Над Европой вновь кружит призрак Ялтинской конференции

Над Европой вновь кружит призрак Ялтинской конференции

Как вы оцениваете московскую мирную миссию Меркель и Олланда?

Павел Коваль (Paweł Kowal): Эта встреча имела положительный результат для Путина, и крайне отрицательный — для Запада. Оказалось, что расколот не только Европейский Союз, но исчезло и евроатлантическое сотрудничество, зато есть дуэт Меркель-Олланд, путешествующий со своим тайным планом, с которым не знакома наиболее заинтересованная сторона — страны Центральной Европы. Обратите внимание, что встреча была организована практически в годовщину Ялтинской конференции. Путин, как когда-то Сталин, принимал у себя лидеров Запада и заявлял, что хочет нести мир туда, где он ведет войну. Мы давно не становились свидетелями настолько трагического спектакля.

— Вы не видите во встрече в Кремле никаких положительных моментов?

— В международной политике сложно не найти хотя бы какой-нибудь положительный момент того или иного события, однако в случае встречи Меркель и Олланда с Путиным это именно так. Она ясно показала, что над Европой вновь кружит призрак Ялты. Несмотря на то, что существует общая внешняя политика и европейские институты, польское правительство не знало, как проходят переговоры и чего они касаются. Дошло до того, что вице-премьеру Семоняку (Tomasz Siemoniak) несмотря на хорошие отношения между польским и немецким руководством, пришлось осторожно дистанцироваться от того, что происходило в Москве. Решения, которые были там приняты, могут представлять угрозу для суверенитета Польши.

— В каком смысле?

— Тема разговора наверняка касалась будущей безопасности Центральной Европы. Путину удалось подобрать состав собеседников таким образом, что наиболее заинтересованные обстановкой в регионе стороны, включая Польшу, не только отсутствовали за столом переговоров, но не могли даже посредством европейских институтов узнать, что происходило за этим столом, поскольку ответственные лица в этих органах не принимают никаких решений, ничего не могут координировать. Значит, европейские институты перестали функционировать. Может быть, лучше их распустить? Вторая ООН нам не нужна.

— Франция и Германия выбились из общих рядов, чтобы обеспечить свои интересы?

— Отчасти да. Кроме того, они пытаются внушить общественности, что уступками и капитуляцией можно сохранить мир. Населению Франции и Германии промывают мозги так, как манипулировал населением Чемберлен в Великобритании перед второй мировой войной. Это иллюзии.

— Представителя США в Москве не было. Америка не выступает в переговорах с Путиным таким важным игроком, каким ей следовало бы быть?

— Стоит понимать, что исключая США из переговоров на тему мира в Восточной Европе, мы исходим из того, что мира не будет, так как ни у кого из участников встречи нет сил для обеспечения серьезной обороны. Германия и Франция играют мускулами, изображают из себя мощные державы, но без США ничего предложить они не могут. Сегодня в Европе нет армии, которой мог бы бояться Путин. А в борьбе за мир бывают такие моменты, когда устрашение — это единственная гарантия того, что не будет войны. Нужно показать Путину и его политическому окружению, что Запад готов сражаться. Заявления, что мы не будем помогать Украине с покупкой вооружений, — это поощрение к насилию. Ни у кого нет морального права отказывать Киеву покупать оружие. Это отказ в праве на самооборону. Если под дулом Кремля у кого-то отбирают право на самооборону, это де-факто ведет к войне. Отказ Украине в праве на покупку вооружений, активно обсуждавшийся в течение полугода, имел плачевные последствия для уровня безопасности в Восточной Европе. Делать так, все равно, что ставить подножку более слабому игроку в неравном сражении.

— Вы говорите об устрашении Путина. Какие шаги мог бы предпринять Запад, чтобы одновременно избежать открытого конфликта?

— Размещение войск НАТО в регионах стран-членов, которым угрожает конфликт, показало бы, что Запад готов обороняться. Путин с большим успехом опробовал ведение гибридной войны. Следующим шагом после Грузии, а теперь Украины может оказаться такая война на территории одной из стран НАТО и ЕС. Если эта граница будет пересечена, то путь к мрачному сценарию, предполагающему подключение к конфликту, например, Польши, будет открыт. Не сегодня, не завтра, но тем не менее.

— Что будет дальше с дипломатическими и экономическими санкциями? Вы писали в Twitter, что Кремль включил их в стоимость операции…

— Предполагать, что Москва испугается, например, запрета на посещения некой группы лиц определенной территории (как было сделано после Крыма), это безумие и полное неуважение к российской политике. С точки зрения Кремля Россия заплатила за такую серьезную операцию настолько мало, что глупо было не идти дальше. Это лишь склонило Путина к продолжению агрессии. Я считаю, что санкции со стороны Европейского союза оказались стимулом, так как они не превзошли стоимость операции, которую представлял себе Кремль. Кроме того после их введения Россию стали успокаивать, что все это временно…

— Какие тогда санкции могли бы реально исполнять функцию устрашения?

— Резкая реакция Медведева на одни только слухи о таком решении показывают, что Россию напугало бы перекрытие ее банкам доступа к системе SWIFT, то есть, коротко говоря, к стандартным финансовым трансфертам. Вторая вещь — это политическая солидарность Европы и изоляция Кремля. Но это, как показала миссия Меркель и Олланда, уже неактуально. Побочным эффектом этого визита стало прекращение политической изоляции Кремля. Россию пригласили на роль гаранта безопасности в тот момент, когда российские военные в качестве непрошенных гостей находились на территории иностранного государства… Этот механизм пугающим образом похож на Ялтинскую конференцию.

— Что в сложившейся, очень сложной ситуации, может сделать польское руководство?

— Простого решения для Польши, конечно, нет. Нужно искать союзы в рамках Европейского союза со странами, которые в той же мере обеспокоены политикой Путина. Пришло время для серьезных разговоров с Великобританией, Литвой, Румынией и странами нашего региона. С каждым, кто заинтересован в том, чтобы перестать прикармливать Путина, а именно так следует расценивать визит Олланда и Меркель в Москву. Не надо пугать людей войной, но польское правительство должно показать, что оно способно противостоять агрессии. Мы считали, что эту задачу хотя бы отчасти будут исполнять ЕС и НАТО. Но сейчас мы видим, что, по крайней мере в плане Евросоюза, это иллюзии.

Правительству следует решить, что делать, раз ЕС перестал функционировать. Поляки должны быть уверены, что в сложившейся ситуации и властей есть план «Б», что оно анализирует альтернативные варианты. Мы — единственная страна Евросоюза, у которой есть граница с обеими сторонами конфликта, такие, а не иные исторические отношения с Россией. Мы не можем оставаться в стороне от переговоров о безопасности Центральной Европы, поскольку это касается нас. В стратегическом смысле мы очутились в новой ситуации. Координация в рамках ЕС исчезла: Греция заблокирует любое осмысленное совместное действие, Германия и Франция ведут самостоятельную игру, а одновременно стала заметна усиливающаяся конкуренция, а не сотрудничество, между ЕС и США. Все это ведет к тому, что уровень безопасности Польши сильно и невероятно быстро снижается.

Оригинал публикации: Nad Europę wróciło widmo Jałty

Опубликовано: 09/02/2015 18:56

%d такие блоггеры, как: