Москва глазами французского пенсионера о позднем отцовстве, евромайдане и Крыме.

Герой сюжета — Доминик Дюжарден, игрок в петанк, родом из Круа. Многие знакомы с этим интересным человеком.

Я по натуре искатель приключений — путешествую и живу за границей больше 10 лет уже. Как только я вышел на пенсию, то объявил: «До свидания, Франция! Больше ты меня не увидишь». Душой и по паспорту я француз, но, пока у власти нынешние политики, ноги моей там не будет. Разве что раз в год летом езжу помочь маме по хозяйству — обрезаю деревья в ее поместье. Ей 88 лет, сама она уже не справляется, а все другие родственники слишком деловые, вот и приходится мне таскаться из Москвы.

Мне не нравится путь, по которому идет моя страна. Франсуа Олланд — кошмарный президент. Наобещал с три короба, как будто он Господь и гений, а на самом деле надул избирателей, и теперь простым людям приходится раскошеливаться еще больше. И вообще, Францией сейчас управляют франкмасоны — это целая международная секта, — а Олланд им только подчиняется со словами «Да, есть!». Это мое мнение, я его ни от кого не скрываю и часто пишу на эту тему в фейсбуке. По вине Олланда c социалистами во Франции покончено надолго. И в партии «Национальный фронт» сейчас скандал. И с Саркози тоже скандал. Из-за всего этого люди настолько разочарованы в политике, что в 2017 году многие французы просто не пойдут на выборы.
В Россию я переехал потому, что женился пять лет назад на русской женщине. Мне самому 65, у меня двое взрослых сыновей и четверо внуков, а в декабре прошлого года у нас с женой родилась дочка Мария. Я очень много времени провожу с ней. Моя жена моложе меня, она еще работает, у нее хорошая должность, а я сижу дома с ребенком, вычитываю статьи для газеты La Russie Francophone или гуляю с коляской. Все прошлое лето я провел в петанк-клубе La boule в парке Горького, но с младенцем, конечно, от Авиамоторной сюда добираться не так просто.

А вот еще пример того, что происходит с Францией. Я пришел регистрировать свою дочку во французское консульство в Москве, а там эти люди мне и говорят: «О-ля-ля! Детей в 65 лет завести уже не каждый может! А вдруг она не от вас?» И отказались ее регистрировать. Ну не дебилы? Раздают гражданство направо и налево — алжирцам, марокканцам, террористам, — а моей маленькой девочке не хотели его выдавать! Но я нанял адвоката и смог отстоять свои права: теперь моя Мария тоже гражданка Франции.
Я долгие годы прослужил на почте во Франции — это большая бюрократическая машина, по масштабу почти как армия. Сейчас, разумеется, там тоже разлад и коррупция. Всю свою жизнь я увлекался искусством, фотографией, спортом, двадцать лет играл в гольф и даже разбил собственное поле у себя в имении. Примерно десять лет назад во время кризиса я потерял все нажитое состояние, погрузил скарб в грузовичок и уехал в Швецию. До того как перебраться в Россию, я несколько лет прожил там — сначала в отдельном доме, потом в огромных апартаментах неподалеку от моря, поэтому, конечно, привыкнуть к крошечным московским квартирам мне непросто. Летом помогает дача.

Москва — город для молодых. В моем возрасте тут тяжеловато: климат, метро, толпы — все это не для нас, пенсионеров. Я мечтаю жить в Крыму, в Севастополе, в маленьком домике на берегу моря. Русская и французская культуры близки уже триста лет, а в нынешнем кризисе виноваты американцы: науськивают Европу и Россию друг против друга. Санкции тоже их инициатива. А украинский Майдан так вообще made in USA. Исторически Россия всегда была частью европейской цивилизации, а Америка хочет эту связь разрушить, разжечь конфликт, чтобы усилить свое влияние. И все это из-за украинского конфликта? Что это вообще такое — Украина? Я не говорю про простых людей: конечно, русские и украинцы — двоюродные братья! Но их нынешние лидеры — какие-то мутные мафиози, неофашисты, коррупционеры.
Я считаю, что русские — самые честные люди на свете! Видите мои солнечные очки Ray-Ban? Это модель из последней коллекции и с линзами из настоящего стекла, а не пластика, очень дорогая, она стоит минимум 500 евро. Недавно я возвращался с прогулки с ребенком, зашел в подъезд, в суете бросил их в нижнее отделение коляски и там забыл. Дома уже спохватился, обыскался везде, думал, что потерял, — а на следующий день нашел их там же: больше суток пролежали, и их никто не украл! Во Франции бы стащили моментально. Там даже панамку нельзя на пять минут оставить.

Пенсию я получаю, конечно, в евро, поэтому в прошлом году, пока рубль падал, я чувствовал себя превосходно. Средняя французская пенсия — примерно 1200 евро в месяц, и многим полагаются надбавки. Я знаю, что в России она крошечная, честно говоря, не в курсе, какая точная цифра — 200 евро? 400? У меня есть сосед по квартире, Виктор, мы иногда курим вместе на лестничной клетке. Он когда-то служил в КГБ, а сейчас тоже на пенсии и вынужден подрабатывать, чтобы не умереть с голоду. Но близко с Виктором мы не общаемся — только «здравствуйте» и «до свидания». В больших городах всегда так бывает.

putin-slil.livejournal.com

Поделиться в соц. сетях

0