Министерство информационной политики. Постскриптум

Министерство информационной политики. Постскриптум

Максим Побокин журналист

Вчера министр информационной политики Юрий Стець несколько часов общался с журналистами. Как ожидалось, практически безрезультатно.

Воз так и не сдвинулся со стартовых позиций – ни одна из сторон не смогла донести свои претензии противоположной стороне, не опустившись при этом до излияния негатива.

Как результат – одна сторона продолжает гнуть свою линию, другая – рассказывать о «министерстве правды».

Итог неудивителен, ведь идею создания такого ведомства многие медийщики восприняли в штыки.

А зря.

Пользу из Мининформполитики можно было бы извлечь.  Но удастся ли такое сделать с изначально не совсем адекватным для Украины решением?

Что и как должно было быть на месте новосозданного министерства?

Идеальный формат для такого органа – это антикризисный штаб.  То есть не бюрократическая «пирамида», имеющаяся в каждом министерстве или госкомитете, а «стая» из примерно равных по умениям и полномочиям координаторов. Естественно, полной взаимозаменяемости этих координаторов не будет – один отвечает за связь с разведывательными  структурами, другой – с телеканалами, третий координирует группы в соцсетях и т. д.  Но система не должна терять функциональность в целом из-за отсутствия одного-двух членов этой группы.

Мало того, традиционный формат министерства означает, что просто на прохождение решений от руководителя до конечного исполнителя будет потрачено больше времени, чем даже на реализацию таких решений. В Украине была масса случаев, когда решения годами лежали «под сукном» или терялись «в недрах» министерств – и это только по случайным причинам, а не из-за сознательного саботажа. Поэтому и нет доверия, когда вместо органа власти нового типа может быть создано очередное министерство с такими же свойствами, какие имели министерства при Кравчуке, Кучме и т. д.

Далее. В этом новом министерстве работа должна быть направлена на три основные цели.  Первая из них – отслеживание общественных настроений и общей ситуации в медиа как в Украине, так и за рубежом. Этим должны заниматься социологи-количественники   (опросы  населения, мониторинг СМИ и соцсетей с использованием соответствующего программного обеспечения) и политологи-международники, имеющие возможность прямо «прощупать» ситуацию, используя своих инсайдеров за границей. В определенной степени такому подразделению необходимы еще и регулярные контакты с разведками и дипломатическими миссиями – чтобы подтверждать свои данные или отправлять запросы на определенную информацию.

Ведь, по идее, Мининформполитики должно работать  не только и не столько на внутреннюю, но и на внешнюю политику страны.

Вторая цель – это непосредственно креативная работа в  области сразу нескольких сфер. Контрпропаганда, пропаганда, формирование инструментария информационной войны,  разработка глобального позиционирования Украины  и т. д. Над этим должно работать несколько небольших команд политтехнологов, медийщиков, политических психологов, рекламистов и т. д. На этих людях лежит ответственность за генерирование и оформлением смыслов, запущенных в информационное пространство (при этом учитывая данные, собранные людьми, упомянутыми выше). Еще они совместно с военными специалистами должны планировать информационные спецоперации – например, когда и каким образом нужно опубликовать записи перехваченных разговоров между сепаратистами и их российским командованием  и т. д.

Наконец, третья цель – это собственно информирование  общественности как в Украине, так и за рубежом. Этим должны заниматься «говорящие головы», журналисты, блоггеры,  сотрудники посольств и т. д. Они должны иметь какой-то авторитет в обществе, чтоб им доверяли. И одновременно – обладать ораторскими или райтерскими способностями,  позволяющими переводить тезисы, сформулированные вышеупомянутыми политтехнологами, в удобный для широкой аудитории формат.  И это – только упрощенная модель наиболее прогрессивного способа проведения государственной информационной политики.

 Тогда и только тогда деятельность нового министерства будет эффективной. Однако это потребует  достаточно больших денег – только на технические аспекты деятельности вроде налаживания международного телевещания (согласно планам министра Юрия Стеця) уйдут миллионы гривен. Да и на голом энтузиазме высококвалифицированные специалисты долго не проработают.  Плюс – нужно определяться, развивать ли собственное производство документальных и агитационных фильмов и т. д. или отдавать это на аутсорсинг.

Что же касается регистрации СМИ, вынесения предупреждений и запретов, отключения каналов и прочих аспектов цензуры, то было бы глупостью давать эти функции новому министерству. Во-первых, начнутся злоупотребления и вообще общая деградация министерства. Вместо прорыва мы получим коллективный «синдром вахтера». Во-вторых,  будет дублирование функций Минюста, СБУ и т. д.

Пока что же государственные деятели у нас привыкли просто ставить общество перед фактом своих замыслов. Или будущих замыслов. Забывая при этом, что именно это общество их к государственным рычагам и привело.

http://112.ua/mnenie/ministerstvo-informacionnoy-politiki-postskriptum-161477.html

Поделиться в соц. сетях

0