Напряженность между Катаром и Египтом как суть соперничества на Ближнем Востоке

Напряженность между Катаром и Египтом как суть соперничества на Ближнем Востоке

Отношения между Катаром и Египтом, замороженные в течение последних полутора лет, были возобновлены в середине декабря прошлого года при посредничестве бывшего короля Саудовской Аравии Абдуллы ибн Абдул-Азиза. Тогда же официальные представители двух стран провели двухстороннюю встречу и обсудили особо острые моменты.

Состоявшиеся в Каире 20 декабря переговоры официального посланника Катара Мохаммада бин Абдуль-Рахмана с президентом Египта Абдул-Фаттахом Ас-Сиси показали успешность попыток саудовского монарха наладить диалог между двумя арабскими странами.

В связи с этим король Абдулла с целью еще большего укрепления отношений между Египтом и Катаром стал готовить встречу Ас-Сиси с катарским эмиром, шейхом Тамимом, однако из-за кончины саудовского лидера ее пришлось отложить.

Улучшение отношений Египта с Катаром произошло после урегулирования споров последнего с Саудовской Аравией, Бахрейном и Объединенным Арабскими Эмиратами. Ранее эти три страны отозвали своих послов из Дохи, поскольку Катар поддержал «Братьев-мусульман». В конце осени прошлого года, после проведения в Эр-Рияде многомесячных политических консультаций, стороны постепенно стали разрешать существующие противоречия, и послы Саудовской Аравии, Бахрейна и ОАЭ вернулись в катарскую столицу.

Улучшив отношения с эмиратом, саудиты предприняли попытку и дальше демонстрировать себя в качестве лидера в поддержании единства арабского мира и создать партнерские связи между Катаром и Египтом.

Однако воздушные атаки египетской армии на позиции «Исламского государства» в Ливии, последовавшие за жестокой расправой игиловцев над 21 египетским заложником, доказали тот факт, что события в регионе могут создать массу угроз арабским странам и даже заставлять их жестко конкурировать друг с другом. Одновременно с этим соперничество в регионе влияет и на понимание арабской традиционной самобытности.

Ливийские события в очередной раз омрачили отношения между Катаром и Египтом. Новые противоречия отчетливо проявились на заседании Лиги Арабских Государств 18 февраля в Каире, целью которого было рассмотрение методов борьбы с ИГИЛ в Ливии. В ответ на протест Катара по поводу односторонней атаки Египта на позиции «Исламского государства» в Ливии представитель Каира в ЛАГ обвинил руководство Дохи в поддержке терроризма. После этого Катар отозвал своего посла из Египта для проведения дальнейших консультаций. Все эти события убедили многих наблюдателей в том, что настороженность вернулась в отношения двух стран.

В связи с этим возникает следующий вопрос: станет ли это прологом для начала нового этапа противостояния между Египтом и Катаром и если да, то почему?

Ответить на этот вопрос следует положительно. Ливийские события показали, что между Катаром и Египтом до сих пор существует крайне острая напряженность, и посредничество некоторых стран региона не может ее преодолеть. Дело в том, что этот кризис в отношениях объясняется региональным соперничеством двух стран, а отказаться от него не так-то просто.

Если глубоко анализировать причину этих противоречий, то необходимо указать на попытки Катара увеличить сферу собственного влияния в столь непростой ситуации, которая сейчас наблюдается на Ближнем Востоке.

С военной точки зрения, у Катара не так много шансов превратиться в настоящую региональную державу, однако это нисколько не мешает амбициям его руководства. Поэтому начиная с середины девяностых годов эмират, опираясь на свою «нефтедолларовую» дипломатию, старается наращивать мягкую силу в арабском мире, чтобы таким способом, с одной стороны, заработать авторитет, а с другой — получить рычаги давления на разного рода исламистские движения.

Основными действиями Катара в этом направлении считаются посреднические усилия в решении региональных кризисов, таких как палестинский, ливанский и суданский, а также финансовая помощь некоторым исламистским группировкам, относящимся к движению «Братьев-мусульман». В целях укрепления своего влияния в регионе катарское руководство разместило у себя даже представительство движения Талибан и считается одной из важнейших сторон в мирных переговорах между США и талибами.

Подобная тактика Катара создала условия для соперничества с другими арабскими государствами и, в частности, с Саудовской Аравией. Апогеем этого соперничества и вытекающих из него противоречий стали народные волнения в странах арабского мира.

Поддержка Катаром, и конечно же, Турцией, «Братьев-мусульман» в разных странах и особенно в Египте привела к еще большему обострению отношений с Саудовской Аравией, Бахрейном и ОАЭ.

Приход к власти правительства «Братьев-мусульман» в результате первого тура президентских выборов в Египте после революции 2011 года стал настоящей победой катарской стратегии и крупным поражением для Саудовской Аравии. Поэтому после свержения правительства Мухаммеда Мурси и прихода к власти военных Эр-Рияд использовал всю свою мощь для поддержки нового кабинета министров Египта и совместно с Эмиратами оказал Ас-Сиси колоссальную материальную помощь. Фактически поддержка нового египетского правительства была равнозначна оказанию давления на Катар.

После устранения от власти правительства Мурси в Каире и провала так называемого проекта региональной оси «Братьев-мусульман» ситуация на Ближнем Востоке кардинальным образом изменилась, однако Катар так и не оставил амбициозных попыток упрочить собственные позиции в регионе. Именно тогда Саудовская Аравия усилила свое давление на эту страну и вместе с Бахрейном и ОАЭ отозвала своего посла из Дохи, поставив ее в политическую изоляцию.

Курс, взятый саудитами, заставил Катар пойти на компромисс. Эр-Рияд, в свою очередь, воспользовался этим шансом для укрепления собственных дипломатических позиций. В итоге он приложил массу усилий для возобновления отношений между Катаром и Египтом, чтобы путем создания некой арабской оси увеличить свою региональную мощь в отношении других соперников на Ближнем Востоке, таких как Турция и Иран.

Последние события в Ливии продемонстрировали, насколько легкомысленно некоторые ближневосточные страны рассчитывают свою политику. Катар по-прежнему считает себя региональным игроком и добивается расширения сферы собственного влияния, поэтому он все так же продолжает оказывать тайную поддержку группировкам, относящимся к «Братьям-мусульманам», в частности тем, которые действуют в Ливии. Поэтому Катар стал единственной страной, которая на заседании Лиги Арабских Государств возражала против атак Египта по позициям ИГИЛ в Ливии.

Напомним, что одной из причин нынешней неспокойной ситуации в Ливии является борьба за власть между Национальным конгрессом под руководством партий, имеющих отношение к «Братьям-мусульманам», таких как «Справедливость и строительство», и бывшим армейским командиром Халифой Хафтаром, который придерживается секулярных (прозападных) взглядов и возглавляет «антитеррористические» силы этой страны.

Есть предположения, что Катар вместе с Турцией поддерживает Национальный конгресс Ливии и группировку «Фаджр Либи» в их борьбе с Хафтаром, что еще больше усиливает внутреннюю напряженность в этой стране.

Катар прекрасно понимает, что в нынешних условиях его попытки привести к власти в арабских странах группировки, относящиеся к «Братьям-мусульманам», обернулись крахом, однако продолжает использовать эти силы в качестве своего инструмента давления на неугодные правительства.

Вакуум центральной власти в таких странах, как Ливия, позволяет Катару свободно оказывать помощь преданным ему группировкам. Возможно, с точки зрения Дохи, Ливия как раз и является тем местом, где они вновь могут восстановить свои силы. Именно по этой причине Катар и осудил атаки Египта в Ливии.

В связи с этим необходимо признать, что поскольку на фоне неспокойной ситуации на Ближнем Востоке региональные государства не могут прийти ко всеобщей договоренности о прекращении насилия, нынешние отношения между ними так и будут развиваться в условиях острой конкуренции. Именно она будет определять взаимосвязь Катара с Египтом и даже с Саудовской Аравией, заставляя эти страны бороться за власть и даже сталкиваться друг с другом. Поэтому градус напряженности в отношениях этих стран будет только повышаться.

ИноСМИ

Поделиться в соц. сетях

0