Могучий мегаполис

Могучий мегаполис

В середине 2009 года количество людей, живущих в городах по всему миру, впервые в истории превысило количество сельского населения. К 2050 году около 70% людей в мире будут жить примерно на 3% земной поверхности — в городах. Городские агломерации становятся глобальными экономическими и геополитическими игроками, с которыми необходимо считаться. Это радикально меняет то, как мы живем, работаем и планируем будущее.

В основном рост городского населения происходит в Африке и в Азии, и обеспечивает его миграция из деревень. В общей сложности в мире в города из сельской местности переезжают по 70 миллионов человек в год. В ближайшие 20 лет городское население в таких странах, как Индия, Китай, Индонезия и Нигерия, может возрасти более, чем на 800 миллионов человек.

Неудивительно, что города стали двигателями мировой экономики. На долю 750 крупнейших городов сейчас приходятся 57% глобального валового внутреннего продукта — и этот показатель продолжает расти. В докладе по проекту «Новая экономика климата» предполагается, что к 2030 году на долю 500 городов будут приходиться 60% роста ВВП. ВВП Токио сейчас больше, чем ВВП Южной Кореи или Испании, а ВВП Лондона превышает ВВП Швеции.

Города все активнее утверждаются на глобальной политической арене. На фоне слабеющей веры в национальные правительства бывшие мэры и городские лидеры оказываются на самых высоких государственных должностях. Наглядными примерами этой тенденции могут служить премьер-министр Италии Маттео Ренци (Matteo Renzi), бывший мэр Флоренции, и новый президент Индонезии Джоко Видодо (Joko Widodo), бывший губернатор Джакарты.

Однако какими бы самоуверенными ни выглядели города, им приходится преодолевать огромные трудности. При этом поражает, что конурбации самых разных размеров, находящиеся на самых разных стадиях развития, сталкиваются с одними и теми же проблемами. Это пробки на дорогах, нехватка жилья, сложности с утилизацией отходов, нехватка чистой воды, вопросы безопасности. Возьмем дорожное движение: средняя скорость автомобиля в переживающей сейчас экономический бум индонезийской столице Джакарте составляет около пяти километров в час. То же самое относится и ко многим другим крупным городам — от Пекина до Лос-Анджелеса. Это тормозит развитие и производительность экономики, приводя к многомиллиардным убыткам.

Города учатся друг у друга справляться с этими затруднениями. Недаром мэр Лондона Борис Джонсон (Boris Johnson) называет себя — с характерными для него откровенностью и тщательно рассчитанной простотой — полезным для города плагиатором. Он высматривает в других городах хорошие идеи, а затем старается как можно быстрее перенести их в британскую столицу. В этом смысле крайне показательны «велосипеды Бориса» — схема проката велосипедов, названная в Лондоне в честь мэра, но изобретенная во Франции и скопированная более чем в 600 городах. Французская столица недавно пошла еще на шаг дальше, пригласив инноваторов со всего мира делиться идеями по «обновлению Парижа».

Еще один характерный пример связан с проблемами климата. Сейчас все чаще говорят, что городские власти могут бороться с глобальным потеплением намного эффективнее и оперативнее, чем национальные правительства. Города все чаще присоединяются к международным сетям — таким, как коалиция C40, в задачи которой входят обмен опытом в области климатических изменений и развитие здоровой конкуренции между городами. Эти сети становятся эффективнее межгосударственных и все чаще служат площадками для заключения и воплощения в жизнь реально работающих договоренностей. На предстоящих в этом году в Париже переговорах о глобальном потеплении города, бесспорно, будут играть ключевую роль.

Мэры также продолжают наращивать геополитическое влияние своих городов в более традиционных вопросах национального значения — таких, как вопрос об иммиграции. Борис Джонсон предложил ввести «лондонские визы», которые позволят подходящим кандидатам переезжать в британскую столицу — но не в остальную часть Британии — в обход сложного иммиграционного процесса. Идея заключается в том, чтобы, привлекая творческие силы из Кремниевой долины, Бангалора или Пекина, превратить Лондон в один из мировых инновационных центров. По этому плану Лондон каждый год должен будет получать квоту на 100 из тысячи виз, предназначенных для «выдающихся талантов». По словам Джонсона, Лондону достаточно будет «найти одного Стива Джобса, чтобы в наших руках оказалась Apple».

Подобные предложения указывают на потенциальные противоречия между городскими и национальными властями. Космополитизм и открытость того же Лондона явно противоречит общебританской тенденции к усилению антииммиграционных партий — в частности, Партии независимости Соединенного Королевства. Лондон, в котором сторонников ПНСК сравнительно мало, судя по всему, хочет держать открытыми двери, которые многие в других частях страны предпочли бы закрыть. То же самое относится к Парижу, в котором непопулярен Национальный фронт (впрочем, пока непонятно, сохранится ли такое положение дел после парижских терактов).

Последствия подъема городов также сказываются на финансовых рынках. Города напрямую выходят на фондовые рынки, чтобы привлекать средства для финансирования своих гигантских инфраструктурных расходов, не обращаясь к государственной власти.

