, но и время, сам дух той поры. По рассылке, указанной на заглавной странице, мы видим, к примеру, что документ, который поступил от наркома внутренних дел Берии, был направлен Мехлису. А всего имел только 4 экземпляра: Сталину, Молотову, Маленкову и Мехлису.

… под могилой

Вы говорите о материалах из нашего внутреннего документооборота — о том, что поступало из советских, партийных органов, из недр НКВД. А нет ли документов о деятельности УПА и сподвижников Бандеры с немецкой стороны, из других иностранных, в том числе трофейных, архивов?

Наталия Емельянова: Несколько переводных документов попали даже в сборник. Они, как правило, характеризуют взаимоотношения между националистами и немецким командованием. Уже не секрет, что группы бандеровцев и им подобные очень часто переодевались в красноармейскую форму и под видом войск Красной Армии совершали налеты. А чтобы замести следы и отвести подозрения, оставляли в местах погромов винтовки, одежду и фрагменты снаряжения, что использовались тогда в Красной Армии.

Так они действовали в годы войны?

Наталия Емельянова: И во время войны, и после. В архивных документах есть, например, договоренность с немцами об определенном знаке, который бы позволял отличать переодетых в гимнастерки бандеровцев от настоящих красноармейцев. Еще была договоренность в отношении пленных. Если захватывали в плен немецких солдат на территории, допустим, Новоград-Волынской области, их тут же отпускали. И в немецких подразделениях не удерживали попавших в плен украинских националистов. Одевались они по-разному: была и красноармейская форма, и крестьянская. Красноармейская использовалась, как правило, карательными отрядами — гимнастерки и шинели с оторванными знаками отличия. Плюс к этому желто-голубые нашивки и треугольники.

… под развалинами деревенского дома

Каков порядок доступа исследователей к таким документам? Нет сомнений, что факт публикации на сайте минобороны и разговор об этом вызовут интерес и, наверное, к вам будут обращаться.

Наталия Емельянова: Могу сказать лишь то, что упоминаемые документы рассекречены фрагментарно — не полностью дела, а только отдельные страницы. Это связано с тем, что в документах, подлежащих рассекречиванию, содержится персональная информация по гражданам Украины. Причем информация, позволяющая идентифицировать этих людей: их место жительства, состав семьи и что они творили в годы войны и после.

… под деревенским колодцем.

Не рассекречиваете все одним махом, чтобы не навредить?

Наталия Емельянова: Можно и так сказать. А еще потому, что очень много жестокости в этих документах. Такой, что даже не всегда поддается описанию. И вряд ли нужно размещать подобное в открытом доступе. Во всяком случае, сейчас.

В рассекреченном досье архивных документов о деятельности Организации украинских националистов (ОУН) и ее вооруженного формирования — Украинской повстанческой армии (УПА) есть сообщение наркома внутренних дел СССР Лаврентия Берии начальнику Главного политуправления Красной Армии Льву Мехлису от 19 января 1942 г. «о попытках германского командования создать на территории Украины «украинскую армию» и формировании карательных отрядов из лиц украинской национальности и дезертиров».

Еще несколько документов — уже с более поздними датами — содержат сведения о расстреле украинскими националистами, переодетыми в форму красноармейцев, 115 жителей села Нова-Брикула Струсовского района Тернопольской области, и бандитском налете на районный центр Городницы Житомирской области. Об этом свидетельствуют акт по итогам работы комиссии 1-го дивизиона 206-го гвардейского легкого артиллерийского полка от 11 апреля 1944 г. и донесение начальника политотдела Киевского военного округа полковника Лукашука начальнику ГлавПУ РККА генерал-полковнику Александру Щербакову от 6 февраля 1945 г.

Люди из подземелья

«Главное изобретение бандеровцев — это схроны, вырытые в земле и тщательно замаскированные помещения, обнаружить которые было очень сложно, — рассказывает журналист Николай Перекрест, отец которого с 1944 по 1951 год служил в действующих против бандеровцев подразделениях, а после демобилизации работал на Западной Украине до 1959 года. — В основном их выкапывали в лесу, но бывали они и в домах. Заходишь в подозрительную хату, хозяин вроде вот он, только что с тобой разговаривал. И вдруг нет его. Вокруг дома оцепление, никто не выходил. Куда делся — неизвестно. Оказывается, в потайной ход юркнул.

В лесах схроны использовали, чтобы уйти от облавы. Были секретные ориентиры, информацию не каждому бойцу доверяли — требовался особый допуск. Бандеровцы умело пользовались этими норами, уходя от погони. Вот уже взяли, казалось бы, его, тут он гранату кинул, а когда дым рассеялся, нет никого. Вот кустик. Вот пень с дуплом. Но на дне дупла под землей и древесной трухой может быть люк, о существовании которого, если не знаешь, то и не догадаешься. Можно 30 раз пройти по этому схрону и не заметить его. Но со временем научились и их распознавать. А когда служебные собаки появились, то что есть эти схроны, что нет — собаки легко находили их по запаху.

— Самые важные находки в подземных хранилищах — это архивы и склады, — отмечал отец. — Протоколы бандеровских приговоров, расписки платных осведомителей, пачки денег, немецкое оружие и обмундирование, европейские и американские продукты. Захватить архив или склад — это считалось большой удачей».

LiveJournal

%d такие блоггеры, как: