Не закроется ли российское «окно в Европу» из-за напряженных отношений с Западом?

Калининград. — Для большинства россиян поездка с территории своей родины в Европейский Союз представляет собой длительный и утомительный процесс. Но это не относится к Андрею Кизерскому.

Г-н Кизерский — водитель, и примерно два раза в месяц — иногда вместе со всей семьей — он совершает поездку в соседнюю Польшу, и происходит это благодаря уникальному пилотному проекту, который обеспечивает, практически, свободный въезд в соседнее государство примерно миллиону жителей Калининградской области — небольшого российского прибалтийского анклава, зажатого между Польшей и Литвой. От ближайшего города «материковой» России его отделяет расстояние в 500 километров, преодолеть которое можно только по территории стран, входящих в Евросоюз и НАТО.

Этот пилотный проект считается успешным, и пока никто не говорит о его закрытии, несмотря на быстро ухудшающиеся отношения между Москвой и Европой. Однако он является причиной все более интенсивных дебатов среди жителей калининградского анклава. Является ли их близость к Западу благом, способным помочь направить европейские идеи в более широкий российский мейнстрим? Или доминирующий московский консерватизм и военное предназначение региона как «передовой оперативной базы» обрекает его на то, чтобы оставаться островком русскости среди быстро модернизирующегося европейского моря?

Ответы на эти вопросы вполне могут зависеть от личного опыта общения жителей Калининградской области со своими соседями — эти отношения уникальны для россиян, и потенциально они могут иметь решающее значение для преодоления разрыва между Москвой и Западом.

«Задача нашего региона должна состоять в том, чтобы представлять Европу России, и быть мостом между ними, — говорит Соломон Гинзбург, либеральный оппозиционный депутат регионального законодательного собрания. — Влияние Европы здесь сильное, а наша идентичность несколько отличается (от российской)».

В качестве примера г-н Гинзбург приводит следующий факт: более 60% жителей калининградской области имеют заграничные паспорта, тогда как в России в целом этот показатель составляет, в среднем, 30%, а среди местной молодежи очень большой популярностью пользуется изучение иностранных языков. Г-н Гинзбург приводит практический пример — по его мнению, стандартная западная идея новых пешеходных переходов была впервые успешно внедрена в Калининграде более десяти лет назад. Тогда как в остальной части России, как он считает, это было сделано значительно позже и с меньшим успехом.

С другой стороны, он жалуется на то, что большинство людей в Калининградской области упорно противятся серьезным изменениям. «Около 90% населения чувствуют себя полностью россиянами и не могут представить себе жизнь в отрыве от России, хотя, на самом деле, в физическом смысле они живут вдали от нее. Люди смотрят российское телевидение и находятся под сильным воздействием всей этой пропаганды», особенно в ходе нынешнего конфликта между Востоком и Западом, отмечает он.

Однако Алексей Милованов, глава единственного в регионе независимого новостного агентства «Новый Калининград», считает, что знакомство калининградцев со своими соседями существенно ослабляет кремлевскую линию, поскольку жители региона получают непосредственные впечатления от жизни в Европе, тогда как большинство россиян такой возможностью не обладают.

«Некоторые наиболее неприятные вещи в (московских) телепрограммах по поводу европейцев состоят в следующем: нам говорят, что просто не нужно туда ездить, — отмечает он. — А происходит это потому, что у нас значительно больше возможностей посетить страны Евросоюза. Люди туда едут, они общаются с европейцами, они видят, что европейцы во многом похожи на нас. Поэтому мы разделяем геополитические взгляды большинства россиян, но мы не разделяем их фобий».

Безвизовые поездки

В течение последних десяти лет Польша, а также Литва, северный сосед Калининградской области, стали членами Евросоюза и НАТО, и в этих странах произошли глубокие экономические трансформации; они приближаются к европейским стандартам и правилам во множестве менее заметных областей.

Калининградская область также немного изменилась, однако она остается очень сильно милитаризированным, провинциальным и проблемным в экономическом отношении российским регионом. В прошлом году было зафиксировано 5 миллионов пересечений границы — по большей части речь идет о жителях Калининградской области, направляющихся в такие польские города как Гданьск, то есть в города, находящиеся в пределах 200-километровой зоны, которую они могут посещать в рамках программы безвизовых поездок. Многие жители Калининградской области говорят о том, что различия поразительные.

«На самом деле возникает такое ощущение, что ты находишься за границей, хотя до дома всего час езды, — говорит Кизерский. — Поля ухожены, города чистые, а дороги великолепные. Создается впечатление, что все поляки трудоголики. У них, конечно же, есть чему поучиться».

Вместе с тем Кизерский — как и многие другие люди — признает, что он, по большей части, ездит туда за покупками. В последние годы большую часть продуктов питания, а также одежду для членов своей семьи и некоторые виды мебели — он закупает в Польше. Даже с учетом недавней девальвации российского рубля цены там примерно на 30% ниже, говорит он.

Поляки пользуются преимуществом безвизовых поездок прежде всего для того, чтобы заправить свои автомобили, поскольку бензин на российской стороне также примерно на треть дешевле.

Калининградская область и «Европа»

«В центре города Калининграда находится огромный торговый центр “Европа”. И это весьма символично, поскольку мы и считаем Европу тем местом, где можно приобрести различные товары, — говорит г-н Милованов из агентства “Новый Калининград”. — В этом отношении мы совсем не европейский регион».

«Европа — это значительно больше, чем дешевые потребительские товары, — речь идет об определенном типе совместного проживания, — говорит Милованов. — Создается впечатление, что мы не способны понять эти ценности и привезти их домой, хотя мы постоянно посещаем Европу».

Выстроенная сверху вниз и организованная политическая система Калининградской области представляет собой зеркальное отражение того, что существует в «континентальной» России. Несмотря на продолжающийся уже в течение долгого времени эксперимент с региональными «специальными экономическими зонами», Калининградская область не смогла привлечь достаточного количества иностранных инвестиций для того, чтобы улучшить ситуацию в своей застойной экономике. Некоторые иностранцы уезжают из-за кризиса, и, кроме того, действие многих благоприятных положений существующего экономического режима истекает в следующем году.

Опросы общественного мнения показывают, что поддержка российской политики, включая аннексию Крыма и противодействие западным санкциям, находится в русле тех настроений, которые существуют в других частях России. Рейтинг популярности Путина в Калининградской области превышает 80%.

«Одно время было модным говорить о калининградском “сепаратизме”, однако сегодня таких разговоров уже нет, — отмечает Михаил Берендеев, политолог Балтийского федерального университета в Калининграде. — Мы все еще надеемся на то, что наш регион станет российским “окном в Европу”. Но существует реальная опасность того, что наша территория скатится назад к своей старой роли российского военного щита в противостоянии с Европой».

Возможности для бизнеса?

Однако Шаиг Мамедов, возглавляющий агрофирму, созданную на основе бывшего коллективного хозяйства, настаивает на том, что существуют положительные моменты в условиях нынешнего кризиса с его экономической войной, западными санкциями против России и ответными российскими санкциями, введенными Москвой против европейских производителей пищевых товаров.

Сам г-н Мамедов занимается производством продуктов питания, и начинал он свое дело в сложных условиях, поскольку, по его словам, он не мог конкурировать с дешевым импортом из Евросоюза. Но сегодня, несмотря на то, что многие жители Калининградской области закупают продукты в Польше, масштабный импорт запрещен, и поэтому открываются новые ниши для таких как он местных производителей.

«Мы обнаружили, что мы можем выращивать клубнику и продавать ее по чуть более высокой цене, чем в Польше, и в следующем году уже все местные фермеры будут этим заниматься, — говорит он. — Запрет на импорт продуктов питания, на самом деле, предоставляет местным производителям возможность для развития».

Однако ему не нравится нынешний кризис и существующая политическая напряженность, которые портят отношения России со своими соседями.

«Соседи оказывают большое влияние, и жители Калининградской области должны стать более похожими на них. Мы очень многому могли бы научиться. Я искренне надеюсь на то, что мы в какой-то момент их догоним. Я очень этого хочу».

inosmi.ru

Поделиться в соц. сетях

0