Многоступенчатая война

Многоступенчатая война

После нападения России на Украину восточные страны Европейского союза стали открыто говорить о том, что у них разворачивается неуловимая, но разрушительная война нового поколения. В ней не используются регулярные войска, но присутствуют дестабилизирующие силы, страх и хаос. Россия ведет свою войну на нескольких фронтах. В разных государствах с разной интенсивностью и с использованием разных методов. Даже если этой войны не видно, о мире говорить тоже не приходится.

«В Литве идет противостояние: мы столкнулись с информационной, пропагандистской войной и кибератаками», — перечисляла недавно президент Литвы Даля Грибаускайте (Dalia Grybauskaitė). Страх перед восточным соседом царит также в Эстонии и в Латвии, где 25% жителей имеет русские корни. «У нас присутствуют признаки гибридной войны», — говорила в феврале латвийская премьер-министр Лаймдота Страуюма (Laimdota Straujuma). В белую горячку впадают даже страны, у которых нет непосредственной границы с Россией, как Болгария. О гибридной войне официально говорят сотрудники болгарского министерства обороны. В опубликованном в конце марта отчете можно прочесть: «Особенную обеспокоенность вызывают попытки манипулирования общественным мнением посредством дезинформации, пропагандистских кампаний, подтасовок в СМИ, использования социальных сетей и воздействия на группы избирателей». Идет ли такая война в Польше? «Направленная против нас информационная и пропагандистская агрессия уже заметны», — утверждает глава Бюро национальной безопасности генерал Станислав Козей (Stanisław Koziej).

Война влияний

«Перед началом войны нового поколения необходимо наладить отношения с той страной, на которую мы хотим напасть», — писали в 2013 году российские эксперты по военному делу Сергей Чекинов и генерал Сергей Богданов в издании «Военная мысль». Благодаря атмосфере дружелюбия данная страна теряет бдительность, и там становится легче разместить агентов влияния, которые понадобятся позже. В первую очередь их ищут среди людей, которые связаны с агрессором этнически, во вторую, среди людей, которые разочарованы обстановкой в собственной стране. В случае постсоветских республик это не представляет ни малейшей проблемы: их жители еще помнят предыдущий режим. Многие, особенно те, кто связан с прежним властным аппаратом, видят в риторике Путина шанс на улучшение собственного материального положения. Они верят, что в Великой России станут жить лучше. Из таких фигур российская разведка выстраивает фундамент пятой колонны, которая активизируется, когда на это приходит время. Во многих странах бдительность властей пробудилась только после эффективной операции «зеленых человечков» в Крыму и Донбассе.

Недавно стало известно, что белорусские организации, занимавшиеся по своему уставу «патриотической деятельностью» (например, «Казачий Спас») под прикрытием отдыха устраивали поездки в тренировочные лагеря, где молодежь учили пользоваться оружием и делать коктейли Молотова под рассказы об истории России и Советского Союза. Независимый белорусский журналист Анджей Почобут обращает внимание, что инструкторами в лагерях работали российские военные, связанные с организациями отставных офицеров советских спецслужб. Похожие лагеря много лет подряд организовывались на территории стран Балтии, на Украине, в Армении, Киргизии и Казахстане. Служба информации и безопасности Молдавии сообщает, что в одном прошлом году из Приднестровья на такие тренинги отправилось несколько сотен молодых людей. «У нас уже есть зеленые человечки», — заявил экс-заметитель министра внутренних дел Геннадий Косован.

Американский критик российского политического режима Дональд Йенсен (Donald Jensen) когда-то сказал, что главный российский экспортный товар — это не нефть или газ, а коррупция. Деньги работают особенно хорошо в западных странах. Речь не только о Соединенных Штатах, на территории которых Советский Союз проверял эффективность своих спящих агентов в годы холодной войны. Ведь Ким Филби (Kim Philby), который в 1963 году сбежал в Москву, чуть было не стал главой британской разведки. Было бы неправильно думать, что одновременно с крахом СССР российская разведка забросила свою сеть контактов и агентов в Европе. Дипломат, бизнесмен, эксперт из неправительственной организации могут быть частью разведывательной кампании Кремля. В российских руках находятся сейчас две лондонские газеты: The Independent и Evening Standard. Ни для кого не секрет, что Россия рассылает по миру сотни стажеров и аспирантов, которые собирают для нее важные в экономическом плане данные. «Мы не осознаем, что если российский бизнес добивается на Западе успеха, к нему сразу же обращаются спецслужбы. Мы имеем дело с практически незаметным и вездесущим противником», — говорит Эдвард Лукас (Edward Lucas) — публицист The Economist и автор книги «Обман. Шпионы, ложь и как Россия дурачит Запад».

Сообщения о том, что кремлевские контакты продолжают работать, время от времени появляются в СМИ. Достаточно вспомнить, как летом 2010 года США разоблачили сеть российских шпионов (среди них была, в частности, Анна Чапман). Оказалось, что группа сотрудничала с «нелегалами» (шпионами без дипломатического иммунитета) в как минимум двух европейских странах: Германии и Голландии. Примерно в то же время в шпионаже в пользу России обвинили финского профессора Тимо Кивимяки (Timo Kivimaki), работавшего в Дании.Россияне стараются разместить в общественных, политических и медиа-структурах людей, которые будут использованы для дестабилизации обстановки в стране. Нельзя недооценивать и таких людей, которые сами занимаются лоббированием интересов России в Европе. Самым ярким примером служит Герхард Шредер, который распрощавшись с канцлерским креслом, попал на руководящую должность в Газпром.

Дремлющий в российских контактах на территории разных стран потенциал огромен.

Советник министра обороны Польши и НАТО генерал Богуслав Пацек (Bogusław Pacek) указывает, что перед ударом по Украине Россия разместила своих людей на стратегических позициях, а ключом к успеху стало формирование там пятой колонны. Генерал решительно отрицает возможность реализации такого сценария в Польше. «Нам это не угрожает. Зеленые человечки не получили бы у нас поддержки. Характер угроз, касающихся нашей страны, имеет совершенно иной характер, и я не вижу перспектив для создания в Польше сети влияния», — заявил он Wprost. Это совершенно не означает, что щупальца Кремля не дотягиваются до Вислы. В 2010 году за шпионаж в пользу России был осужден гражданин Тадеуш Й.: было доказано, что он выступал спящим агентом. Осенью прошлого года по такому же обвинению арестовали полковника польской армии и юриста с двумя гражданствами.

Пропагандистская война

Если можно говорить об искусстве лжи, то в нем стратеги кремлевской пропаганды достойны особой награды. Правду, свободу слова, открытость к аргументам, то есть то, что составляет силу западной цивилизации, даже в эпоху интернета и телевидения можно эффективно использовать против нее самой. Московские эксперты по психологии СМИ проделали долгий путь со времен беззастенчивой советской пропаганды, которая обращалась в основном к классовым чувствам. Они посеяли сомнения в умах многих европейцев, используя интеллектуальные «слабые точки» и колебания западной либеральной культуры: готовность выслушивать противоположную сторону, подозрительность к крупному капиталу, склонность вставать на сторону слабого.

Простые, но необыкновенно действенные мыслительные конструкции можно найти как в программах канала Russia Today, так и в следах, которые оставляют в интернете путинские тролли. Первая довольно простая техника, которая появляется в западном информационном поле, — это риторический вопрос, обращенный к критикам Путина. Раз его политика несет лишь зло и навлекает на россиян одни беды, почему его поддержка составляет 86%? Европейцу, воспитанному на идее, что большинство — это гарант демократии, тяжело понять, что россияне сами уготовали себе такую судьбу. Поэтому появляется готовность слушать о добрых намерениях Путина. Если 90% россиян действительно промыли мозги, то неужели мы, западные люди, обладаем иммунитетом против этого, задавался недавно вопросом ведущий публицистической передачи на Russia Today — урожденный британец.

Второй принцип использует характерный для западных СМИ дух интеллектуального противоречия: рассмотрение каждого спора с разных сторон и готовность оспаривать даже самую очевидную правду. Любимая формулировка французских левых гласит: «Если бы у конфликта не было двух сторон, не было бы конфликта». Одним словом, как Россия, так и Украина в какой-то степени несут ответственность за идущую войну.

Третий аспект российской пропаганды — это забота о правах меньшинств. В западной культуре их множество. Каждая сила, получившая статус меньшинства, может рассчитывать на особый подход и кредит доверия. Поэтому русское меньшинство Донбасса стало опорой не только для российских танков на Украине, но и для аргументов российских пропагандистов на Западе. Киев в своем национально-освободительном порыве нарушил права меньшинства. Слезливые истории русских, которые не хотят войны, но боятся, что их будут угнетать на их родине, стали постоянным элементом репортажей RT. Если мы говорим о гарантиях прав немецкого меньшинства в России, французского в Луизиане, защищаем турок и арабов в Западной Европе, то как мы можем выступать в поддержку тех, кто притесняет русское меньшинство? В Польше эту риторику творчески дополнили страхом перед украинским национализмом. Русские на востоке Украины, естественно, боятся, что с ними скоро случится то, что сделало УПА в Волыни с поляками. Кто знает, может, это уже началось. Так стоит ли поддерживать украинцев?

Четвертое направление пропаганды зиждется на извечной подозрительности в отношении военных действий НАТО и в особенности США. Америка в своей истории вела массу «proxy wars»: опосредованных войн, использующих население других стран для борьбы со своими врагами. Возможно, сейчас руками украинцев американцы хотят расправиться с непокорной Россией (россияне охотно так о себе говорят). От Ирана до Кубы американцы вели войну во имя собственных торговых интересов. Война в Ираке была экспедицией американских нефтяных концернов. Возможно, сейчас США понадобились украинские природные богатства.

Пятый любимый хит кремлевских пропагандистов, на который охотно реагируют разные западные круги, касается связанной с событиями на Майдане теории заговора. Кремль настойчиво повторяет, что киевский переворот был бы невозможен без экспертов из ЦРУ. При каждом удобном случае вспоминались срежиссированные иностранными агентами перевороты в Чили, Иране, Никарагуа. Отсюда открывается прямой путь к утверждению, что в Киеве сидит марионеточное правительство, а в стране нет представительной власти.

Шестая ось коммуникации использует либеральную склонность жалеть каждого, кто выглядит слабым, даже если это самый ужасный преступник. В годовщину захвата Крыма Путин говорил, что единственное преступление, которое совершила Россия, — это отказ подчиняться всемогущей Америке. Она осмелилась встать на защиту своих граждан, за что сейчас ее наказывают сильные мира сего. Российские пропагандисты начинают каждую дискуссию о санкциях с урона, которые те принесли простому человеку. Жертва — не Путин, а нормальные люди, которые не хотят войны, но скоро у них может не остаться другого выбора.

Седьмой обращенный к западным зрителям аргумент появляется в контексте обвинения России в преступлениях на Украине или в Крыму. Здесь путинские медиаэксперты напоминают об американских пытках в Ираке, похищении подозреваемых, заключении невинных людей в Гуантанамо. Кто нас поучает: те, чьи солдаты пытали и пленили людей по всему миру? Западные общества, уверенные в своих цивилизационных достижениях, принимают аргументы кремлевских идеологов как еще один голос в дискуссии. Они не видят связи между войной на Украине и собственной безопасностью. Наоборот, многие журналисты и интеллектуалы на Западе кичатся своим скептическим подходом к санкциям, считая, это проявлением рационального подхода, а высказывания против помощи Украине — проявлением мудрости.

Кибервойна

Первой жертвой массированной кибератаки стала Эстония. В 2007 году кто-то на несколько недель заблокировал в этой стране правительственные сайты. Это был простой, но действенный метод разрушительных действий: их ведут при помощи инфицированных компьютеров, которые «по приказу» одновременно соединяются с указанными страницами. В итоге пропускная способность интернет-канала исчерпывается, и сайты, непредназначенные для обслуживания сотен тысяч гостей одновременно, отключаются. Пользователи комьютеров-зомби даже не осознают, что принимают участие в операции. Глобальную динамику такого рода атак (DDoS) можно наблюдать в реальном времени на сайте DigitalAttackMap.com, одним из создателей которого выступает Google.

В Польше за несколько дней до смоленской катастрофы, 7 апреля 2010 года правительственная Группа по реагированию на инциденты в компьютерной сети CERT предупреждала об атаках в электронных письмах, адресованных чиновникам. Письма, содержавшие PDF-файл, отправлялись с адресов, похожих на адреса эстонского министерства обороны. При открытии файла компьютер становился добычей хакеров. Накануне смоленской катастрофы также наблюдалась массированная атака на польские государственные ведомства и МИД. Остановились лифты, не работали электронные системы связи. Дело до сих пор не расследовано.

«Огромной угрозой стало в наши дни размещение в ключевой инфраструктуре страны троянских программ, которые ожидают своей активации. Их размещают, например, в SCADA-системах электрической сети», — рассказывает Ларс Никандер (Lars Nicander) из Центра ассиметричных угроз и терроризма при стокгольмской Военной академии. Человек, активирующий троянскую программу, может в нужный момент вызвать аварию или прекратить подачу электричества, что парализует всю страну. «Похожий вирус какое-то время назад разместили в латвийской инфраструктуре», — добавляет профессор Кристофер Коукер (Christopher Coker) — эксперт по теории войн Лондонской школе экономики. Опасность грозит и Польше. В прошлом году группа хакеров Dragonfly нанесла удар по энергетическим целям всей Европы, 5% их них пришлись на Польшу. Вирусы похищали информацию и оставляли окно для возможных акций саботажа.

«Литва стала целью кибератак», — говорила недавно президент Литвы Даля Грибаускайте. Автором этих атак журналисты назвали Россию. По данным компании FireEye, занимающейся безопасностью в сети, Россия регулярно устраивает нападения на НАТО, Европейскую комиссию и европейские страны, в том числе Польшу. Россияне, в частности, используют для кибератак работающую в Китае группу хакеров APT28, которая занимается долгосрочными операциями по выманиванию или краже информации от конкретных влиятельных лиц, получая доступ к содержимому чуждого компьютера, в частности, при помощи электронных писем или вирусов.

Несмотря на существующие подозрения никто официально не обвиняет Россию в ведении кибервйоны. «Существует проблема юридического свойства: чтобы дать на что-то ответ, нужно сначала найти преступников, а это в случае кибератак сложно, — говорит Мирослав Май (Mirosław Maj) из фонда «Безопасное киберпространство». — Какой толк, что кто-то крикнет «Россия», раз никто не докажет, что за атаками стоит она? Для международного права проблему представляют даже зеленые человечки на Украине, что говорить о зеленых человечках в сети».

Готова ли Польша к отражению кибератак? «Мы отстаем. Бюро национальной безопасности опубликовало доктрину кибербезопасности Польши только в январе этого года, — рассказывает Камиль Гапиньский (Kamil Gapiński) из Фонда им. Пулаского. — Наши наступательные возможности только начинают создаваться, формируется Центр киберопераций, на который направлено 400 миллионов злотых (около 6 млрд.рублей, — прим.пер.), — добавляет он. — Чуть лучше обстоит дело с обороной, которой занимается, в частности, правительственный CERT».

30 марта портал Niebezpiecznik.pl сообщал, что польское Министерство обороны создало вирус с огромными контрнаступательными возможностями. Днем позже оказалось, что это была первоапрельская шутка.

ИноСМИ

 

Поделиться в соц. сетях

0