По оценке рейтингового агентства Fitch, города из развивающихся стран вскоре превратятся в крупных заемщиков, так как им нужны будут деньги на крупные проекты в инфраструктурной сфере, которой долгое время не уделялось внимания. В самих по себе городских займах нет ничего нового — Нью-Йорк выпускает муниципальные облигации с 1812 года. Новым выглядит то обстоятельство, что теперь эта практика распространяется на развивающиеся рынки. По мере перехода власти на городской уровень, местное руководство все чаще будет прибегать к прямым займам — тем более, что кредитный рейтинг у городов часто бывает заметно лучше, чем у стран вокруг них.

Некоторые города — например, Буэнос-Айрес, Сан-Паулу и Богота — выходят на международные финансовые рынки, некоторые — скажем, Санкт-Петербург и Йоханнесбург — активнее на внутренних рынках. Китай, тем временем, начал осторожно разрешать местным властям выпускать облигации по новой пробной схеме.

Одна из любопытных тенденций урбанизации — взлет городов среднего размера. В ближайшие 15 лет почти 40% мирового роста будет обеспечиваться примерно четырьмя сотнями городов со средним населением менее двух миллионов. Исторически основными двигателями роста на развивающихся рынках были мегаполисы. Именно они — то есть такие города, как Мумбаи, Сан-Паулу или Шанхай — в основном интересуют транснациональные компании, так как в них проживает большая часть людей, у которых появились деньги. Однако в будущем средние города в развивающихся странах не только будут обеспечивать изрядную долю экономического роста, но и станут заметно богаче.

Большая часть мирового среднего класса (домохозяйств с доходом более 20 тысяч долларов) к 2025 году будет — в отличие от настоящего момента — обитать в странах с развивающейся экономикой. И большинство этих людей будет жить как раз в городах среднего размера.

Эти «чемпионы в среднем весе» — от Манчестера до Лахнау — обычно отчаянно пытаются выбраться из тени Лондона или Дели и при этом часто — хотя и не всегда — попадают в ловушку низкой производительности. Исследования, производившиеся как в развитых, так и в развивающихся странах, демонстрируют некоторую положительную статистическую корреляцию между производительностью и размером города. Согласно большинству этих исследований, в городе с населением на 10% больше, зарплаты обычно на 0,2%-1% выше. Росту производительности в больших городах, по-видимому, способствуют большая эффективность совместного использования ресурсов, лучшее взаимодействие между продавцами и покупателями и более высокая скорость обмена знаниями.

Причины экономических трудностей некоторых средних городов в развивающихся странах крайне поучительны. В развивающихся экономиках именно мегаполисы служат центрами инноваций. При этом они не выносят уже освоенное производство в специализированные города, как это принято в развитых экономиках. В результате на развивающихся рынках большая часть продуктов и услуг производится в более дорогих городах и стоит дороже. Средним городам остается производить то, что попроще. Соответственно, высококвалифицированная рабочая сила тянется в мегаполисы, что, в свою очередь, мешает инновационному развитию средних городов.

Это означает, что средним городам не следует пытаться подражать мегаполисам и нужно искать собственный путь, позволяющий процветать в тени крупных соседей. В этом им имеет смысл брать пример с расположенной в Объединенных Арабских Эмиратах Шарджи, с Чэнду и Ханчжоу (городов среднего размера по китайским стандартам), а также с бразильского Ресифи.

Помимо этого средним городам, ищущим место под солнцем, стоит присмотреться к американскому опыту. По данным Глобального института Маккинзи, средние города — такие, как Остин, штат Техас, и Роли, штат Северная Каролина, — играют важную роль в американской экономике. На их долю приходится более 70% ВВП США (для сравнения, в Западной Европе подобные города обеспечивают лишь 50% ВВП). Успеха они добиваются разными путями. Некоторые города фокусируются на качестве (как Боулдер, штата Колорадо) или доступности жизни. Некоторые обеспечивают жителям налоговые преимущества, как коннектикутский Стэмфорд с его обширным финансовым сектором, располагающийся прямо у границы нью-йоркской налоговой юрисдикции. Некоторые стараются просто отличаться от прочих. Например, неофициальным девизом орегонского Портленда считается: «Сохраним Портленд необычным». Хотя Нью-Йорк и Лос-Анджелес продолжат расти, средние города будут обгонять их по темпам.

Подавляющее большинство великих идей и изобретений в истории человечества возникало именно в городах. В мире с дешевыми путешествиями, развитыми технологиями связи и стремительно истончающимися государственными границами будущее также определенно будет городским. Горожане со временем все чаще будут искать у местных властей ответов на самые насущные вопросы, а бизнес уже сейчас нередко разрабатывают стратегии для городов, а не для стран. Опыт городов будет формировать глобальную повестку дня. Городская жизнь также удовлетворяет человеческую потребность в близости к другим людям, порождающую инновации. Судя по всему, нас ждет настоящий век городов.

ИноСМИ

Поделиться в соц. сетях

0